Об авторе    Исследования    Авторское    Интересное   Форум    Магазин   Скачать    Пожертвования   Помощь    Обратная связь
Главная страница
Расширенный поиск
Главная страница

Официальный сайт Сергея Николаевича Лазарева

Мировоззрение иудаизма

Суббота, 01 Фев. 2014

Иудаизм вообще не есть вера, иудаизм есть закон, поведенческий код. Очевидно, что иудаизм, ветхозаветный и талмудический, способен дезориентировать своего поклонника, жёстко откорректировать его мировоззрение, сообщив последнему характер фатальных заблуждений.

Язычество

Иудеи «первого храма» (соломонова капища) не знали ни яхве, ни моно-атеистической идеи. В то время они были сугубыми язычниками, и если и отличались от других язычников, то лишь тем, что иудейское язычество было заражено сатанизмом в значительно большей степени. Иудейский размах при служении людоедским культам молоха, астарты и баалам беспрецедентен. Помимо деятельного участия в этих культах язычество иудеев того времени выражалось так же следующим: «Библия сообщает об идоле в образе змея, находившегося в иерусалимском храме; этому идолу приносились жертвы вплоть до конца 8 века до Р.Х.» (1. 8 – 25). Речь идёт о ветхозаветном идоле иудейства, о медном змее, сотворённом легендарным Моисеем. Очевидно, что этот идол был олицетворением сатаны, искушавшим первых людей в Раю. Пантеон иудаизма того времени составляли многочисленные терафимы (домашние идолы), идолы-тельцы и проч., причём «величайший ревнитель яхве пророк Илия, который так боролся против культа ваала, ни единым словом не выражает своего протеста против золотых тельцов. Умалчивают о них так же пророк Элишай, царь Иегу и просвещённый пророк Амос» (1. 2 – 820).

Древние евреи «оказывали горам религиозное почитание и считали их местопребыванием «божества» (1. 8 – 27). К концу эпохи «первого храма» «горный культ получил сильное распространение среди евреев, на всяком высоком месте воздвигались жертвенники, зажигались курения и приносились жертвы» (там же). С источниками, ручьями и реками иудеи «так же связывали различные предания религиозного характера» (там же). В те времена иудеи насаждали так называемые «священные» рощи, где поклонялись идолам-деревьям. Так, ветхий завет сообщил о насаждении иудеями «садов адониса» (1. 8 – 30). В русском переводе это место отображено так: «развёл увеселительные сады» (Ис. 17; 10).

Иудеи считали, что «вертикально поставленный камень или груда камней представляли собой место пребывания «божества» при жертвоприношениях; им, наконец, были известны домашние идолы. Евреи заимствовали у хананеев некоторые религиозные формы. Так, например, бамы (искусственные высоты) сделались еврейскими святилищами, маццебы (камни-идолы) и ашеры (характерные идолы развратных культов) стали немедленно среди евреев пользоваться распространением; если возникали святилища у израильтян, то они обставлялись всем тем же аппаратом, который был свойственен всякому ханаанскому капищу» (1. 8 – 30-31). В 8 веке до Р.Х. Иудея была «переполнена» (1. 8 – 32) разного рода идолами, так, ветхий завет упоминает идолы - гад и мени.

Культ небесных тел начинает встречаться у евреев с 7 века до Р.Х.

Иудеи времён соломонова капища принимали участие в разнообразных языческих мероприятиях. «Иерусалимские женщины ежегодно устраивали плач по поводу смерти таммуза-адониса» (1. 8 – 30). В ветхом завете рассказывается, что в конце эпохи «первого храма» еврейки обычно располагались у северных ворот иерусалимского капища, где оплакивали своего языческого идола таммуза (см. Иез. 8; 14). В то же самое время мужья тех евреек-идолопоклонниц в том же капище прислуживали «всяким изображениям пресмыкающихся и нечистых животных, и всяким идолам дома израилева, и у каждого в руке – своё кадило, и густое облако курений возносится кверху» (Иез. 8; 10-11).

Язычество евреев эпохи «первого храма» и его рудименты в последующие времена основательно описаны в ветхом завете. Второе, после яхве, ветхозаветное имя объекта поклонения иудаизма звучит как – элохим, и это «часто употребительное и древнейшее имя» (1. 8 – 131). Оно есть множественное число от слова «элога» (там же), последнее же в ветхозаветных текстах встречается в шести местах для обозначения языческих идолов (например – Дан. 11; 37-38). Слово «элогим» в ветхом завете местами «употребляется так же для обозначения «богов» или идолов (Исх. 12; 12. 20; 3 и др.)» (там же). «Однако в большинстве случаев обе формы употребляются в качестве имени «бога израилева» (там же). Отсюда можно заключить, что яхве стал наследником языческого пантеона иудаизма эпохи соломонова капища. Буквально слово «элогим» переводится так – «боги». В переводе для русских христиан слово «элогим» неверно переводится как – «Бог». Истоки еврейского элогима теряются в древнейших арабских культах. «Этимологически «элогим» можно представить только по арабскому аналогу «алах», что есть глагол, означающий – быть устрашённым (1. 8 – 132).

Языческий характер ветхого завета порой настолько вопиющ, что его вынужден признать иудейский источник: «правда, в ветхом завете мы встречаем порой такие выражения, которые окрашены политеистическими представлениями» (1. 11 – 254).

