Об авторе    Исследования    Авторское    Интересное   Форум    Магазин   Скачать    Пожертвования   Помощь    Обратная связь
Главная страница
Расширенный поиск
Главная страница

Официальный сайт Сергея Николаевича Лазарева

Уголовники против людей. Новый “передел”? [видео]

Четверг, 30 Май 2013

В нынешнем году исполняется 60 лет печально известной амнистии 1953-го, в результате которой страну буквально захлестнула волна преступности. Но хоть с той поры и минуло несколько десятков лет, а проблемы возникают во многом схожие. В 2013-м в России могут сократить 170 учреждений системы исполнения наказаний. В результате может возникнуть дефицит из 74 тысяч мест. Как его будут ликвидировать? Смягчением наказаний — другого пути, похоже, не существует.

Уголовники против людей. Новый “передел”?

Ситуация складывается в лучших традициях “хотели как лучше,  получилось как всегда”. То есть переполненность российских тюрем и, как  следствие, тяжелые условия содержания были одной из главных причин  либерализации некоторых статей Уголовного кодекса. Все просто - меньше  обвинительных приговоров, меньше число заключенных. А дальше включается  бюрократическая логика. Коль у нас заключенных меньше, то и сотрудников  ФСИН надо сокращать. А следом и колонии.

Мы с вами должны понимать, что эти 170 колоний вольются в наше  общество. И понятно, что без какой-либо социальной поддержки, то есть  без возможности устройства на работу, фактически без надзора”, -  отметила председатель правления правозащитного движения “Сопротивление”.

По ее мнению, затеянная шесть лет назад реформа по гуманизации  системы наказаний “была абсолютно непродуманной”. И мы, возможно,  получим, к сожалению, эскалацию преступности. “Сохраняется страх, что  из-за сокращения (исправительных учреждений) в общество могут вытряхнуть  людей потенциально опасных”, - отметила Ольга Костина. “Тем более, что  при внесении поправок о гуманизации (системы наказаний) были попытки  включить туда преступления против жизни, свободы и здоровья”, -  напомнила она.

А сегодня цифры таковы. Если по отчету ФСИН на конец прошлого года  было 148 колоний-поселений, то согласно краткой справке этого ведомства  на 1 мая 2013 года их было уже 128. То есть сокращено уже 20. И,  скажите, вы уже слышали об увеличении уровня преступности? Или нет?

Непонятно вот что: почему после заявления ФСИН о сокращении колоний и  образовании дефицита мест для 74 тысяч заключенных не созывалось  расширенного межведомственного заседания силовых структур? Почему никак  не отреагировало на это МВД России?

В “Правде.Ру” был опубликован материал о проблеме еще 26 марта (см. ниже 60 лет спустя: Холодное лето 2013 года),  но ни одно ведомство не отреагировало на ту публикацию. И поэтому  сейчас мы хотели бы попросить вас высказаться о проблеме: вас устраивает  такое положение вещей? Мы должны попросить силовиков рассказать о том,  будет ли наше общество жить в безопасности? Или нас ждет новое “холодное  лето”?

Оставляйте здесь или под видео свои комментарии, они важны для нас.

Уголовники против людей. Новый “передел”?

Новое “холодное лето” - 2013?

60 лет спустя: Холодное лето 2013 года

Про 170 сокращаемых колоний данные  вполне официальные. Про них в конце февраля говорил глава Федеральной  службы исполнения наказаний Геннадий Корниенко на заседании коллегии  ведомства. По его словам, штаты службы сокращены на 10 процентов. Из-за  нехватки персонала придется сокращать исправительные учреждения.  Заключенных придется переводить в те, что остаются. А это неизбежно  приведет к ухудшению условий содержания.

И это при том, что количество осужденных  в исправительных учреждениях сокращается. За прошлый год их стало на 55 тысяч меньше. ныне в местах лишениях свободы пребывают чуть более 585 тысяч человек.

В минувшем году в СИЗО поступили 258 тысяч человек, что на пять процентов меньше, чем годом ранее. В 2012-м  суды приняли решение о смягчении наказания в отношении 83 тысяч человек.

Ситуация складывается в лучших традициях  “хотели как лучше, получилось как всегда”. То есть переполненность  российских тюрем и, как следствие, тяжелые условия содержания были одной  из главных причин либерализации некоторых статей Уголовного кодекса.  Все просто — меньше обвинительных приговоров, меньше число заключенных. А  значит, лучше условия содержания тех, кто все же оказался в местах не  столь отдаленных.

