Об авторе    Исследования    Авторское    Интересное   Форум    Магазин   Скачать    Пожертвования   Помощь    Обратная связь
Главная страница
Расширенный поиск
Главная страница

Официальный сайт Сергея Николаевича Лазарева

Пути к стяжанию Иисусовой молитвы

Понедельник, 25 Фев. 2013

Многие пытаются понять этапы Иисусовой молитвы, как развивается этот священный труд. Легко ли она дается? Нужны ли борьба и усилие? Необходимо ли понуждение?

Фрагмент из книги: Архимандрит Иерофей (Влахос) - Одна ночь в пустыне  Святой Горы

— Хочу вернуться к тому, о чем мы вели беседу ранее. Вы указали на  возгревание сердца. На то, что оно бывает при мысли об аде, рае, своей  греховности и тому подобное. Не создает ли это проблемы? Ведь до того вы  говорили, что нам нужно творить молитву без образов. Ум должен быть  нерассеянным. Не помешают ли такие мысли чистоте молитвы?

—  Прежде всего хочу подчеркнуть, что они не являются мыслями... просто  мыслями. Это не образная, но умная деятельность. Мы не просто  размышляем. Мы живем.

Например, размышляя как-то об аде и о том, что он —  самое подходящее место для меня по причине бесчисленных моих грехов, я  оказался в том беспросветном мраке. Я испытал его невыносимую тяжесть и  непередаваемое страдание. Когда же я пришел в себя, вся моя келлия  издавала зловоние... Вы не можете понять адского смрада и муки  осуждения...

Я  все более сознавал, что нахожусь подле святого старца, который держит  свой ум в аде. Не хотелось прерывать его просьбой дать объяснение...

—  Возгревание при посредстве таких мыслей совершается до молитвы. Ибо,  когда начинается в теплоте сердечной молитва, возбраняется любая мысль  на такие темы, и мы стараемся свести ум и сердце в слова молитвы. Таким  образом достигается безобразность, о которой столько говорили отцы. Ум  характеризуется отсутствием привидений и мечтаний.

Внутренняя молитва — подвиг. Она укрепляет верующего в его борьбе с диаволом,      вместе с тем сама являясь скорбной и кровопролитной борьбой. Мы стараемся      сосредоточить ум в слова молитвы, чтобы сделать его немым и безгласным      при каждой мысли (все равно, благой ли или злой), которую приносит нам      лукавый, т.е. чтобы не прислушиваться к идущим извне помыслам и не отвечать      на них.

Нужно совершенно пренебречь помыслами и не желать собеседования      с ними, любым способом достичь полного безгласия ума, поскольку только      так можно сохранить душу в безмятежии, так что молитва будет действовать      эффективно.

Известно, что из ума мысли направляются в сердце и тревожат      его. Встревоженный ум тревожит и душу. Подобно тому, как ветер подымает      волны на море, вихрь мыслей вздымает бурю и душе.

Для внутренней молитвы      необходимо внимание.

Вот почему отцы говорят о соединении поста и молитвы. Пост держит ум в постоянном бодрствовании и готовности на всякое благое      дело, молитва же привлекает Божественную благодать.

Для того, чтобы молитва была внимательной, мы используем различные средства.

Прежде чем приступить к священному труду — молитве, будем иметь в виду,      что на всем ее протяжении от нас требуются горячее желание и надежда с      верой, полная самоотдача и безграничное терпение, связанное с упованием      на любовь Божию.