Языческие традиции дояхвистского (эпоха соломонова капища) и яхвистского (эпоха второго иерусалимского капища, время компиляции ветхого завета в Вавилоне) периодов иудаизма были восприняты иудаизмом талмудическим. Языческий обряд поклонения Луне, например, стал обосновываться тем, что «Луна в агадическом представлении символизирует судьбу еврейского народа» (1. 11 – 762). Относительно этого обряда «в талмуде упоминается об обычае плясать и прыгать после произнесения славословия» (1. 11 – 763), под рогами только что появившегося лунного серпа.

Колдовство и суеверие

В Риме многие пленные евреи, в особенности женщины, добывали средства к жизни, практикуя «чародейное искусство» (1. 5 – 784). «Особенно интенсивно был распространён этот предрассудок среди еврейских женщин, живших в Вавилонии» (1. 5 – 785). Еврейские мужчины так же отличались верою «в силу различных чар» (там же). Иудеи-чародеи при ворожбе равным образом пользовалась именем яхве и названием демонов (там же). Колдовство столь распространилось в иудействе, что в его среде «было объявлено, что заговоры допускаются так же и в субботу, когда никакое лечение не дозволялось. Заклинание змей равным образом дозволялось в субботу» (там же).

«Во времена гаонов (руководителей иудейских академий, интерпретаторов талмуда) ворожба распространилась очень сильно. Существовали видные представители вавилонской академии, полагавшие, что они владеют тайною чародейских сил» (1. 5 – 786).

В талмудический период иудаизма «ученики Иуды Ганаси, р. Ханина и р. Гошая, сотворяли накануне каждой субботы посредством книги «Сефер йецира» трёхгодовалого телёнка(!) и съедали его в субботу (санг. 65,б)» (1. 14 – 178). «Сефер йецира» (книга творения) – «название двух эзотерических произведений, представляет собой руководство по творению чудес, пользовавшееся популярностью в талмудическую эпоху» (там же). «Они совершали это чудо посредством сочетания букв имени яхве» (там же). «Об употреблении евреями имени яхве (для колдовских целей) свидетельствуют магические папирусы, в которых приводится какая-то ангельская книга Моисея, полная намёков на библейские имена» (1. 14 – 179). «Сефер йецира» была написана во 2 веке до Р.Х. (там же), кодифицирована – в 6 веке по Р.Х. (1. 14 – 184).

«На западе распространилось около 10 века по Р.Х. влияние практической кабалы. Сущность её заключалась в составлении букв, имеющих, якобы, таинственную магическую силу заклинаний и надписей для амулетов» (1. 5 – 786). В средние века «ворожба распространилась в ужасающих размерах» (1. 5 – 787) в среде иудейства. Она «была распространена не только среди немецких евреев, в общем стоявших на низкой ступени культуры, но и среди испанских и итальянских, где находились даже учёные, признававшие её; р. Моисей бен Нахаман (Нахмонид), имевший весьма большое влияние на свой поколение, верил в действие колдовства: «это вещи, которые мы видели собственными глазами, отрицать которые мы не в состоянии. Нахмонид знал, что на могиле мертвеца можно узнать будущее путём заклинаний. Ученик Нахмонида р. Соломон бен Адрет из Барселоны категорически разрешает евреям пользование колдовством для исцеления болезни» (там же). «Авторитетный раввин середины 15 века Израиль Иссерлес из Нейштадта заявлял, что применение чародейства вообще не запрещено» (там же). В 16-17 веках «заклинание духов происходили публично. Заклинание совершалось в синагоге» (там же). В середине 18 века некий р. Ионатан Эйбеншютц изготавливал и распространял среди иудейства амулеты (там же), в том числе – «для болезненных детей, для женщин, готовившихся стать матерями, а так же как средство против кровотечения из носа, эпилепсии и дурного глаза. Он так же составил амулет для изгнания квакающих демонов из дома. Чтобы отыскать утопленника, он рекомендовал класть на берегу реки или пруда талисман в виде исписанного куска пергамента. Эйбеншютц заявлял, что он особенно успешно оперирует своими амулетами при оказании помощи женщинам в разных случаях жизни» (1. 5 – 366).

«Употребление амулетов было очень распространено в талмудический период» (1. 2 – 3600). Вообще «талмуд есть основа чернокнижия. Злые духи и колдовство, чары встречаются там на каждой странице» (14. 72). К амулетам талмуд «относится толерантно. Разрешается носить в субботний день камеи, как писанные, так и содержащие разные коренья (шабб. 61,а)» (1. 2 – 357-358). Иудеи Вавилонии «широко пользовались как заклинаниями, так и амулетами» (1. 2 – 358). Прототипом европейских амулетов иудеев стал амулет, который изобрёл «знаменитый ректор (иудейской) пумбедитской академии Абаи бар Нахмани, который был известен своей учёностью» (там же).

«Особенная сила приписывалась щепкам, а так же стружкам из ашеры, или другого дерева, посвященному языческому идолу. Всего чаще встречались амулеты, состоявшие из металлической пластины с соответствующей надписью» (1. 2 – 360). Еврейские дети охранялись от «магических сил и чар разными привешенными на шею узелками, исписанными кусками пергамента и т.п. У мужчин они прикреплялись к рукам. Женщины носили их преимущественно на шейной цепочке, в кольцах и других принадлежностях наряда» (1. 5 – 361). Евреи в Германии носили амулеты из кораллов, на красных шнурках, как «средство от дурного глаза» (1. 5 – 364). «Безумие и эпилепсия лечились навешиванием свекловицы на шею больного» (там же), при этом иудеи были извещены о том, что «изготовлением этих амулетов могут быть раздражены демоны» (там же).

