Об авторе    Исследования    Авторское    Интересное   Форум    Магазин   Скачать    Пожертвования   Помощь    Обратная связь
Главная страница
Расширенный поиск
Главная страница

Официальный сайт Сергея Николаевича Лазарева

Осознанность и неосознанность в создании привычек

Среда, 14 Ноя. 2012

Основное руководство над своим телом, несомненно, заключается в умении создавать правильные привычки и неуклонно им следовать. От этих приобретенных привычек и зависит вся личная судьба и все физическое и психическое здоровье человека. Однако создание и возникновение привычек часто не лежит в пределах разума. Эти привычки часто создаются за порогом сознания. И в этом смысле давление со стороны бессознательного чрезвычайно велико.

А.С. Пушкин легко писал  осенью и отличался  большой  продуктивностью  именно в эту часть года. Он сам не раз говорил, что  осень для него - творческая пора. Однако  возникновение  этой  привычки  произошло,  несомненно,  в  силу случайности. Однажды написав удачно  осенью и  повторив эту удачу, он создал  в своей психике  именно  это  убеждение.  Такое же убеждение  он мог создать также и для другого  времени года.  Для этого только потребовалась бы другая случайность.  Создание этой привычки возникло не в пределах разумности.

Человек, который поверит,  что он  может  увлечься  только, ну,  скажем, женщиной со  светлыми волосами, несомненно создал в себе это  убеждение путем случайно  возникшего  представления.  Это  представление,  утвердившись  в психике, создало привычку.

Стало  быть,  создание  таких привычек и  склонностей  является  как  бы самовнушением. Во  всей нашей жизни, во  всех  наших поступках и,  может быть,  во всех склонностях самовнушение всякий  раз  играет  большую  роль,  чем можно даже предполагать. Гипнотизер  может  заставить  человека  не  только  заснуть,  он  может приказать,  то  есть  внушить ему, сделать любой поступок и может вызвать  у него  любое  болезненное  ощущение.  Больше  того  -  гипнотизер  может  так  воздействовать  на мозг,  что,  скажем,  рука  или нога у человека  перестает разгибаться.   Однако если  чужая воля столь распоряжается  внутренней жизнью,  то нет сомнения, что  собственная воля и собственная  психика могут распоряжаться не в меньшей степени. И действительно, мы  знаем исключительные примеры самовнушения.

Один  из  немецких  журналов  приводит  ряд  интереснейших  опытов, иллюстрирующих  необычайную  силу  самовнушения.  Один  врач,  на  глазах у пациента  разогрев  на огне железную  палочку,  сказал,  что  сейчас  слегка приложит ее к  руке пациента. Однако он приложил  к  руке не  эту палочку, а точно такую же, но холодную. Тем не менее, на  коже пациента в том  месте, где была  приложена  палочка,  обнаружился  характерный  ожог  с  небольшим покраснением и даже пузырем.

Другой  берлинский  врач  (Шлейх)  рассказывает,  что  одна  пациентка (крайняя истеричка) приняла в  приемной шум вентилятора за жужжание пчелы. Ей показалось, что  эта  пчела  ее ужалила.  Она почувствовала страшную боль  в нижнем веке, и на  нем  вскоре появилась опухоль величиной  с куриное яйцо, с покраснением  воспалительного характера.

Тот же врач Шлейх рассказывает еще более  поразительный случай из  своей практики. Однажды в клинику явился клиент и рассказал, что он  уколол палец ржавым гвоздем  и что  теперь  он боится заражения крови.  Врач, не найдя признаков заражения, отпустил  больного. Тем не менее,  через два дня мнимобольной умер. Вскрытие,  произведенное  доктором  Лангерхансом,  не  обнаружило решительно никаких анатомических  признаков, которые могли бы вызвать смерть.

Психосоматические болезни

Итак,  если  самовнушение  и воздействие  психики  может  вызвать  столь ощутимые и  даже невероятные признаки, как ожог, воспаление и даже смерть, то та же  психика  за  порогом  сознания,  видимо, может  воспроизводить  любые  действия со всем хозяйством своего организма. Любая  болезнь,  любое  свойство  характера  могут быть  вызваны  путем неправильного  психического представления,  путем самовнушения, которое,  как мы  видели, играет столь значительную и выдающуюся роль. И действительно,  наряду  с  так называемыми органическими болезнями, мы встречаем  огромное  количество  самых  невероятных  болезней,  вызванных  психическим расстройством и неправильностью работы нервных центров.