  • Начинаем с “Благословен Бог...” Читаем “Царю Небесный...”,      Трисвятое.
  • Затем с сокрушением и умилением произносим 50-й псалом (покаянный)      и непосредственно за ним “Верую”. В это время стараемся сохранить ум в      тишине и безмолвии.
  • Возгреваем сердце различными мыслями без образов,      о чем говорилось ранее; когда же оно согреется и мы, возможно, прольем      слезы, начнем Иисусову молитву.
  • Медленно проговариваем слова, стремясь      к тому, чтобы ум не рассеивался и следил за ходом слов. Нужно, чтобы они      следовали” друг за другом и между ними не вклинивались помыслы и события.
  • После “помилуй мя” тотчас начинаем “Господи Иисусе Христе...”; образуется некий круг и устраняется вмешательство      диавола. Нужно знать, что диавол любым способом стремится разорвать связность      слов и проникнуть в ум и сердце. Стремится отворить малую щель, подложить      бомбу (помысл) и отбросить все святые усилия. Нам нельзя позволить ему      сделать это...
  • Будем проговаривать Иисусову молитву громко (устами), чтобы      внимало и ухо, тем самым и ум получит помощь и станет более внимательным.

Другой путь — неспеша произносить молитву умом или сердцем и после “помилуй      мя” немного подождать, пока не ослабнет внимание, после чего вновь начинать      с самого начала молитву.

В тех случаях, когда для возгревания сердца мы      прибегаем к мыслям о своей греховности, хорошо было бы добавлять слово      “грешнаго”, как советуют отцы. То есть: “Господи Иисусе Христе, Сыне Божий,      помилуй мя, грешнаго”.

Благодаря этому мы подчеркиваем то, что чувствуем.

Однако, если ум утомляется проговаривать всю молитву, ее следует сократить: “Господи Иисусе Христе, помилуй мя”; или же: “Господи, помилуй мя”; или:      “Господи Иисусе”.

Также, когда христианин преуспеет в творении молитвы,      слова можно сократить. Иногда останавливаются на слове “Иисусе”, которое      повторяют непрерывно (“Иисусе”, “Иисусе”, “Иисусе”, “Иисусе мой”), и тогда      волна умиротворения и благодати охватит тебя. Нужно пребывать в этой сладости,      которая явится тебе, и не прерывать молитву.

Даже для совершения положенного      тебе правила. Удержи эту теплоту сердечную и воспользуйся даром Божиим.      Ибо речь идет о великом даре, который Бог послал свыше. Эта теплота окончательно      поможет приковать ум к словам молитвы, сойти в сердце и оставаться там.      Если кто-либо захочет весь день посвятить молитве, пусть послушает совет      святых отцов: какое-то время молиться, какое-то читать и затем вновь посвятить      себя молитве. Также, когда занимаемся рукоделием, постараемся читать молитву.

...Между прочим, помощь делателю молитвы оказывает соответствующее положение      тела.

При многочасовых молитвах отцы рекомендуют сесть на скамейку, закрыть      глаза или устремить их на устойчивую точку, предпочтительнее на грудь      — место, где находится сердце.

Святой Григорий Палама приводит пример      пророка Илии, который, как говорит Священное Писание, “взошел на верх      Кармила, и наклонился к земле, и положил лице свое между коленами своими”,      и таким образом упразднил засуху. “И оставался там, и небо стало мрачно      от туч и от ветра, и пошел большой дождь” (I Цар. 18, 42-45). Вот так,      отец мой, по молитве в этом положении пророк отверз небо. Подобно и мы      открываем Небо, и потоки Божественной благодати сходят в наше сухое сердце.

Позднее я прочитал приведенное место из сочинения святого Григория Паламы,      на которое указал мне старец. Философ Варлаам иронично называл исихастов      имеющими душу в пупке”, а святой Григорий Богоносец, защищая их позицию      и деятельность, ответил “И сей совершенный в Боговидении Илия, преклонив      голову к коленям и тем самым с большим напряжением собрав ум в себе и      в Боге, разрешил многолетнюю засуху”.

Святой отец-созерцатель рекомендует      в качестве хорошего вспомогательного средства также фиксацию глаз: “Не      переводи взгляд с места на место, но сосредоточь его на какой-либо опорной      точке — на груди или пупке; благодаря такому положению тела рассеивающаяся      во вне через зрение сила ума возвратится внутрь сердца”.

— Кроме того, — продолжал старец, — место играет важную роль. Оно должно      давать безмолвие и обеспечивать внешнее спокойствие.