В 11 веке иудеи опубликовали книгу «разиэль» (имя одного из национальных демонов еврейства), содержащую «инструкции для изготовления амулетов; в особенности же указаны подходящие для их фабрикации дни и часы» (1. 5 – 364).

«Писаные амулеты фабрикуются так называемыми обладателями тайн яхве» (1. 5 – 367). Для составления амулетов иудеям приходилось изучать астрологию и демонологию: «чтобы составить писаный амулет требуется знать порядок 12 знаков зодиака с их «ангелами» и тайными силами, имена «ангелов», управляющих лютыми зверями, название нечистых сил, вождей, бесов, дьяволов, ведьм и т.п.» (1. 5 – 368). Составление колдовских амулетов в христианскую эру приняло у евреев характер профанации христианской иконописи: «перед составлением некоторых амулетов необходимо некоторое время провести в посте, погружаться в микву, одеться в белое платье и соблюдать во всём чистоту» (там же).

«В Европе по отношению к амулетам, прежде всего, заслуживает внимания иудейство Испании, рассадник суеверий и каббалы. Нахманид и Адред допускали употребление металлической пластинки с изображением льва, как средство против сильного кашля» (1. 5 – 364). С помощью амулетов евреи полагали, например, «держать весь мир в страхе и повиновении, иметь общение со смертью, заставлять неприятелей разрывать друг друга на куски» (1. 5 – 363).

Евреи черты оседлости Российской империи употребляли амулеты и в начале 20 века, при этом они писали на них, например проклятия христианам, русским и польским, в чьей земле им было дозволено проживать. При этом иудеи зашифровывали название русского народа, например, так – «Емарай Емараевич», называя его «бесом», «дьяволом-блудником» (1. 5 – 369-370). На таких амулетах можно было увидеть «карикатурное изображение человека с заложенными назад руками и расшибленным черепом» (1. 5 – 370).

Иудеи имели общение со своими национальными амулетами от самого рождения. Так, для иудейского младенца специально составлялся, например, такой амулет: «именем (следует ряд каббалистических сочетаний) да будет охрана младенцу Н., рожденному от женщины Н., от дурного глаза, колдовства, глистов, дифтерита и болезни горла, от злых духов, дьяволов, ведьм, ночных бесов и дьяволиц, злых приключений, эпилепсии, конвульсий, всяких испугов, болей и недугов, и всяких несчастий, от махлат, дочери иргат (известный евреям злой дух), а так же от зубной боли» (1. 5 – 371).

Амулеты иудаизма испещрены такими словами как «дьявол», «дьяволицы», бесы, духи, нечистые силы, ведьмы. Вместе с такими словами всегда употребляется евреями и имя яхве.

Иудаизм содержит в себе и пропагандирует следующие виды колдовства: «если желаешь причинить гибель кому-нибудь, возьми глину с берегов двух рек и сделай фигуру, напиши на ней имя того лица, затем возьми семь прутиков от семи финиковых деревьев и изготовь лук (из лошадиных волос?), поставь фигуру на подходящее место и стреляй в неё прутиками, произнося при каждом выстреле предписанные слова, прибавляя каждый раз: да погибнет Н., сын Н.» (1. 5 – 363). «Особый род колдовства составляло заклинание ядовитых змей посредством заговаривания (нашёптывания); это суеверие было очень распространено среди евреев (см. Ис. 3; 3)» (1. 5 – 782). «Колдовством занимались еврейские женщины. Они шили особые повязки, которые клали под мышки и покрывала, каким обматывали голову того, над кем производилось заклинание; это делалось для того, чтобы улавливать души» (1. 5 – 783).

Некий иудей так изгонял беса: «он подносил к носу одержимого демоном палец, на котором находился перстень, с включенным в него корнем указанного Соломоном растения, и тем извлекал демона из ноздрей. Больной, конечно, тотчас падал замертво на землю и всякий присутствующий готов был поклясться, что он больше уже не придёт в себя, если бы не было Соломона и составленных им формул заклинания» (1. 7 – 646-647). Тот же иудей-колдун «приказывал демону при выходе из тела больного опрокинуть сосуд, чтобы все зрители воочию могли убедиться, что злой дух действительно покинул одержимого» (1. 7 – 647).

Талмудические рецепты отличаются колдовским характером. «Против боли одной стороны головы возьми глухаря, зарежь его серебряной монетой над той стороной головы, которая болит, так, чтобы кровь потекла по этой стороне; но остерегайся, чтобы глаз от попавшей в него крови не ослеп. Потом надо повесить глухаря над дверью так, чтобы больной, входя и выходя, тёрся об него» (гиттин. 68,б). Для лечения желтухи талмуд советует пролить кровь молодого осла над обритым наголо местом на макушке больного. А «если кого-нибудь укусит змея, то надо взять зародыш белой ослицы, распластать его и пусть укушенный сядет на него (сабб. 109,б)» (11. 116). «Против трёхдневной лихорадки принеси несколько (точно указано) предметов, от каждого по семь штук, и между ними семь волос с морды старой собаки, свяжи всё вместе и повесь на шею (сабб. 67,а)» (там же). «Против болезни карсам смешай экскременты белой собаки с бальзамом. Но если возможно, то есть если есть другое средство, или если болезнь не очень мучительна, не следует есть экскрементов (гитт. 69,б). Тот, у кого застряла кость в горле, пусть возьмёт кость того же рода, положит её себе на голову и скажет: раз, раз, проглоти, спустись, раз, раз (сабб. 67,а)» (там же). Против болезни селезёнки талмуд рекомендует «взять селезёнку козы, которая ещё не козлилась, приклеить её к почке, стать напротив и сказать: так, как сжимается эта селезёнка, пусть уменьшится селезёнка Н., сына Н. Или другой талмудический рецепт: надо найти мертвеца, который умер в субботу, положить его руку на больную селезёнку и сказать: как отсыхает эта рука, так пусть уменьшится селезёнка Н., сына Н. (гитт. 69,в)» (11. 116 - 117). Зубом мёртвой лисицы иудеи пользовались от бессонницы (сабб. 6,10). Лихорадку лечили гвоздём от виселицы или от креста. От укусов шершней, скорпионов и прочих им полагалось пить «сорокадневную мочу» (11. 117). «Если новорождённый ребёнок не начинает кричать, то проведи по нему два раза его последом (сабб. 34,а)» (там же). «По трактату «саббат» палестинского талмуда (лист 14,д, строка 3) высушенные экскременты ребёнка – составная часть лекарства от болезни рта» (там же).