Воздействие же психики  и  самовнушения на работу всего организма  столь велико,  что, по-видимому,  большинство болезней стоит отнести за  этот счет. Во  всяком случае, за этот  счет стоит  отнести большинство  первоначальных заболеваний, которые в  дальнейшем, может быть, и создают  длительные болезни и подчас органические повреждения. Страдания от  таких болезней не меньше, а может быть, даже и больше, чем страдания от  подлинных болезней.

Излечение  от таких  болезней  всегда почти  связано со  случайностью  и “чудом”,  которые  весьма  легко  объясняются.  Это  чья-то  воля,  которая заставляет неправильную,  ложную работу психики  изменить  направление.  Этим можно  объяснить все чудесные исцеления, все  “могущество” знахарей,  бабок и “святых старцев”. Причем часто это  могущество ни на чем не основано. Оно основано лишь на собственной  вере  больного в  чужое  могущество.  Эта вера попросту изменяет ложную  работу психики  (ложный  ток энергии), давая ей  другое,  правильное  направление. Возникшая уверенность  в своих силах -  вот причина  излечения больного самыми невероятными, “чудесными” средствами - “святой  водой”, “святым словом”(встань и иди!) и самыми различными амулетами и  образками. Болезни нервного  происхождения, возникшие от ложной  и  неправильной  работы  психики,  часто  случаются  с  людьми  нездоровыми,  с ослабленной психикой и неврастениками.

Болезни неврастении или ложные болезни

Как  правило,  неврастении  сопутствуют  десятки  болезней, от  которых  больные  не могут  освободиться в  течение  долгих лет.  Разговор  об  этих болезнях не  в  плане нашей книги, тем не  менее мы скажем  о  них  несколько слов. Часто  заболевание многих  органов вызвано  тем  внутренним самообманом, самовнушением и тем  отсутствием природной  логики, которое характерно именно при больной психике. Человек с больной  и ослабленной психикой подвергается такому количеству самых  разнообразных болезней, что перечислить их нет никакой возможности. Но  чаще  всего болезненным  явлениям подвергаются  желудок, сердце  и  органы секреций. Больной  годами  лечится от  своих  заболеваний  водами, диетой, каплями  и всякими процедурами, что иной раз только  ослабляет орган и как бы укрепляет его в болезненном состоянии. Местное  лечение таких болезней всегда вредоносно -  оно потакает слабой психике и  утверждает ложное представление. Тут вся  суть в  нервах и в  переутомленных  мозговых  центрах,  а не в самих органах.

Такие  первоначальные  ложные  представления  возникают, конечно,  и  у здоровых,  но  здоровый  человек как бы не  обращает  внимания на  случайное мгновенное расстройство. И тогда это расстройство проходит.  Если же обратить внимание, прислушаться  к  этому или - что всего хуже  -  испугаться,  тогда болезненное явление со всей силой  возвращается и  утверждается в ослабленной психике. Избежать  этих  ложных  болезней  можно,  собственно,  единственным средством.  Избежать можно тем  поведением, которое при этом  имеет  здоровый человек, то есть на это не  следует обращать внимания.

Сложность этого  излечения состоит  в том, что  возникший болезненный  процесс не следует  подавлять  или вытеснять,  как это  обычно  делается. Его попросту следует лишить внимания. И  в  этих  тонких  подразделениях  следует  внимательно  разобраться.

Приведем пример. Если у человека возникло  сердцебиение  и  он испугается  - сердцебиение усилится. Если человек  скажет себе, что  он не желает этого сердцебиения, то есть  будет его подавлять, оно  не  исчезнет. Но если он скажет себе, что это вздор, что это случайность и  это пройдет, причем  если это будет  сказано  с полной уверенностью и  внимание  от него будет отвлечено  на что-нибудь иное, тогда  сердцебиение действительно проходит, ибо оно, если  так можно сказать,  зародилось в психике.

Точно так же дело  нередко обстоит и с легочной астмой, и с  желудочными расстройствами,  и  с  расстройствами  секреции. Такие  болезни  чаще  всего возникают от неправильной и ложной работы ослабленной психики. И  сложность излечения их состоит еще в том, что больной  почти  всякий раз  думает,  что на  этот раз у него болезненное явление на самом деле, а  не нечто воображаемое. Тем более что  признаки болезни и  все явления  далеко не воображаемые. Воображаемое лишь начало, вернее - не  воображаемое, а  ложное. И  поверить  в  ложность  болезни  почти  всегда  трудно,  однако можно.  И, убедившись  в  этом  раз,  можно  уже  с  легкостью  освободиться  от  нее в дальнейшем. Такая болезнь  исчезает так же мгновенно, как и возникает.