Необходимо также      соответствующее время. После рабочего дня ум обычно отвлекается на многие      предметы, поэтому отцы рекомендуют упражняться в умной молитве, главным      образом, утром, в течение часа или двух до восхода солнца, когда ум бодр      и нерассеян и тело получило отдых. Тогда пожинаем богатые плоды.

— Если же, отче, ум рассеивается и я вижу, что это случается часто, какой      метод можно использовать, чтобы его собрать?

— По многим причинам существуют бесплодные дни и часы, когда трудно творить      молитву. Заниматься ею в эти моменты утомительно и тягостно. Однако, если      будем тверды, благодать Божия поможет нам. вновь обрести молитву; благодаря      ей мы неизменно станем преуспевать в богозрении.

Укажу Вам несколько способов,      которые помогают преодолеть эти бесплодные дни и часы.

Прежде всего, никоим образом нельзя терять мужество.

Затем: в такое время      нужно молиться, главным образом, устами. Возможно, что у сильных людей      (благодатных) есть дар, и они могут легко сосредоточить ум в словах молитвы      и непрерывно молиться. Мы же, слабые и грешные, исполненные страстей,      нуждаемся в том, чтобы прилагать всяческое усилие, и поистине проливать      кровь. Нужно нам, когда видим, что ум постоянно рассеивается и блуждает,      просить помощи у Бога. Подобно тому как Апостол Петр, когда увидел сильный      ветер и, начав тонуть, вскричал: “Господи, спаси меня” (Мф. 14, 30), —      так поступим и мы, когда поднимется буря помыслов и нерадения. Случится      и с нами то, что произошло с Апостолом: “Иисус тотчас, простерши руку,      поддержал его”. Т.е. по усердной молитве с помощью Божией все эти прилоги,      находящие для того, чтобы отвлечь ум, рассеются, сожженные незримо именем      Христовым. Повторяю, не следует в таких случаях поддаваться панике, но      необходимо продолжать оказывать сопротивление диаволу. Оно должно быть      тем сильнее, чем сильнее нападение лукавого...

В часы молитвы нельзя также внимать пусть даже благим помыслам. Ибо они      возбуждают ум, и он, возбужденный, принимает и злые мысли. Итак, благие      помыслы во время молитвы открывают путь, по которому триумфально шествует      диавол, разбивая священный труд молитвы; и впадаем мы в духовное прелюбодеяние.      Поэтому отцы говорят, что ум, удаляющийся при Иисусовой молитве от памяти      Божией и блуждающий тут и там, совершает духовное прелюбодеяние. Он предает      Бога и отрекается от Него. Разве не величайший грех — предательство и      отверженис Сладчайшего Иисуса, к радости ненавидящего добро и завистливого      врага?

Помимо того, если мы не сможем сосредоточить ум, чтобы он не рассеивался,      нам предстоит борьба и потребуются еще большие усилия. Лодка, отец мой,      может плыть по морю или под парусом (если есть ветер), или же с помощью      весел (если ветер отсутствует). Так и в молитве. Она идет успешно, когда      в нас действует теплота благодати Христовой. При отсутствии ее нужен труд      по продвижению на веслах, т.е. величайшая борьба.

Тогда обратимся за помощью к отцам. Будем читать их книги, чтобы сосредоточить      ум.

Когда же во время чтения почувствуем умиление, прекратим его и станем      заниматься Иисусовой молитвой.

Итак, другими словами следует иметь в виду,      что книги читаются внимательным сердцем, а не сухим рассудком. Будем изучать      книги, которые написаны сердцем и читаются с удовольствием тоже сердцем.      То есть рекомендуется чтение и одновременно Иисусова молитва.