В еврейских книгах средневековья несть числа рецептам подобным, например, такому: «пусть больной возьмёт жёлтую репу, наполнит её своей мочой и повесит в дымовую трубу. Пусть больной зароет кружку со своей мочой под бузиной и скажет трижды: чахотка, желтуха, тошнота и семьдесят различных болезней – лучше я тебя схороню, чем ты меня» (11. 120 – 121). «Чтобы остановить кровь при обрезании, надо взять тёплый свиной помёт и положить его на тело ребёнка»; «чтобы выпал зуб, надо на него положить зуб мертвеца. Против чумы испробовано и одобрено следующее средство: надо положить ключ от дома в руку мёртвого еврея. Чтоб оградить себя от всякого несчастья, надо препоясаться верёвкой, на которой был повешен преступник» (11. 121). «Против падучей рекомендуется зарезать петуха и дать ему сгнить»; «для возбуждения любви надо около часа подержать яблоко под мышкой правой руки и потом дать его девушке» (11. 122).

«Чтобы заткнуть рот врагу, возьми воска от свечи для покаяния, положи туда паука, вложи это в рот и скажи: как страдает в воске паук, так пусть и все враги, которые делают зло, будут в моей руке и моей власти, чтобы я мог делать им зло, а не они мне» (11. 124).

«Где никогда не стояло дома, не надо и строить. Если же это всё-таки случится, то пусть этот дом год остаётся нежитым. Пустое незастроенное место считается местом пребывания демонов. Поэтому, если строится дом на таком месте, то сначала поселяют в него петуха и курицу, а потом их убивают» (11. 119).

Иудаизм, имевший источником ветхий завет, сделал евреев беспрецедентно суеверным народом, поскольку именно таков один из этногенных кодов ветхого завета. Одним из наиболее распространённых у иудеев суеверий является верование в «дурной глаз» раввина, которое было замечено в еврействе уже в 3 веке по Р.Х. Иудеи уверены, что «есть люди, взгляд которых может причинить вред всяким органическим существам» (1. 1 – 579). В талмуде достаточно много легенд о раввинах, которые «уничтожали всё встречное по пути своим взором» (там же). Некий раввин «превратил одним своим взглядом еретически настроенного ученика в груду костей (баб. бат. 75)» (там же), другой заявил, что из 100 евреев 99 умирают от «дурного глаза» (1. 1 – 580).

Со времён средневековья у евреев «появилась специальная терапия от дурного глаза в виде заговоров, талисманов и пр. Заговоры имеют самый разнообразный характер, начиная с самых простых молитвенных форм и кончая какими-то абракадабрами, часто на смешанном библейско-арамейском наречии» (там же). При этом советуют, например, «взяться левой рукой за большой палец правой руки, а правой рукой за большой палец левой, произнося при этом: я из потомков Иосифа, над которым дурной глаз не властен» (там же). С целью профилактики «сглаза» еврейки «часто прибегают к такому средству: они трижды целуют ребёнка, отплёвываясь после каждого поцелуя» (1. 14 – 631).

«Во время холеры литовские евреи устраивают на кладбищах свадьбы между калеками. В Пинске и др. местах устраивали свадьбу двух сирот под чёрным балдахином на могилах их родителей. В некоторых захолустных местностях в таких случаях устраивались даже на кладбище формальное венчание между женщиной и каким-либо мертвецом» (1. 14 – 632).

Среди еврейских суеверий средневековья весьма заметны так же астрология и алхимия. «Евреи 8 и 9 столетий были чрезвычайно искусными астрологами» (1. 3 – 368). Они даже называли астрологию – «возвышенной наукой» (1. 3 – 369). Иудеи «почти в каждом столетии пытались путём астрологии предсказать пришествие мессии» (там же). «Пережитком старой веры в астрологию является поздравительная формула: мазел тоб! (счастья!, дословно – хорошей планеты!).

«Средневековые еврейские авторы были знакомы с алхимией» (1. 2 – 93), переводили на еврейский язык алхимические трактаты (1. 2 – 94), ссылались на них в своих рукописях (там же).

Демонология

Значительную часть в иудаизме имеет еврейская национальная демонология. «Реальность демонов ни разу не подвергалась сомнению со стороны древнейших талмудистов, не возбуждала сомнений у средневековых еврейских мыслителей» (1. 7 – 82). Своих демонов евреи поминали ежедневно: «большая часть читаемых перед отходом ко сну молитв предназначена охранять спящего от демонов» (1. 7 – 83).

