Об авторе    Исследования    Авторское    Интересное   Форум    Магазин   Скачать    Пожертвования   Помощь    Обратная связь
Главная страница
Расширенный поиск
Главная страница

Официальный сайт Сергея Николаевича Лазарева

Неужели микробы и бактерии не причина, а результат болезни???

Вторник, 11 Ноя. 2014

Современная медицина опирается на так называемую, микробную теорию возникновения болезни. Разработчик этой теории - аферист Луи Пастер. В соответствии с ней действует большинство врачей, которые лечат вас. Еще в 1883 году сподвижники Пастера признались, что при проведении своего знаменитого опыта Пастер под большим секретом добавлял в препарат сибирской язвы для  “вакцинированных” овец двухромовокислый калий - яд, с гарантией  убивающий бациллы. Вот таким образом готовилось открытие первой в мире рукотворной вакцины. Большая политика, официальная наука, капитал (Пастеровский институт, конечно же, некоторое время оставался монополистом производства вакцин, для чего пришлось раскручивать на полные обороты и машину фальсификаций) после “впрыскивания” самой мощной  из “вакцин” - денег и славы, сами сели на иглу, да так основательно, что и в ХХI веке никто не знает, что с этой аферой делать. Поэтому очень важно это знать, что не менее важно понимать, как медицина меняется, и как эти изменения могут повлиять на вас и нашу семью.

Древнекитайский трактат гласит — «Человек-часть природы. Человек и природа — одно целое».

Большинство современной медицинской науки основано на микробной теории, предложенной Луи Пастером (1822—1895). Эта теория рассматривает тело как стерильную машину, которая будет прекрасно работать до тех пор, пока не вторгнутся инородные тела. Таким образом, считается, что, когда в тело внедрятся конкретные микроорганизмы — это приведет к конкретным заболеваниям. Для восстановления здоровья пациента, используются антибиотики и различные химические вещества для того, чтобы уничтожить эти микроорганизмы. Нет микробов — нет болезни. Здоровье определяется здесь как отсутствие микробов, которые могут вызвать заболевание.

Эта теория выступает за признание тела разделенного на системы органов. Таким образом, некоторые бактерии проникают в желудочно-кишечный тракт, некоторые вирусы вызывают заболевания дыхательных путей, и заболевание локализуется только в атакуемой системе.

Даже разделение медицинских специальностей отражает мнение о заболевании. Гастроэнтеролог не поможет вам при гайморите, уролог, да и никто другой не посмеет взять на себя лечение пациента с бронхиальной астмой. В основе этого мышления лежит идея о том, что заболевание ограничивается одной системой и можно восстановить здоровье, если удалить инфекционные микроорганизмы. Предполагается, что с остальными частями тела все хорошо, и только одну часть нужно лечить. Предполагается также, что микробы, это злоумышленники, нарушающие нормальное состояние и функции организма.

В 19 веке Антуан Бешамп, профессор Страсбургского университета и крупнейший диагност того времени, первым высказал мысль, что причины болезней скрыты в организме, а не приходят извне, как считал аферист Луи Пастер.

Во всех энциклопедиях и медицинских учебниках расписаны «эпохальные открытия» и «заслуги перед человечеством» этого авантюриста. С благоговением описан прославленный пастеровский опыт с овечками 1881 года, якобы «блестяще продемонстрировавший ученому сообществу того времени научную основу гениального открытия». Но мало где можно встретить описание последних дней жизни «великого» Пастера, который, будучи на смертном одре, раскаялся в содеянном и, образно говоря, «аннулировал» свои «открытия». И в самом деле, не всякий предстает перед Богом, будучи ответственным за гибель миллионов людей. Вот и «великий» Луи не захотел в свой последний час хотя бы в собственных глазах оставаться негодяем.