Станем произносить      различные псалмы пророка Давида или же обратимся к псалмопению. Еще хорошо      заранее отобрать несколько умилительных тропарей, в которых речь идет      о божественной любви, о нашей греховности, о Втором Пришествии, о взывании      к Богу о помощи и тому подобное, и непрерывно произносить их, но не петь.      Или читать различные умилительные молитвы, составленные святыми отцами,      например, святым Исааком Сириным. Ранее я уже говорил, что в таких случаях нужно читать вслух.

И еще: если молитва становится в тягость, ее произносят      по четкам. Разумеется, тогда имеем немного плодов, однако никогда не следует      останавливаться пусть даже для малейшего отдыха от нее. Повторяю вновь,      что в этих случаях требуется великое терпение и выдержка. Возможно, те      помыслы, которые будут приходить, окажутся полезными для нас. Будем использовать      их для очищения.

— Они помогают очиститься? Как это?

— Когда диавол увидит, что мы молимся и стремимся сосредоточить внимание      ума в молитве, он использует все средства для того, чтобы рассеять его,      всячески изощряется, прибегая, главным образом, к тем помыслам, которые      особенно нас терзают. Он бьет в чувствительное место, причиняя нам массу      страданий. Сластолюбцу внушает сластолюбивые мысли, сребролюбцу — сребролюбивые,      честолюбцу — честолюбивые...

Итак, по помыслам, которые обычно приходят      в часы молитвы, мы можем понять наши уязвимые места, нечистоту, которая      есть в нас, существование страстей и сможем направить туда свое внимание      и борьбу.

— Отче, простите за то, что перебиваю. Сознаю, что имею мало опыта в      деле Иисусовой молитвы. Тем не менее, когда прикладываю усилия и занимаюсь      ею, по причине усталости у меня начинается головная боль; часто боль возникает      и в сердце. Что это? Как следует поступать в таких случаях?

— Головная и сердечная боли возникают в начале подвига верующего, подвизающегося      в духовном делании. Иногда ему кажется, что голова его раскалывается;      равным образом и сердце. У него бывает столь сильная головная боль, что      ему кажется, что он умирает. Эта боль (отчасти физическая) объясняется      непривычкой ума к такой деятельности и особым положением тела. Вместе      с тем человек часто становится объектом нападения диавола, стремящегося      остановить молитву.

При головной боли требуется настойчивость; относительно      сердечной нужно сказать, что, возможно, верующий преждевременно приступил      к этому труду, используя методы, непригодные для него. Однако сердечная      боль может и помочь ему, поскольку возникает повод сосредоточить ум в      том месте, где болит, и совершать непрерывную молитву.

— Эта Ваша мысль очень сжата; я бы хотел, чтобы Вы объяснили подробнее,      конкретнее. Почему, когда ум страдает, нужна настойчивость?

— Потому что тогда непосредственно начинается его очищение. Оно выражается      в слезах.

Они начинают течь рекой, ум очищается и сходит в сердце.

Прекращаются      скорбь и беспокойство — благодаря слезам, которые нельзя остановить, которые      нельзя объяснить, к которым не прикладывались усилия.

Он замолчал. Я увидел, как на его лице заблестела большая слеза и осветила      его. Непроизвольно прослезился и я. Его голос, светлые мысли пробудили      мое окаменевшее сердце. Я вспомнил святого Арсения, о котором в “Отечнике”      говорится: “О нем рассказывали, что всю свою жизнь, сидя за рукоделием,      он имел кусок полотна на груди для слез, которые падали из его глаз. Когда      авва Пимен услышал о его смерти, он прослезился и произнес: “Блажен ты,      авва Арсений, потому что оплакал себя здесь, в мире. Ибо кто не оплакивает      себя здесь, будет плакать вечно в иной жизни. Либо здесь произвольно,      либо там в муках. Не плакать невозможно”.

Он меня прервал.

— Не нужно тотчас, — сказал он, — останавливаться, как бы выходить из      моря неиссякаемых слез, лишь только возникнет какая-нибудь боль. Поскольку      эти мысли внушает диавол, который чрезвычайно лукав, коварен и жесток      и стремится погубить нас, предать вечной смерти. Делатель молитвы знает      приемы лукавого и его замыслы. Он нашептывает: “Прекрати молитву, ибо      ты сойдешь с ума, ибо у тебя разболится сердце”.

