Об авторе    Исследования    Авторское    Интересное   Форум    Магазин   Скачать    Пожертвования   Помощь    Обратная связь
Главная страница
Расширенный поиск
Главная страница

Официальный сайт Сергея Николаевича Лазарева

Просто я не люблю своего ребёнка

Вторник, 23 Июл. 2019

Она сидит напротив, и я жутко нервничаю. Ведь я всего лишь школьный психолог на полставки. Меня всего лишь попросили поговорить с мамой «трудного» мальчика, который регулярно срывает уроки в 6 классе. С первой моей фразы она принимается плакать и повторять одну и ту же фразу:

– Я просто его не люблю, Вы понимаете? Ну не могу я его любить, хотя очень хочу. Я не могу… 

Я иду в учительскую, чтобы найти тайный запас кофе у завуча. Кипячу воду и медленно размешиваю сахар, стараясь оттянуть момент возвращения к плачущей женщине, с которой случилось самое страшное на земле: она не может любить своего ребенка. Я не знаю, что ей сказать. В институте как-то не готовят к такому. Я беспомощно твержу: «Господи, миленький, помоги», неся две дымящиеся кружки с кофе по длинному школьному коридору. 

Она уже успокоилась и даже несколько смущена спонтанным проявлением своих чувств. Я протягиваю ей кофе и говорю, наверное, единственное верное в данной ситуации: 

– Все в порядке. Поговорите со мной. Расскажите, пожалуйста, что случилось. 

Она задумывается на минуту, и на мгновение ее взгляд становится жестким. Женщина делает глубокий вдох и выпаливает: 

– Этот ребенок – приемный. 

Я стараюсь не показывать, как мне любопытно. Но встретить вживую человека, который растит чужого ребенка, всегда очень интересно. 
У нее не было выбора, говорила женщина. Она вышла замуж, а родная сестра мужа в это время продолжала убивать себя наркотиками. На семейном совете все почему-то решили, что они с мужем просто обязаны забрать этого ребенка. Своих детей нет, огромная квартира, стабильный достаток. «К тому же, вы – люди верующие, разве нет?», - в один голос твердила родня мужа. 

Так мальчик стал жить у них. Ловушка захлопнулась. 

Она смотрела на него и не видела ничего похожего. Ни одной близкой и понятной черты. Он был чужим. Абсолютно чужим. Батюшка в храме твердил: «Христос говорил, Кто такого ребенка во имя Мое принимает – тот Меня принимает». А ей от этих слов становилось только хуже. Нет, мальчик, собственно, был симпатичным. Довольно смышленым и вежливым. Просто он был чужим человеком, хоть и маленьким, и его присутствие в доме очень напрягало. Они всей семьей ходили каждое воскресенье к Причастию, и прихожане любимого храма умилялись их мужественному поступку. А она чувствовала только одно – как петля все больше затягивается на ее шее. 

Нет, она, конечно, выполняла все рекомендации психологов из службы сопровождения: обнимала его несколько раз на дню, читала с ним книжки, гуляла, улыбалась, говорила ему, какой он замечательный. Пока однажды мальчик не сказал ей: «Может, хватит уже врать – я же знаю, что все это неправда». 

Она перестала выполнять советы психологов и стала отсчитывать дни до его восемнадцатилетия, когда они распрощаются навсегда. «Это нормально, ведь он приемный», – твердила она себе вечерами, глядя в стену. Но когда поделилась с подругами, вдруг в ужасе поняла, что треть из них точно также относятся к своим родным детям. 

«Что же случилось с людьми, если мы разучились любить даже маленьких детей?» – думала она по ночам, глядя в потолок. Муж совершенно устранился от проблем с мальчиком, только бубнил себе под нос: «Но мы же не можем вернуть его обратно в детский дом». 

Но и она не могла жить в одном доме с этим мальчиком, который раздражал ее во всем. 

Она очень стыдилась рассказать о своем невыносимом состоянии на исповеди. А без честной исповеди не решалась подходить к Чаше. 
В конце концов, без Причастия стало совсем плохо. В голову лезли мысли, что можно все исправить, если сделать шаг в окно девятого этажа. И тогда все закончится. 

Женщина вновь заплакала, признаваясь мне в этих ужасных мыслях. А я мучительно пыталась подобрать нужные слова и не находила их. 