Иудаизм различает два вида демонов – косматые, «которым приносили жертвы на открытых полянах (Лев. 17; 7)» (1. 7 – 74), и сатирообразные (Ис. 13; 21), занимающиеся плясками в глухих и заброшенных местах» (там же). Кроме этого, иудаизм признаёт неких демонов бури, истребления, моровой язвы, смерти (1. 7 – 75), демонов слепоты, головной боли, эпилепсии, кошмаров, бредовой горячки и судорог, проказы и пр. (1. 7 – 78). Все эти демоны не имеют «мятежного духа против яхве» (1. 7 – 80), «демоны, злые посланцы, только исполнители приказаний своего повелителя яхве, слепые орудия его гнева» (1. 7 – 75).

Согласно иудейским представлениям, демоны иудаизма почитают яхве и моисеев закон. Так, евреи рассказывают, что однажды один их соплеменник, нарушивший клятву своему отцу, а затем и оклеветавший его, попал в царство демонов, где он услышал голоса, «произносившие стих из кн. Исход» (1. 3 – 861). В том царстве были и синагога и раввин. Последний ввёл иудея в синагогу демонов, затем туда же «с шумом, похожим на раскаты грома и с быстротой молнии слетелись тысячи демонов» (там же). После того как хазан адской синагоги прочитал псалмы, демоны принялись решать судьбу еврея. Их главарь, асмодей, «созвал трибунал и предложил на рассмотрение его членов вопрос о том, заслуживает ли иудей-преступник на основании торы смерти, или нет» (там же). Трибунал демонов, основываясь на моисеевом законе, назвал еврея клятвопреступником. Тогда главарь трибунала асмодей вступил в сговор с обвиняемым евреем, и они совместно уже оклеветали отца обвиняемого, назвав его умалишённым, а клятву в таком случае – недействительной. После этого трибунал признал еврея невиновным, и тот занял место учителя в доме асмодея. Через некоторое время, воспользовавшись отсутствием асмодея, еврей соблазнил его дочь-дьяволицу, после чего женился на ней. «На свадьбе присутствовали не только демоны, но так же разные звери» (1. 3 – 862). Однако вскоре еврей пожелал вернуться в Иудею, чего и достиг обманом, но это коварство не смогла простить ему его супруга-дьяволица. Она явилась к еврею со свитой демонов и поцеловала в губы изменника, после чего тот упал замертво. А дьяволица воскликнула: Вот наказание за клятвопреступление и неверность яхве, твоему отцу и мне» (там же).

Иудаизм так представляет себе происхождение демонов: «в одну из пятниц вечером, когда было уже очень поздно, яхве создал злых духов, и так как наступал шабаш, то у него не хватило времени их закончить и воплотить».(14. 70 – 71). Кроме того, иудаизм полагает происхождение демонов от Адама и Евы, которые, по версии иудаизма, стали любовниками демонов (14. 71). После же них «много мужчин и женщин совокуплялись со злыми духами. Поэтому количество этих последних велико, тем более что они размножаются так же между собою, и оно было бы ещё большим, если бы эти злые духи не были так склонны к пьянству и обжорству, следствием чего является гибель многих из них от расстройства желудка. Они любят танцевать между рогами быков, возвращающихся с водопоя, или среди толп женщин, идущих с похорон. Зависть влечёт их так же к раввинам. Не надо рисковать ходить в глухие места, ибо там обитают злые духи, не надо быть в одиночестве во время роста и ущерба Луны, так как это время принадлежит злым духам» (14. 71 - 73).

Иудеи нашли для себя способ видеться со своими демонами, которые окружают их «как земля корни виноградной лозы» (1. 7 – 76). «Видеть их можно, всыпав в глаза немного золы сожжённого последа от первородящей чёрной кошки, родившейся от такой же чёрной и первородящей (бер. 6,а)» (там же). Некий раввин лично знал «300 видов демонов, обитавших в окрестностях Сихина» (там же). Он же понимал их язык (1.7 – 77). «Некий Аба Иоси из Цитора, осведомлённый проживавшим в ручье водяным духом о том, что там хочет поселиться злокозненный демон, спас свой город, по совету водяного заставив жителей пойти на рассвете к воде, вооружёнными железными палками и лопатами, и избить вторгнувшегося демона до смерти» (там же). Еврейские демоны «боятся железных инструментов» (3. 3 – 300).

В последние времена среди евреев главарь их демонов асмодей – «популярный объект народного юмора и иронии» (1. 3 – 301). Он также известен иудаизму под названиями – азазель и сатана. Согласно иудейскому преданию, однажды Авраам «получил божественные одеяния, который раньше носил азазель» (1. 1 – 256), после чего он отправился в преисподнюю, где ему сообщили, что тот самый змей-искуситель в Раю был именно азазель» (1.1 – 257). «Слово «сатан» на иврите означает врага-обличителя, «ангела яхве», чьей обязанностью является выполнение воли яхве» (2. 12). «Понятие о сатане, как о специальном существе сначала было чуждо ветхому завету. Впервые он является в качестве существа (по мнению иудейского источника) высшего порядка в кн. Иова, где он фигурирует среди сынов яхве. В диалоге меду ним и яхве, он определяется как участник верховного «божественного» совета, и как обвинитель человека. Однако, являясь преследователем человека, он лишён права действовать самостоятельно, без разрешения на то от яхве, вследствие чего на него нельзя смотреть как на противника яхве» (1. 14 – 27). Известный ветхозаветный писатель предупредил еврейство: «когда нечестивый проклинает сатану, он проклинает свою собственную душу» (1. 14 – 28). Кстати, современный иудейский источник пишет это адское имя только с заглавной буквы.