Зачитываю тебе пример      из “Отечника”: “Был некий монах, которого каждый раз, когда он приступал      к молитве, охватывали озноб и жар, сопровождавшиеся головной болью. И      говорил он в себе: “Вот, я болен и скоро умру. Поднимусь же прежде смерти      и сотворю молитву”. И лишь только завершалась она, прекращался и жар.      Итак, вот какую мысль противопоставлял брат, совершая молитву и побеждая      лукавого”. Стало быть, любую скорбь делатель молитвы должен преодолевать...

— Отче, мне хотелось бы, чтобы Вы подробнее рассказали о сердечной скорби.      Знаю, что отцы придают большое значение ей и рассматривают ее как удобный      путь при прохождении Иисусовой молитвы. Если сочтете нужным, выскажите      мне какие-нибудь мысли по данной теме

— Истинно то, что ты только что сказал. Отцы, занимавшиеся Иисусовой      молитвой, или, лучше, жившие в ней, проходили через эту ступень и, следовательно,      придавали ей большое значение. Эта скорбь должна прийти — это безусловно      понятно тем, кто постоянно занимается Иисусовой молитвой. Они придают      ей большое значение, ибо благодаря этой скорби уразумеваем, что ум сходит      в сердце и по действию Духа Святого соединяется с ним; и воцаряется мир      в душе и теле, очищается мыслительная часть души и ясно различаются помыслы.      Они лишь тогда могут хорошо быть различимы, когда мы поймем их развитие      и результат, к которому они ведут. Исихасту, внешне не совершающему греха,      прекрасно знакомо состояние грешника. Это происходит потому, что вследствие      аскетического опыта он хорошо знает прохождение помысла в уме — его путь      и завершение.

Вот почему наблюдается следующий факт: подвижник, у которого      под действием молитвы сердце становится чрезвычайно восприимчивым, может      в то время, когда молится за кого-либо, почти тотчас понять, в каком состоянии      тот находится. Он становится прозорливым.

Но изложу все по порядку.

Ранее мы говорили о том, что молитва имеет целью единство всего человека,      то есть трех сил души.

Нужно сосредоточить внимание в сердце, затем ум      и сердце соединяются. Ибо, по словам отцов, прежде всего сердце чувствует      присутствие Божие, присутствие благодати, и только потом их воспринимает      рассудок. Отцы вначале жизнью познавали Бога, а потом уже богословствовали,      отстаивая свой жизненный опыт. Итак, сердце чувствует теплоту и сладость      присутствия Святого Духа.

Напротив, отсутствие благодати узнается по равнодушию      и холодности сердца.

Повторяю: вначале любят Бога сердцем и затем умом. Заповедь Господня ясна: “Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим,      и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим...”      (Лк. 10, 27).

Возможно, Вы знаете, что разум не отвергается Церковью,      но после грехопадения ему не хватает гибкости для постижения Бога. Однако      когда разовьется внутреннее духовное чувство, тогда и он будет в состоянии      воспринимать Бога.

Сердце же способно судить о том, падаем ли мы или храним      заповеди Божии. Единство ума и сердца достигается только по действию Всесвятого      Духа.

Покаянием и хранением заповедей Христовых мы приобретаем благодать;      и ее действием ум находит сердце и соединяется с ним.

Это важный шаг в      Иисусовой молитве и богозрении. Вот почему сердце человека должно быть      сокрушенным. “Сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит” (Пс. 50, 19).

Разумееется, для того, чтобы свести ум в сердце, многие пользуются разными      другими способами, но надо сказать, что самый безопасный — покаяние.

Следовательно,      очень хорошо, оплакивая свои грехи, иметь скорбь в сердце (иногда же и      теплоту) и вообще улавливать сердечные движения и чувства. Но это должно      совершаться постепенно.

