Об авторе    Исследования    Авторское    Интересное   Форум    Магазин   Скачать    Пожертвования   Помощь    Обратная связь
Главная страница
Расширенный поиск
Главная страница

Официальный сайт Сергея Николаевича Лазарева

Вера как основание

Суббота, 10 Сен. 2011

Существуют разные веры, и атеизм это тоже вера – вера в то, что Бога нет. Нам же интересны сейчас три веры, так как они тесно связаны с Россией.

Рассмотрим три реальные веры:

1)    Вера в Христа и Его идеалы (Христиане)

2)    Вера в победу мирового коммунизма (Идейные большевики конца XIX начала XX века)

3)    Вера в силу денег, власти и богатства (Служители Маммоны)

Наряду  с верой, любая из этих общностей характеризуется желанием идти до  предела в защите своей веры.  И это крайне интересная характеристика,  вытекающая из самой веры:

1)    Готовность умирать за идею – христиане.

2)    Готовность умирать и убивать за идею - большевики

3)    Готовность убивать за идею – поклонники Маммоны.

Понятия “умирать” и “убивать” надо понимать широко. Вот например, что говорил по этому поводу Антоний Сурожский:

Поэтому  первое, чему нас учит Христос, когда мы делаемся Его учениками это —  верить в человека, надеяться на всё от него и любить его, даже ценой  собственной жизни.

Опять-таки, когда я говорю “ценой собственной  жизни”, это не обязательно означает смерть, потому что можно целую жизнь  отдать для одного человека или для какой-нибудь группы людей, без того  чтобы умереть от этого в прямом смысле слова, телесно. Мученики умирали  телесно, свидетельствуя о своей вере во Христа. Но мы часто должны  вымирать и умирать для того, чтобы другой человек мог дышать свободно,  ожить, найти простор в своей жизни. Иначе сказать: должны жертвовать  собой, забывать о себе для того, чтобы помнить о другом человеке. Никто  большей любви не имеет, как тот, кто жизнь свою готов отдать ради своего  ближнего. А жизнь может быть долгая, трудная, когда человек ни о чем не  думает, что относится к нему, а только о возможности служить другому  человеку, другим людям. Вот первый шаг: быть учеником Христа значит  верить в человека, начиная с себя и продолжая всеми другими.

Аналогично  и термин “убивать”, следует понимать как в прямом, так и в широком смысле.

И тут мы видим полную противоположность между (1) и (3).

И Христос говорил то же: «Никто  не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а  другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не  можете служить Богу и маммоне». (От Матфея 6:24)

Сегодня в мире главенствует третья вера. И она и ее служители навязывают  идеалы своей веры. Шуточный мульт на эту тему

Идеалы  христиан и отчасти большевиков для поклонников третьей веры  (маммонистов)  непонятны и даже опасны, поэтому всячески  дискредитируются.

Жертвование собой названо фанатизмом. Т.е.  убивать за идею – нормально. Это может быть обосновано так или иначе, а  умирать за идею – фанатизм и опасное явление!

Различие веры и веренья

При  рассмотрении сложного вопроса веры не обойтись уточнения терминов. Что  есть вера. Ибо есть вера, а есть формальное приобщение к набору знаний,  именуемое вереньем (условно можно назвать внешней религиозностью). Вот  что пишет по поводу этого различия Хомяков А.С.

Вера  христианская - не рассудочное признание определенного набора истин,  именуемых догматами или заповедями. Такое признание есть дело только  разу­ма, а потому оно не открывает человеку Бога. “Грубый и ограниченный  разум, ослепленный порочностью развращенной воли, не видит и не может  видеть Бо­га. Он Богу внешен, как зло, которому он рабствует. Его веренье есть не более как логическое мне­ние и никогда не сможет стать верою, хо­тя нередко и присваивает себе ее назва­ние. Веренье превращается в веру и ста­новится внутренним движением к  Само­му Богу только через святость, по благо­дати животворящего Духа,  источника святости” (с. 172). “Вера не то, что веро­вание, - пишет он в  другом месте, - или убеждение логическое, основанное на вы­водах, а  гораздо более. Она не есть акт одной познавательной способности,  от­решенной от других... Вера не только мыслится или чувствуется, но,  так ска­зать, и мыслится и чувствуется вместе; словом - она не одно  познание, но позна­ние и жизнь” (с. 73). Лишь свободный нравственный  выбор Христа свидетельс­твует об истинности веры христианина и его  пребывании в Церкви. Ничто не мо­жет принудить личность к этому выбору.  Ничто и никто, даже Сам Бог.” (Хомяков А.С.  Полн. собр. соч. 5-е изд. Т.8.М., 1897)