Согласно иудаизму, сатана общается с яхве, последний даже внимает его молитвам: «сатана стал умолять яхве дать ему взглянуть на мессию» (1. 14 – 29). У евреев сатана проник в их литургику, в утреннюю молитву и благословление новолуния. Евреи не гнушались называться этим именем погибели, например, лидер иудаизма 18 века именовался Сатановер, видный в иудействе писатель той же эпохи – Сатанов, талмудист и литургический поэт 10 века – Сатанас (там же), лидер современного российского еврейского конгресса - Сатановский (19. 5).

По ожиданиям иудаизма у сатаны такая перспектива: он будет лечить, и воскрешать слуг яхве (1. 7 – 81). Показательно, что иудаизм считает ветхий завет «противоядием тому, что можно обозначить словом «сатанофобия» (1. 7 – 82).

Следует подчеркнуть, что Пятикнижие и вообще ранние тексты ветхого завета не знают такого персонажа как сатана, что вполне можно объяснить тем, что таковым был яхве. В иудейских текстах сатана появился тогда, когда иудаизму потребовалось законспирировать адское существо яхве, тогда эти имена были разделены.

Загробные представления

Еврейский «ангел смерти» (малах гамавет) «покрыт бесчисленными глазами, и когда бьёт час смерти больному, он становится у изголовья умирающего с обнажённым мечом, на острие которого висит капля желчи. Увидев его, больной от страха открывает рот, чем моментально пользуется «ангел смерти» и бросает умирающему в рот смертоносную каплю. От неё человек умирает, лицо его желтеет, и весь он разлагается (аб. зар. 20,б). По другому мнению малах гамавет прямо перерезывает умирающему горло, но он делает это невидимо для других» (1. 10 – 565). «Мёртвые уходят к своим предкам в преисподнюю, вместе с телом и душой, там они продолжают сознавать и чувствовать, но лишены возможности активно проявлять себя; они пребывают там в вечном молчании, без всяких надежд, без мыслей о Боге» (1. 14 – 395).

Ветхий завет утверждает, что «день смерти лучше дня рождения» (Екк. 7; 1), из чего талмудисты делают вывод: «благочестивые евреи считают день смерти праздником» (1. 14 – 397), возможно, потому что в иудаизме «бесы порхают вокруг гроба» (там же).

«В древних книгах ветхого завета нет прямого указания на бессмертие души. Душа считалась только дыханием, ей нельзя было приписывать самостоятельного существования» (1. 4 – 29). «Моисеев закон ограничивается пределами земной жизни, ничего не обещая человеку после его смерти» (там же). Иудаизм эпохи «второго храма» признавал воскресение мёртвых, но не знал ни бессмертия души, ни вообще души. Во 2 веке до Р.Х. яхвистский моно-атеистический иудаизм отрёкся от идеи воскресения: ветхозаветный писатель того времени Иешуа бен Сира не знал воскресения (1. 5 – 791). С начала христианской эры иудаизм возвратился к идее воскресения, которая «обстоятельно излагается во 2-й Маккавейской книге» (там же). Дальнейшая модернизация иудаизма – иудаизм реформированный вновь отверг эту истину. Иудаизм вообще не заинтересован в культивировании идеи воскресения и бессмертия души, поскольку не призывает жить на земле ради Царствия Небесного.

В иудаизме «выработалось смутное представление о каком-то глубоком пространстве, подземном, шеоле, куда нисходят после смерти, и где евреи, согласно некоторым библейским указаниям, испытывают разные страдания. О каких-либо радостях в самом шеоле нигде не упоминается» (1. 4 – 29). «В ветхом завете нет прямых указаний на загробную жизнь» (1. 16 – 308). Шеол – древнейшее название преисподней у евреев, в которую они сходят все без исключения, начиная с культовых патриархов иудейства (Быт. 37; 36). «Шеол – это место, куда переходят евреи после смерти, совершенно независимо от их поведения и образа жизни на земле» (1. 1 – 530). Синонимы шеола у евреев – «гибель, забытая страна, яма, безмолвие, пропасть и пр.» (там же); кроме этого, шеол есть «область тьмы, холода, безмолвия, одиночества, сырости, червей и гадов» (1. 1 – 531).

В эпоху «второго храма» еврейская преисподняя получила другое название – геенна, которая в талмудический период становится «чистилищем для грешников», где евреи томятся в течение одного года, впрочем, по мнению иудаизма, «муки ада следует представлять себе в чисто идеальном смысле, они ничего с физическими страданиями не имеют» (1.1 – 532). Иудаизм примирял своих поклонников с неизбежной для них преисподней, внушая им, что, мол, «израильтяне, даже неблагочестивые, для адского огня вообще неуязвимы» (1. 1 – 531).

В 16 веке иудеи обнародовали трактат о геенне, в котором приведены «детальные описания ада» (там же), каковым любовались некоторые раввины, побывав в нём ещё при жизни, во время соответствующих «экскурсий» (1. 1 – 532). Они сообщили, например, что евреев в их шеоле ожидает «пять родов огня, различного рода раскалённые угли, реки горящей смолы и серы» (там же). Раввины видели в преисподней евреев, «привешенных к крюкам за волосы, за руки, за языки, даже за глаза, людей, которых кормят мясом их собственного тела, горячими углями, гранитом, от которого зубы у них лопаются, а так же грешников, которых черви едят живьём» (там же).