Он действительно был гением, но –  подлога, карьеризма, интриг, взяточничества и фальсификаций, в коих был  изобличен еще при жизни. А медиком, как ни странно, не был. Был химиком, изучал преломление света в органических веществах. Биологом стал по случаю, занимаясь процессами брожения по заказу знакомых виноделов –  искал способы предотвратить болезни вин некоторых сортов, и отрыл, что порча предотвращается нагреванием (впоследствии метод назвали  пастеризацией).

«Основоположником иммунологии» сделался, выдвинув бредовую идею вакцинирования и блестяще доказав ее прославленном опытом с овечьим стадом, вошедшем во все учебники, книжки, энциклопедии.

Идея, напомним двоечникам, была в том что, ослабленные (по Пастеру - теплом и светом) бациллы, введенные  здоровому человеку, вызывают легкую форму болезни и формируют иммунитет к серьезным инфекционным заболеваниям.

В 1881 году Пастер «открыл» первую в мире рукотворную вакцину против сибирской язвы (ее впоследствии тихо убрали из оборота – как негодную, а мало-мальски надежной вакцины от сибирской язвы нет и по сей день). И на скотоводческой ферме под Парижем продемонстрировал ее эффективность знаменитым опытом. 24 овечки  получили чудесную вакцину из «ослабленных» 43-градусной температурой  бактерий сибирской язвы, столько же овец были контрольной группой. Затем  всем овцам ввели бациллы сибирской язвы (за пять лет до этого открытые  микробиологом Кохом), после чего не привитые овцы сдохли, привитые  выжили, хотя у них и наблюдалось некоторое расстройство здоровья. 

Триумф Пастера был полным. Его  принимали в парламентах и академиях (включая Российскую, почетным членом  которой он по сей день в «википедиях» числится), облагодетельствовали  почетом и деньгами, он создал и возглавил знаменитый Пастеровский  институт микробиологии, превратившийся сегодня в крупнейшую мировую  фармокорпорацию...

Правда, все опыты с овцами, проделываемые в России,  Аргентине, Германии, Италии и множестве других стран, оканчивались провалом, “иммунизированные” овцы неизменно дохли (!).

Еще в 1883 году сподвижники Пастера признались, что при проведении своего знаменитого  опыта Пастер под большим секретом добавлял в препарат сибирской язвы для  “вакцинированных” овец двухромовокислый калий - яд, с гарантией  убивающий бациллы.

Но было поздно. Большая политика, официальная наука,  капитал (Пастеровский институт, конечно же, некоторое время оставался монополистом производства вакцин, для чего пришлось раскручивать на полные обороты и машину фальсификаций) после “впрыскивания” самой мощной  из “вакцин” - денег и славы, сами сели на иглу, да так основательно, что и в ХХI веке никто не знает, что с этой аферой делать.

Ученый мир не оставил от «открытия»  камня на камне, но против «вакцинирования» госчиновников прибылями наука оказалась бессильна.

В 1885 году Пастер «открыл» вакцину от вируса бешенства (задолго до открытия (!) самих вирусов), партнеры в  правительстве начали массовую вакцинацию. А Пастер, получив доступ к  документам минздрава, лично разбирался с каждым смертельным случаем, происходившим после вакцинации, количество которых в 1886 году серьезно  возросло, находил объяснения (которые и сегодня не изменились -  “некачественная вакцина”, “нарушения условий хранения” и т.п.) и  вычеркивал из статотчетности.

В 1887 вакцинизаторы «закрыли» эту  статистику. И с той поры до самой смерти Пастера, оставившего сей бренный мир в 1895 году, больше не открывали. Не открывают и по сей  день (!).

Сегодня вакцинирование существует благодаря колоссальным прибылям, которое оно приносит как создателям вакцин, так и государственным ведомствам, осуществляющим прививочные кампании.

Вот таким образом, еще до смерти Пастера микробная теория инфекционных заболеваний была признана в научных и медицинских кругах.