В  этом понимании, вера, а не внешняя религиозность является основой  любого серьезного движения: будь то вера в Христа, или коммунизм, или в  деньги. Только вера, принимаемая не разумом только, а всем существом  человека делает его членом своей общности. Только искренняя вера, а не  внешняя религиозность (веренье) побуждает человека идти до предела. В  христианстве такой верой обладали святые и многие миряне, ставшие  мучениками за веру во времена гонений. В большевизме такой верой  обладали коммунисты конца XIX начала XX века, готовые умереть или  уничтожить хоть всю страну ради разжигания пожара мировой революции, в  маммонизме без такой веры не пробиться на вершины властного и  финансового олимпа.

В этом смысле вера христианская в России XIX -  начала ХХ века чрезвычайно разжижилась, повсеместно замещаясь  формальной религиозностью. Хотя при этом были и святые вроде Серафима  Саровского, Иоанна Кронштадтского, но в целом общество утрачивало веру  катастрофическими темпами. И связано было это, прежде всего, с  увлеченностью «Западом». Когда все свое исконное признавалось  отсталостью и пережитком, а пришедшее с запада – образцом всего  прогрессивного, передового, развитого.

Веру потеряли сначала верхи, интеллигенция, потом это «просвещение» перекинулось на народные массы.

В  итоге, сохранялась форма – внешняя религиозность – но вера уходила,  переставая быть основным регулятором жизни общества. Но место одной веры  всегда будет стремиться занять другая вера. В данном случае – вера в  силу денег, власти и богатства.

Экономический рост России, при замене  веры христианской маммонизмом, грозил превратить Россию в подобие  Европы, где вера христианская давно ушла в глубокое подполье. Настолько  глубокое, что его порой и не видно. Хотя внешняя религиозность –  присутствует. Но по факту веру христианскую сменила вера номер три из  нашего списка.

По мнению аналитиков, при сохранении темпов  экономического роста, Россия могла бы уже к середине ХХ века войти в  тройку ведущих экономик мира, и даже занять лидирующее положение,  доминировать в Европе, превысить хозяйственный потенциал всех  европейских держав, вместе взятых.

Почему в XX веке в России победили большевики?

Россия  конца XIX начала XX века все больше отходила от веры и все больше из  (1) погружалась в (3), перенимая идеалы Западного «прогрессивного»  общества.

Но двигаясь капиталистическим путем, Россия окончательно  потеряла бы христианскую веру, как потеряла ее Европа. Духовность  постепенно умирала, и этот процесс мог продолжиться.

Отход от  христианских идеалов и незаметная подмена их идеалами мамоны ощущалась  народом на уровне культурного кода (можно иначе сказать: души народа,  народного подсознания, или сверхсознания,- кому как больше нравится), и  все больше нарастало духовное напряжение несоответствия существующего  положения вещей, желаемому, или даже, единственно приемлемому –  христианским идеалам справедливости.

Вероятно, поэтому идеи  большевиков оказались более созвучны нашему народу, чем неозвучиваемые,  но реально входившие в жизнь, идеалы маммоны, идеалы Западного мира. И  люди выбрали (2) вместо (3).

Выбор (1) в этот момент оказался  невозможен. Возможно потому, что вера была замещена формальной  религиозностью большинства. Об этой проблеме Церкви говорит Антоний  Сурожский.

В Церкви не исчез Святой  Дух, но она разжижилась. И потребовалось кровавое очищение, отделившее  истинных верующих от приспособленцев.

Новая общность людей может быть  сплочена только верой, а не религиозностью (это касается и  коммунистической веры, где нужны были в хорошем смысле фанатики, готовые  не только убивать, но и умирать за идею). Только желание идти до  предела способно создать новый общественный организм.

И я  призываю к возрождению идеалов христианской жертвенной любви, а не иных.  Экономическую же и модель нужно брать социалистическую – проверенную  опытом, и созвучную культурному коду народа.

Александр Смирнов

09.05.2011

Источник: http://mefodiy2009.livejournal.com/9659.html
Мнение автора и администрации сайта не всегда может совпадать с мнением авторов представленных материалов.

Следующая запись: Сергей Кургинян: Мир спасется через катакомбы [видео]

Предыдущая запись: Дух времени (трилогия) / Zeitgeist / Zeitgeist: Addendum / Zeitgeist: Moving Forward (Питер Джозеф / Peter Joseph) + анонс Zeitgeist:Beyond the Pale (Дух времени 4) [2007-2011, Документальный] [видео]

Комментарии

Чтобы размещать комментарии, вам нужно зарегистрироваться