На  этом,  построены  все  “чудесные  исцеления” – излечение хромых,  слепых, паралитиков, глухих, “одержимых” и так далее. Малодушие  и  слабость воли  не позволяют  верить в  свои  силы, однако малодушие  склонно  верить в чужую силу - вот  причины  могущества “старцев”,  знахарей и “святых”. Стало быть, в вопросах  здоровья самовнушение  играет чрезвычайную роль. Причем это самовнушение нельзя  рассматривать  в  том поверхностном смысле - вот,  мол,  человек  сознательно  внушил  себе  ту  или  иную  болезнь  или склонность. Это самовнушение,  повторяю, происходит не в пределах разумности, это  самовнушение  формируется  в  том  малоизученном  мире,  который  носит название  “подсознательного”.  В этом мире,  то есть  за  порогом  сознания,  создаются,  повторяю,  не только многие  болезни и недомогания, но  создаются  и  основные  склонности, привычки, характер и даже подчас вся  судьба.

Гете, как мы говорили, утверждал, что даже смерть зависит часто от  воли человека.  Это надо понимать в  том смысле,  что  в подсознательной  психике человека  создается твердое убеждение,  к  которому и стремится  человек. И, изменив  эти  представления,  можно  тем  самым  изменить  свои  склонности,
стремления и даже весь характер и продолжительность жизни. До некоторой  степени странно, что  этот удивительный  мир,  от которого зависит почти  все или очень многое, так мало изучен. Почти до последнего времени  люди, говоря о бессознательном, приписывали ему нечто таинственное и  непостижимое.

Однако  это  “таинственное”  вовсе  не  следует  рассматривать  как действительно  таинственное  и мистическое.  Это,  прежде всего,  несомненно, физиологическая  деятельность мозга,  вернее  -  деятельность  тех  участков мозга,  которые, видимо,  не  в такой  мере  еще  развиты,  для  того  чтобы деятельность эта  была равносильна  деятельности  сознательной  части мозга. Быть  может,  этой  деятельности  принадлежит будущее.  Быть  может,  первые проблески  сознательной жизни человека начинались так же и были так же похожи на  бессознательное. И, быть может,  гениальный  человек - это тот человек, у  которого в большей степени развиты эти участки мозга. Во всяком случае,  нет сомнения, что гениальный человек часто выводит за порог сознания  именно  те  мысли и  идеи, которые рождаются  не в  пределах обычной  разумности.

Творчество  (в  особенности  гениальность),  как известно,  необычайным образом связано с “бессознательным”. Как часто  приходится  читать признания больших художников в том, что в их работе играет  огромную роль бессознательное. И  Гете, и  Толстой,  и  многие  величайшие  писатели, художники и даже ученые считали бессознательное  неотъемлемой частью творчества. Некоторые  из них  даже  стремились  искусственным  путем  вызвать  деятельность  своего подсознания.  Знаменитый немецкий философ Шеллинг (1775-1854), говоря о подсознании    (интуиции),  предсказывал    даже  исчезновение  наук, вернее -  “вытеснение  наук  непосредственным знанием,  полученным интуитивным  путем”. Свою  мысль  Шеллинг  основывал  на  том,  что  огромное  большинство величайших  научных  открытий было  сделано  интуитивно и  даже  значительно раньше, чем были отысканы доказательства. Нам  известно  хотя бы несколько  теорем, доказательства которых  мы не знаем  до сего времени. Они были открыты подсознанием

Цели и устремления

Скорость работы  нашего  организма, как мы говорили, зависит всякий раз  от цели и устремления.  Без цели и устремления  движение как бы  прекращается или сводится к минимуму. Весьма часто человек, исполнив тот  или иной труд или намерение, умирает или долгое время находится в  упадке. Благодаря неумелому руководству над  своим  телом, а также  благодаря неправильному отдыху или отсутствию  отдыха  человек  ставит  себя иной раз в упадочное  положение, и тогда  ему просто  необходимо  знать  весь принцип работы нашего организма.

В общем, принцип такой: Движение приостанавливается, если нет  устремления. Движение возрастает, чем ярче и сильнее устремление. У  одного это устремление - большая  и высокая цель, у другого - поиски  славы,  богатства, удовлетворение  тщеславия, у третьего, наконец, как  будто устремлений вовсе  нет,  но  это устремление,  попросту  в силу  низменности натуры, разбито на ряд мелких животных устремлений, вплоть  до удовлетворения своего аппетита и любовных стремлений. В сущности, нет  человека,  который  не  имел  бы устремлений.  А  если случится,  что  человек  потерял  эти  устремления, -  он  по  большей  части погибает.