С 1984-го года придумана новая хорошо организованная афера - СПИД. От неё на сегодняшний день погибло более 60 миллионов ни в чем невинных людей. Сотни тысяч молодых девчонок и ребят, несправедливо носивших на своих душах тяжелое бремя клейма “СПИД”, покончили с жизнью, не выдержав груз социальной несправедливости и дискриминации, страдая от угрызения совести перед любящими родными и близкими за вину, которую они никогда не совершали. Сотни тысяч брошенных родными матерями детей, миллионы никогда не родившихся.

Вот цена человеческого эгоизма, смешанного с алчностью. Жаль тех, кто, будучи ни в чем невинными, не заслуженно носили и до сих пор носят по тяжелой дороге, ведущей к смерти, нередко добровольной, выдуманное двумя аферистами клеймо СПИДа. Более подробную информацию можно получить из книги доктора Ширдела: "СПИД. Первая мировая афера. Два афериста, которые потрясли Мир!"

Итак, в то время, когда победила  теория Пастера, и об открытиях А. Бешампа забыли почти на столетие. И только в середине 20-го века Гастону Нессаю - канадскому учёному - удалось сформулировать один из важнейших постулатов: «Микробы и бактерии не причина, а результат болезни».

Он доказал, что каждая бактерия привязана к своему давлению, температуре, кислотности среды и т.д., т. е. может вызвать болезнь в узких рамках среды. Г. Нессай и его сторонники не проводят строгой грани между бактериями и вирусами. Теория плеоморфизма допускает даже, что у них есть нечто общее. Учёные обнаружили свойства бактерий меняться до неузнаваемости.

Так Эдвин Розанов не сразу догадался, что полиомиелит порождён «закамуфлированным» стрептококком.

Поэтому бесполезно создавать вакцины против того же гриппа!!! Сегодня он - вирус «А», а завтра гонконгский или ещё какой-нибудь, а потом вдруг становится куриным...

Первичная структура многих бактерий и вирусов, а среди них есть и необходимые человеку, чаще всего одинакова.

Для того чтобы спровоцировать то или иное заболевание или даже вызвать эпидемию любого из них, совсем необязательно заражать местность вирусами или бактериями, достаточно применить негативные средства массовой информации, воздействие цветом, вибрацией или генераторами с определёнными частотными характеристиками…

Кроме того, эволюция животных и бактерий, вероятно, шла параллельно и приводила к специализации последних. Например, 90% видов бактерий, встречающихся в кишечнике термитов, не встречаются больше нигде. Это значит, что при вымирании одного вида животных вымирает и определенное количество видов бактерий.

Антуан Бешамп заметил, что микроорганизмы, которые обычно называют микробами, развиваются из распадающихся клеток, которые они помогли построить, и принимают участие в разложении вечно меняющегося жизненного вещества и помогают превращать его в материал, снова используемый природой.

Таким образом, когда микробы обнаруживаются в больном организме, это не значит, что они попали туда снаружи и вызвали заболевание.

На самом деле они развились из распадающихся клеток внутри организма, и им отведена важная роль в компенсации вреда и разрушения, вызванных сыворотками, лекарствами и другими ядами, которыми пичкают организм.

Возможно, наши современные бактериологи видели деятельность "микрозимов" и пришли к выводу, что это антитела, которые борются с болезнью и что они (врачи) должны вводить в организм их большее количество посредством вакцин.

Но любой здравомыслящий, рассудительный человек может понять, что это будет лишь вмешательством в хорошо организованную борьбу природы и ее подрывом. В этом и причина того, что вакцинация унесла столько жизней и способствовала такому большому распространению заболеваний.