– Вы, наверное, меня презираете, – вымученно улыбнулась сквозь слезы женщина. 

А я уже плакала вместе с ней, потому что я была всего лишь слабеньким школьным психологом, а еще мне было нестерпимо жаль и её, и мальчика. Ведь в этой ситуации не было правых и неправых: все были пострадавшими. Расстались мы совершенными подругами, и я очень просила ее все-таки причаститься и рассказать обо всем духовнику. Я очень надеялась на евангельскую мудрость: «Что невозможно людям – возможно Богу». 

Мы встретились с ней только спустя два года. Она забирала документы ребенка из нашей школы. Мне показалось тогда, что, наверное, все стало еще хуже в ее непростой ситуации. 

Но она обернулась, и глаза ее сияли спокойствием и радостью. Она подарила мне банку растворимого кофе и коробку рафинада. Мы сели в моем крохотном кабинете, подувая на дымящиеся кружки, и она рассказала, как, в конце концов, подруга повезла ее к общему духовнику. 

Мудрый и опытный отец Евгений из Ташлы все разложил по полочкам. 
– Прежде чем этот мальчик пришел в твою жизнь, ты много молилась и просила у Господа дитя. Так? 

– Это совпадение, батюшка, этот ребенок – ошибка, которую не исправить.

– У Господа случайности – неслучайны. Разве может Премудрый ошибиться? Значит, это твой ребенок, поэтому прекрати на исповеди его называть сиротой. Это единственный ребенок, который мог придти в твою жизнь, и который полезен для спасения твоей бессмертной души. Ты для него – чуть ли не единственная возможность стать хорошим человеком и настоящим христианином, потому что вряд ли есть очередь из желающих усыновить взрослого мальчика от родителей-наркоманов. Ты водишь его в храм, читаешь Библию, поешь молитвы и заботишься изо всех сил. Разве это нравится лукавому? Поэтому начались помыслы, поэтому пришло отчаяние. 

Тогда батюшка Евгений немножко помолчал, моля Святого Духа подсказать верные слова. 

– Знаешь, у меня в духовных чадах есть православный психолог – Марина Анатольевна. И она рассказывала, что приемные дети никогда не приходят в нашу жизнь случайно. Она говорила, что у каждого рода есть своя задача от Господа. Недаром есть целые поколения врачей или учителей. Я помню, как ты рассказывала, что твой отец так и не смог принять твоего сводного брата – сына матери от первого брака. Может это и есть твоя задача, кто знает. Может, именно поэтому у тебя бесплодие, что род может прерваться, если не выполнит задачу? Не знаю, может быть, это только домыслы психологов – правду знает один лишь Господь. И только Господь может наполнить сердце любовью. Ведь, в конце концов, это наша главная задача – научиться любить ближнего. Для православного человека идеал и ориентир – это не какая-то кинозвезда, а святой. Такой, как Серафим Саровский, любовь которого щедро лилась из сердца на всех окружающих. Вот на кого мы все желаем быть похожими: на святых. 

У тебя впереди невероятно сложный урок любви. Молись, проси, я за тебя буду молиться. И почаще читай величайшую книгу о любви – Евангелие. Когда изо всех сил, всем сердцем захочешь чего-то доброго – Господь даст. 

Прошло около года, она выполнила все рекомендации духовного отца. Наконец, в сердце у моей собеседницы поселился мир. И с каждым днем росла любовь к ее такому непохожему, но духовно родному мальчику. 

И это, в конце концов, оказалась величайшая победа любви. Победа жертвы, сострадания и безусловного принятия. Которую мог совершить только Господь. 

Елена Янковская 

Источник: https://vk.com/wall-90034315_53243

Разместил(а): Админиcтратор 23/07/2019 в 04:01

Тэги по теме: нет..
• Российские новости  • Воспитание детей  • Мир добра  • Родителям 
• (0) комментариев  • (667) просмотров  • постоянная ссылка
печать | печать комментариев
Мнение автора и администрации сайта не всегда может совпадать с мнением авторов представленных материалов.

Следующая запись: Ломехуза, или Модель умирающего общества

Предыдущая запись: Что-то не так

Комментарии

Чтобы размещать комментарии, вам нужно зарегистрироваться