История строительства башни

Замечательную  историю мне рассказали несколько лет назад. Эта история о том,  как  человек, потеряв цель и устремление, создал это искусственным путем, и  что из этого вышло. Года  три назад  я  был в Одессе. И вот на  трамвае  поехал осматривать окрестности. На какой-то остановке кондуктор  объявляет: “Башня Ковалевского”. Действительно,  недалеко  от остановки,  почти  на берегу моря,  стояла огромная кирпичная  башня, в шесть  или  семь этажей.  Это было  безобразное кирпичное здание, похожее на огромную водопроводную каланчу.  И я услышал рассказ об этой башне.

Оказывается, года за четыре  до революции один богатый человек,  крупный коммерсант,  выстроил эту башню  на  своем участке земли  без  всякой видимой надобности - просто так, глядеть на море. Это  был  чрезвычайно  богатый человек,  человек, прославившийся в свое время  кутежами, развратом и швырянием денег. К 40 годам он, однако, пресытился  своей богатой жизнью. Он все испытал. И, кажется, ничего не осталось  такого, чего он не видал. Его богатство давало ему  обеспеченную жизнь.  Он ездил  за  границу, в Египет и в Америку. Но с каждым годом желаний у  него становилось все  меньше меньше. И,  наконец,  у  него  не  оказалось  никаких  стремлений,  даже  самых элементарных. Ему  ничего  не  хотелось.  Никаких  желаний  не  было.  И  он  впал  в жесточайшую  меланхолию. Он купил под Одессой  дом и землю и приехал сюда, чтобы  пожить у моря - отдохнуть.  Но  отдых  не удавался. Пресыщение было  столь велико,  что даже отдых был ему в тягость.

Он  попробовал  было  заняться  благотворительностью,  но это  оказалось скучным и неинтересным. Наконец кто-то из знакомых посоветовал  ему построить новый дом. Дома он строить не  стал,  но решил построить  высоченную башню, с которой можно было бы любоваться морем. Почти  год  он  затратил  на  это  дело. Почти год он работал, хлопотал, заказывал,  горячился, спорил. Жизнь была заполнена. Снова он чувствовал себя хорошо  и радостно. Меланхолия исчезла. Но вот наконец  башня была готова. На  другой день, после того как все мелочи были  закончены, Ковалевский  бросился вниз с верхнего этажа башни и разбился насмерть.

Эта  замечательная  история  необычайно  характерна.  Она  чрезвычайно обнажает, так сказать, механику  движения. Создав  искусственным образом цель и  достигнув  ее,  человек покончил с собой. Мне  вспоминается письмо  Л. Н.Толстого к Фету. Фет строил дом в своей усадьбе. И Л. Н.  Толстой  давал  ему советы. Один из советов цитирую по памяти: “Стройте  подольше,  дорогой  Фет, иначе  опять может  напасть  на  вас хандра”.

Путешествия Гоголя

Искусственные  устремления создавал себе также Гоголь. Всякий раз, долго оставаясь на  одном  месте, он  впадал  в  меланхолию. Ему  необходимо  было какое-то  устремление, для того чтобы организм  его работал более сносно. Он  время  от времени устраивал  путешествия, говоря,  что только  в  дороге  он чувствует себя  хорошо.  Часто  он  устраивал  эти  путешествия  без  всякой надобности. Конечно,  благодетельное  влияние  дороги  можно  отчасти  приписать психическому воздействию, но  вместе  с  тем  устремление,  временная цель и достижение этой цели всякий раз  почти  действовали на здоровье благотворно. Гоголь прибегал к этому  всякий  раз, когда, истощившись  в работе  и потеряв возможность  работать,    чувствовал  упадок,  пустоту  и  бесцельность существования. Дорога  была  для  него  лекарством,  пока разрушение не было  слишком велико.

Кстати, говоря о Гоголе, мы  сообщили, что Гоголь, по-видимому,  ничего  не  понимал  в своем  теле и  всецело  полагался  на минеральные  воды, от которых он ожидал исцеления. Справедливость  требует отметить,  что в последние два года Гоголь  стал приближаться к верному пути.  Однако это было слишком поздно. Как известно,  на свое  тело Гоголь  почти не обращал  внимания -  он не занимался никаким спортом и даже не  любил этого. Но года за  два  до  смерти  начал заниматься  физической  культурой.  Данилевский пишет: “Он катался на  плоту, работал в саду,  говоря, что телесное  утомление, “рукопашная” работа на вольном воздухе  освежает его и дает силу писательским занятиям”. Арнольди (тоже о двух  последних годах Гоголя) пишет: “Купаясь,  он  делал  разные  гимнастические  упражнения,  находя  это здоровым”.