И по сути все так и происходит. Но с  весьма существенными дополнениями, которые по сути сводят на нет благие  начинания. То есть и обвинительных приговоров стало меньше, и число  осужденных снижается. Ну, а дальше включается бюрократическая логика.  Коль у нас заключенных меньше, то и сотрудников ФСИН надо сокращать. А  следом и колонии.

В итоге получается, что и условия для  заключенных не улучшаются, и опять дефицит мест в исправительных  учреждениях возникает. Который, по идее, должен был бы исчезнуть в связи  со смягчением наказаний.

Имеется и еще одна сторона дела. Где  гарантия, что досрочное освобождение — в рамках борьбы с дефицитом мест —  не приведет к росту преступности? Поневоле начинаешь проводить аналогии  с амнистией 1953 года…

Впрочем, президент Фонда помощи  заключенным, член Общественной палаты РФ Мария Каннабах, сокращение  числа исправительных учреждений и сотрудников ФСИН приветствует. По ее  мнению, раз их число сокращается, значит будет сокращаться и количество  осужденных.

“Очень бы хотелось, чтобы домашний  арест, браслеты электронные — все у нас активно внедрялось”, — сказала  Мария Каннабих “Правде.Ру”. Тогда, по ее мнению, на состоянии системы  исполнительных наказаний сокращение практически не повлияет.

Но, подчеркнула Каннабих, преступность  будет сокращаться только в том случае, если будет действенная программа  реабилитации для освободившихся из мест заключения. “Тогда преступность у  нас будет не такая рецидивная, как нынешняя и наше общество станет  более безопасным”, — говорит Мария Каннабих.

“Сокращение сотрудников (ФСИН) при этих  условиях не будет слишком болезненным. Но если все названное не  случится, то это, конечно, отразится на наших осужденных очень  болезненно”, — сказала Мария Каннабих.

В свою очередь, председатель правления  правозащитного движения “Сопротивление”, член Общественной палаты РФ  Ольга Костина в беседе с корреспондентом “Правды.Ру” сказала, что была  “ошарашена” цифрами, прозвучавшими на коллегии ФСИН.

“Дело в том, что в нашей стране нет  объективно никаких механизмов ре-социализации освободившихся из мест  лишения свободы. Мы с вами должны понимать, что эти 170 колоний вольются  в наше общество. И понятно, что без какой-либо социальной поддержки, то  есть без возможности устройства на работу, фактически без надзора”, —  отметила она.

По мнению Ольги Костиной, затеянная  шесть лет назад реформа по гуманизации системы наказаний “была абсолютно  непродуманной”. “Я думаю, она приведет к тому, что мы, возможно,  получим, к сожалению, эскалацию преступности. Нужно признать, что  рецидивная преступность в России последние годы сильно выросла. Об этом  тоже говорится в официальных документах и я думаю, что это именно  потому, что отсутствие механизма ре-социализации приводит к повторному  правонарушению со стороны тех, кто освободившись, не может найти ни  работы, ни денег на проживание, ни места жительства зачастую”, —  подчеркнула она.

“На сегодняшний день мы имеем то, что  имеем — фактически провалившуюся попытку реформы ФСИН. Очень большие  трудности у самих сотрудников, зарплаты невелики. Работа очень тяжелая и  эмоционально, и психологически. К сожалению, на недавно прошедших  коллегиях подчеркивалось, что в разы подскакивает уличная преступность. И  я полагаю, что это скорей всего тоже результат отсутствия у нас  механизмов контроля и ре-социализации освободившихся из мест лишения  свободы”, — заявила Ольга Костина.

“Сохраняется страх, что из-за сокращения  (исправительных учреждений) в общество могут вытряхнуть людей  потенциально опасных”, — отметила Ольга Костина. “Тем более, что при  внесении поправок о гуманизации (системы наказаний) были попытки  включить туда преступления против жизни, свободы и здоровья”, —  напомнила она.

По ее словам, к проблеме внимания  властей пока привлечь не удается. “Мы и в Общественной палате часто об  этом говорили, мне приходилось писать в разные инстанции”. — отметила  она.

По словам правозащитницы, реакция была  разная. “Сначала на нашу критику обижались. Сейчас, может быть, не  обижаются, но особенно не реагируют”, — заметила она. При этом,  подчеркнула Ольга Костина, главная задача все же не критиковать, а  совместными усилиями добиться результата. 

Олег Артюков

26.03.2013

Источник: http://www.pravda.ru/news/society/29-05-2013/1158726-summer-0/
Мнение автора и администрации сайта не всегда может совпадать с мнением авторов представленных материалов.

Следующая запись: Черный папа (Интервью О.Н. Четвериковой) (март 2013) [видео]

Предыдущая запись: Умная бумага LEAP будет следить за вами

Комментарии

Чтобы размещать комментарии, вам нужно зарегистрироваться