Иудеи ожидающий их ад «представляют громаднейшим пеклом или морем огня, где в разных отделениях жарятся грешники» (1. 1 – 534); демоны часто бросают грешника попеременно то в море огня или расплавленного свинца, то в море снега и льда.

У евреев существует суеверие, что их умершие соплеменники «выпускаются из ада» (там же) во время шабашей, иудейских суббот. «Им даётся день покоя, но на исходе субботы они опять загоняются в ад» (там же). Родственники умершего всячески стараются отдалить момент перехода шабаша в будни, «дабы покойник пользовался более продолжительным отдыхом» (там же), например, затягивают молитву, долго не зажигают свечей и пр. Этими шабашевыми уловками пользуются в течение года со дня смерти родственника, после чего иудаизм считает еврея освобождённым от мук ада.

Идея иудаизма о еврейском рае весьма позднего, талмудического, происхождения. Ветхий завет ничего кроме преисподней не знает. Иудаизм с присущим ему культовым безумием вычислил, что иудейский рай сотворён яхве «за 1361 год, 3 часа и 2 минуты до сотворения мира» (1. 13 – 294). Представления иудеев об их рае значительно менее отчётливы, нежели их же познания преисподней: в нём то ли пять, то ли семь отделений, то он столь «обширен, что необходимы 800 тысяч лет, чтобы пройти его» (там же), то у еврейского рая оказывается «крайне малый масштаб» (там же). Он заперт на двое ворот, возле которых праведников ожидают несколько десятков миллионов особых привратников, которые раздевают еврея, и облачают его в восемь одежд, сотканных из блестящих облаков, а на голову его кладут два венца, один бриллиантовый, другой золотой. Иудея проводят через долины роз и мирт и вселяют под балдахин, из-под которого истекают потоки вина, мёда, молока и бальзама. Еврея «приглашают вкусить мёда в вознаграждение за труд изучения торы, и старого вина, ибо ветхий завет подобен вину» (1. 13 – 295). Немедленно вокруг него собирается пир, и за его столом оказываются патриархи еврейства, царь Давид и яхве. Застольные тосты этого пира слышат евреи в аду, порой одобряя благословления праведника. И тогда грешников-евреев немедленно впускают из ада в рай (там же). Ведь в иудаизме «ад тесно примыкает к раю, пространство шириною в одну ладонь отделяет их» (там же).

Иудеи считают, что в их раю находятся предметы техногенного характера, например, - музыкальный автомат, «столп-автомат, наполняющий дивной мелодией весь рай» (1. 13 – 294). Там же растет гигантское древо жизни, в тени которого еврейские мудрецы беспрерывно истолковывают слово «яхве».

«Вдохновляемые дикой фантазией средневековые талмудисты указали на следующие атрибуты еврея в раю: сверх хламиды со многими крючками на еврея накинут будет талес-цицес (полосатое одеяние, получаемое евреем со вступлением в брак, которое он надевает при совершении ежедневных молитв), вокруг головы прикреплены будут восемь свечек (в субботу возжигаемых), на обнажённой левой руке будет намотан ручной тефелин, на голове ермолка; в одной руке – райское яблоко (этрог), в другой – пальма мученика, и, в довершении картины, из-под одежды будет видеться обрезанный пенис» (3. 113). «Вот представление, где еврей синтетически собран, тут его «я», всё, с чем он живёт здесь, на земле, что принесёт с собой и за роковую грань гроба» (там же).

Иудейский рай структурирован не только по национальному признаку, но и по половому: имеется специальный «корпус для женщин» (1. 13 – 294).

В отличие от еврейского простонародья талмудисты никогда не сомневались в адской сущности того, что они сами выдумали для употребления евреями: «четыре учёных, бен Аззай, бен Зома, Ахер и р. Акиба вошли в рай; бен Аззай осмотрелся и умер; бен Зома осмотрелся и сошёл с ума» (1. 6 – 601).

Псевдомессианизм

В одной еврейской легенде рассказывается об очередном путешествии раввина в преисподнюю. Этот раввин увидел в преисподней Давида, который «сидел на огненном троне, приготовленном для него близ трона яхве» (1. 2 – 889). Возле него стояли разного рода существа преисподней и кричали: «яхве будет царём над всей землёй; в тот день яхве будет один и его имя едино» (1. 2 – 881).

«Талмуд полон предсказаниями того, что произойдёт в конце времён, когда придёт мессия, который раздавит всех гоев (неевреев) колёсами своей колесницы. В это время будет великая война, во время которой погибнет две трети народов. Побеждённые подчинятся евреям и поднесут им богатые дары, но мессия не примет дани христиан, которые все должны будут уничтожены. Все богатства народов перейдут в руки евреев, богатство которых будет неисчислимо, богатство же мессии будут столь велики, что одни ключи для запирания их составят груз для трёхсот вьючных животных. Что же касается простых евреев, то самый незначительный из них получит две тысячи восемьсот рабов. После истребления христиан оставшиеся попросят обрезания и одежду посвящения, мир будет населён исключительно евреями» (14. 79 -80).