Однако  все остальное  самолечение  Гоголя было крайне неправильным  и  вредным. Например (по словам Шевырева), Гоголь каждое утро лечился,  обертываясь в мокрую простыню. Нет сомнения, что  это  не приносило  хорошего результата.  Напротив,  в таком  состоянии нервного возбуждения  и крайнего нервного истощения, в каком бывал  Гоголь, такое лечение  было попросту ужасным. Холодная мокрая простыня чрезвычайно повышала  нервное  возбуждение,  в то время  как  его  надо  было погасить. Это  создавало картину искусственного возбуждения, которое сменялось еще  большим упадком,  чем  было.

Вопрос о  переключении  “низменных” процессов на творчество

Первое возражение.  Конечно, вопрос  о  целомудрии  и  о  переключении  энергии  не  вполне единогласно решен наукой. Вопрос этот  оказался спорным и запутанным. Много сказано было за и много сказано  было против. Бебель, например,  считал,  что всякое подавление  естественных влечений действует  крайне вредно. Он считал, что  следует  упражнять все  органы, для того чтобы быть здоровым. Бебель даже считал,  что умственное расстройство  у Паскаля и  у Ньютона (в преклонном  возрасте) создалось благодаря подавленным влечениям. Л. Н. Толстой,  напротив, защищал целомудрие, энергично выступая против “плотской  любви”. В общем, целомудрие во  все  времена  считалось  средством  достижения высокой  производительности  со стороны тела и  ума. Во все  времена и даже в самой  седой древности  атлеты,  борцы  и  гладиаторы,  подготовляясь  к состязанию, отказывались  от  любви.  Парижский университет в течение  шести столетий не принимал женатых,  считая, что женатый человек для науки потерян. Можно,  наконец,  вспомнить,  что  некоторые  насекомые попросту умирают после полового  акта.

Между  тем  по  статистике,  которая  велась  в  Англии,  католическое (безбрачное) духовенство отнюдь не отличалось  долговременной жизнью. Тут возникают некоторые противоречия, которые  следует разрешить. И  вот, сопоставляя целый ряд  доказательств и  рассуждений, лично  нам кажется правильной такая позиция. Благодаря  целомудрию, благодаря переключению “низменных” страстей можно достигнуть  необычайной  производительности. Однако, по-видимому, это  можно  отнести  лишь  к  молодым  годам.  В  дальнейшем,  чтоб  не  прекратилась деятельность  тех  или  иных  внутренних  органов,  дающих  в  крови  нужные химические  составы,  влечение  не следует подавлять.  Его  можно переключать лишь  в некоторой  его  части. Причем  слишком  много энергии,  отданной  на любовь, несомненно снижает творчество.  Однако мы не хотим  этим сказать, что творчество возрастает, если вовсе  нет любви. Во всяком случае, половая энергия должна возникнуть. Вовсе не  возникшая энергия подавляет и уничтожает творчество.

Второе возражение получено мной от одного врача. Речь идет  об усталости  мозга. Современная наука  считает, что мозг сам по себе  не  утомляется,  а происходят  лишь те  торможения,  которые как бы  прекращают или ослабляют работу мозга. Однако, говоря об усталости  мозга,  я  и  не  стремился подчеркнуть его физическое  изменение,  я  говорил  главным образом об изменении деятельности мозга при утомлении,  то есть о функциональных изменениях. В  самом  деле, функциональная  деятельность  мозга  состоит  из  двух основных механических процессов -  торможения и возбуждения. При усталости, по-видимому,  нарушается  равновесие в их деятельности и наступает ослабление этих механизмов. При  хронической же  усталости и перераздражении возникает неврастения, то  есть третий функциональный  процесс,  процесс постоянных  ошибок в  работе торможений и возбуждений. Причем нередко создается стойкая  привычка к торможению или, наоборот, к возбуждению. И борьба с этой  привычкой  и есть в основном  борьба со слабыми нервами.

По материалам книги Михаила Зощенко “Возврашенная молодость” (глава 7).

Мнение автора и администрации сайта не всегда может совпадать с мнением авторов представленных материалов.

Следующая запись: О хлебе насущном: закваска или дрожжи

Предыдущая запись: Когда кино убивает [видео]

Комментарии

Комментарии в блоге запрещены.