Может случиться, что резкое действие молитвы в      сердцах немощных и неочищенных вызовет небольшое нарушение, которое хотя      и не будет иметь серьезных последствий, однако остановит молитву. В такой      скорби советуют творить Иисусову молитву устами.

Но, если сердце в состоянии,      рекомендуется внимать ему и при скорби. Конечно же, это предстоит определить      нашему опытному и духоносному отцу. Эта скорбь целительна, естественна      и спасительна. Многие подвижники считают, что у них порок сердца; они      посещают врачей, и те не находят у них никакой болезни. Это скорбь благодатная. Она говорит о том, что молитва сошла в сердце и действует там. Это весьма      важный момент.

— Я слышал, что многие святые чувствовали, как молитва начинает действовать      в сердце в определенный момент; они хорошо чувствовали, что она — дар      Божий по ходатайству Богородицы. Верно ли это?

— Разумеется. Многие святые исихасты прекрасно осознают момент, когда      молитва начинает действовать в сердце. И тогда они непрерывно ее творят,      какой бы ни занимались работой. Она не прекращается в них вообще. Действительно,      они воспринимают ее как дар Пресвятой Богородицы.

Святой Григорий Палама,      молившийся перед иконой Богородицы и повторявший: “Просвети тьму мою”,      — стяжал дар богословия. Нужно сказать, что любовь к Богородице тесно      связана с любовью ко Христу. Мы любим Богородицу, поскольку любим Христа,      или же любим Ее, желая достичь любви ко Христу. Отцы хорошо выразили это.      Святой Герман, Патриарх Константинопольский, говорит: “Если бы не предстательствовала      Ты, Богородице, никто не явился бы свят... никто не может спастись, кроме      как Тобой, Богородице”. А святой Григорий Палама говорит: “Она — единственная      граница между тварной и нетварной природой; никто не пришел бы к Богу,      если бы не Она и Рожденный из Нее Посредник; и не имели бы ни Ангелы,      ни люди даров от Бога, кроме как через Нее”. Многие дары получаем мы благодаря      Богородице. Дав нам величайший дар — Христа, не подаст ли Она и другие?      Поэтому, молясь, мы должны говорить не просто: “Предстательствуй за нас”,      — но: “Пресвятая Богородице, спаси нас”.

— Мне хотелось бы вернуться к тому вопросу, который возник у меня, когда      Вы говорили о единении ума и сердца. Ум, сошедший в сердце, пребывает      там постоянно. Но, если это так, каким образом человек может трудиться,      выполнять свое служение и тому подобное?

— Прежде всего, ум не смешивается с сердцем и не упраздняется. Он становится      совершенным и приходит в свое естественное состояние. Неестественно, когда      он пребывает вне своей сущности (сердца). Молитвой он отбрасывает все      чуждое.

После того, как ум сойдет в сердце, остается, если можно так сказать,      небольшой избыток. При таком избытке можно заниматься и другими делами,      не отрывая ум от сердца.

Например, иерей-исихаст во время Божественной      литургии молится вслух или говорит что-либо соответствующее при совершении      Таинства диакону или другому иерею и при этом не изводит ум из сердца.

Однако, если “избыток” ума обратить к вещам неподобающим, можно целиком      и полностью отсечь его от своей сущности.

Вот почему подвижник в часы      молитвы перебирает четки чтобы занять этот избыток и не причинить уму      зла. Наверное, Вы хорошо понимаете, что благодаря этому “избытку” диавол      жестоко воюет против нас.

Скачать книгу: Архимандрит Иерофей (Влахос) - Одна ночь в пустыне  Святой Горы

Новость по теме: Иисусова молитва не для мирян? [видео]

Мнение автора и администрации сайта не всегда может совпадать с мнением авторов представленных материалов.

Следующая запись: Вся правда о составе детского печенья

Предыдущая запись: Брахма-мухурта. Заведите свои будильники

Комментарии

Чтобы размещать комментарии, вам нужно зарегистрироваться