Микробная теория (Луи Пастера)

Клеточная теория (Антуан Бешамп)

1. Болезнь возникает из микроорганизмов вне тела. Болезнь возникает из микроорганизмов в клетках организма.
2. Микроорганизмы, как правило, должны быть защищены от. Эти внутриклеточные микроорганизмы обычно функционируют на строительство и содействие в метаболических процессах организма.
3. Функция микроорганизмов является постоянным. Эти микроорганизмы оказывают помощь в катаболических (распад) процессов организма-хозяина, когда этот организм погибает или получает травму, которые могут быть химическими, так и механическими.
4. Формы и цвета микроорганизмы являются постоянными Микроорганизмы изменяют свои формы и цвета, чтобы отразить среды
5. Каждое заболевание связано с конкретным микроорганизмом Каждое заболевание связано с определенным условиям.
6. Микроорганизмы являются основными возбудителями. Микроорганизмы становятся "патогенными" после того как здоровье организма-хозяина ухудшается. Таким образом, состояние организма-хозяина является основным причинным агентом.
7. Заболевание может ударить всем. Заболевание возникает за счет нездоровых условий.
8. Чтобы предотвратить болезнь, мы должны "создать линию обороны". Для предотвращения заболевания мы должны создать здоровье.

Это уже давно было известно, даже в то время когда официальная наука раздувала компанию по борьбе с абсолютно всеми видами вирусов и бактерий создавая иллюзии возможности функционирования организмов животных без бактерий и вирусов. А сейчас уже очевидно что без некоторых видов вирусов люди не в состоянии даже забеременеть. А без некоторых бактерий мгновенно заболевают аллергией и язвой желудка.

Идея “убей врага” распространилась и на лечение рака: если раковые клетки убить, то, следовательно, болезнь будет излечена. Можем ли мы убить рак, не убивая его владельца? Мы возвращаемся к той же проблеме, с которой встретились когда пытались найти средства, убивающие микроорганизмы.

К сожалению, мы забыли, что наш организм имеет собственный защитный механизм, но никто не подумал о поиске средств совершенствующих или поддерживающих его.

В действительности, наше лечение часто ухудшает ситуацию до такой степени, что нарушается основной принцип Гиппократа “Не навреди”.

Дети, появившиеся на свет с помощью кесарева сечения и не испытавшие воздействия микрофлоры родовых путей матери, как минимум в пять раз чаще страдают аллергическими заболеваниями, астмой и экземой. Подобному риску подвергаются и дети, получавшие антибиотики в первые шесть месяцев жизни.

Один из выдающихся микробиологов мира Гастон Рамон, автор вакцины против дифтерийного токсина, считал, что все болезнетворные микробы не могут ''иметь намерения'' убивать организм хозяина, так как для них самих это означает гибель. Даже самые неистово злые микробы ищут и убивают неполноценные клетки хозяина, организм же их в целом не интересует. Разумеется, если таких клеток оказывается слишком много, то заодно бывает убит и хозяин.

Одним из механизмов развития инфекционной болезни является формирование очага воспаления. Но воспаление является защитно-приспособительным процессом, в ходе которого в его эпицентре (где формируется гной) уничтожается чужеродные и собственные генетически изменившиеся клетки.

Воспалительный процесс, конечно, если проявления его не чрезмерны, оказывает выраженное стимулирующее действие на все виды иммунитета и общую сопротивляемость организма. Использование антибиотиков, особенно когда течение болезни не внушает особой тревоги, останавливает этот процесс.

Мы не знаем до конца, насколько наша жизнь зависит от микробов. Они не просто полезны – они неотъемлемая часть нас. Судите сами: около 2% веса тела человека (в среднем килограмма полтора) составляет чистая микробиота. Бактериальных клеток в нас в 10 раз больше, чем наших собственных. Эти бактерии несут более чем три миллиона генов.

Для сравнения: человеческий геном содержит примерно в сто раз меньше, а 40 генов достались нам, опять же, от бактерий. Строго говоря, мы ходячие колонии бактерий. И уж точно мы бы без них не выжили, поскольку свои, «хорошие» бактерии защищают нас от чужих, смертельно опасных.

По материалам: zenslim.ru

Мнение автора и администрации сайта не всегда может совпадать с мнением авторов представленных материалов.

Следующая запись: Почему наши предки пекли хлеб из цельно-зерновой муки

Предыдущая запись: Летающая тарелка. Made in Russia [видео]

Комментарии

Чтобы размещать комментарии, вам нужно зарегистрироваться