Согласно народным еврейским представлениям, когда «придёт мессия, все народы станут нашими вассалами, и нам же будет принадлежать всемирное богатство, в которое вольются без исключения богатства и сокровища всех стран и народов. Но перед этим будет-де страшная война: все нации соединятся, чтобы сражаться с евреями, а евреи всё же останутся победителями» (16. 1 – 195-196). После этого евреи перейдут через огненную реку Самбатион по бумажному мосту. «И тогда наш народ, торжествуя, вступит в рай, где всех благочестивых евреев ожидают рыба левиафан-левиосон, дикий буйвол и старое кошерное вино, сохраняющееся для нас ещё от создания мира» (16. 1 – 196).

В своём заогненном «раю» (очевидно, соответствующему огненному озеру, куда будет ввержен сатана и все слуги его) мёртвые иудеи намереваются жить сыто и пьяно. При этом они предполагают с гордостью носить свои молитвенные халаты, надевая их таким образом, чтобы был заметен телесный знак интимного завета с яхве, который должен будет собственноручно ежедневно резать с соблюдением всех талмудических правил левиафана и буйвола, чтобы кормить еврейских мертвецов их мясом.

«По пришествии мессии яхве даст пир в честь праведников, на котором все блюда будут изготовлены из мяса левиафана (б. б. 75,а). В то время состоится охота на левиафана, которая будет служить источником большой утехи для праведников. Остатки от пира праведников будут продаваться в больших количествах на рынках Иерусалима (б. б. 1,с). Из кожи левиафана яхве сделает палатки для благочестивых первого разряда, пояса для благочестивых второго разряда, ожерелья – для третьего, камеи - для четвёртого. На стенах Иерусалима будут развешаны остатки кожи, которые будут озарять светом весь мир» (1. 10 – 131).

Поощрение греха

В талмуде сказано иудеям: «грешить разрешается, лишь бы грех совершался тайно (кидд. 40,а)» (14. 66). Иудаизм генерировал так называемый «день всепрощения» (иом га-киппурим), когда яхве отпускает грехи, как отдельного еврея, так и всего еврейства, сознательные и бессознательные (1. 8 – 797). «Существует много еврейских книг, в которых требуется, чтобы еврей сильно верил, что будут ему прощены в день судный все грехи, хотя бы самые тяжкие, и при этом нет и речи об обязанности вознаградить за обиду, или обязанности исправления себя» (14. 27).

Ветхозаветное право не рассматривает кражу или грабёж в качестве уголовного преступления (1. 9 – 803). «Мягкое отношение к вору образует главное отличие еврейского закона» (там же), из-за чего, в частности, среди евреев «возросла порча нравов, и увеличилось число краж» (1. 9 – 806).

Показательно отношение иудаизма к содомскому греху. Для Иудеи «Содома – сестра твоя» (Иез. 16; 48). Иудаизм талмудический так вспоминал свою сестру Содому: «земли тех жителей изобиловали плодами, постоянный мир и согласие царили у них, стада их были велики и во всём они были счастливы и прекрасны. И тогда в счастье этом они почувствовали себя так насыщенными и удовлетворёнными, что забыли яхве, как бы потеряв в нём нужду, и за это забвение себя он их наказал. О пороке и порочности и речи нет» (4. 252). «Все помнят томительную просьбу Авраама в защиту городов, предназначенных к гибели. Во всей всемирной истории нет просьбы такой нежности и неотступчивости» (там же). «Тут обычный метод сокрытия дела от глаз любопытствующих: города были истреблены, порок наказан, и читающий успокаивается. Только талмуд шепчет углубляющимся далее: жители были так счастливы…» (там же).

Ритуальная чистота

Понятие иудаизма о нечистоте не зависит от «физической, видимой глазу нечистоты» (1. 13 – 526). «Характерная особенность этого состояния заключается в том, что оно, подобно заразительным болезням, способно переходить от одного человека на другого, от одного предмета на другой, как бы заражая последних. В некоторых случаях заражение нечистотою происходит не только при непосредственном соприкосновении с источником ритуальной нечистоты, но и на расстоянии: например, человеческий труп сообщает ритуальную нечистоту всем людям и предметам, находящимся в одном с ним помещении» (1. 13 – 526). Еврейский мертвец в иудаизме буквально называется – «прародитель нечистоты» (1. 13 – 527), «заразившийся от него еврей становится источником нечистоты на семь дней (буквально называется – отец нечистоты)» (1. 13 – 526). Прикоснувшийся к «отцу нечистоты другой еврей становится до вечера дитятей нечистоты, который в свою очередь несёт соплеменникам нечистоту первой и второй степени» (1. 13 – 527).

Очищение от ритуальной нечистоты иудаизм рекомендует производить посредством окроплений «очистительной водой», «представляющей раствор золы, полученной от сжигания рыжей телицы» (там же). Эту так называемую «рыжую телицу» иудеи в своё время сжигали на Масличной горе, где дислоцировался один из Иерусалимских центров культа молоха. Отсюда под «рыжей телицей» вполне можно разглядеть светловолосую женщину или девочку, которых древние евреи сжигали во время своих сатанинских обрядов.

Для других «очищений» применялись не менее характерные для иудаизма методики: например, «гноеточивый освобождался, по выздоровлению, от своей нечистоты погружением в ключевую воду» (1. 13 – 528), то есть в питьевую воду.

«Еврейка в послеродовой период считалась источником нечистоты наравне с гноеточивым» (там же). После рождения мальчика еврейку соплеменники считали «нечистой» семь дней (словно бы она родила труп!), после чего ей запрещали приближаться к иерусалимскому капищу в течение 33 дней. После рождения девочки соплеменники считали еврейку «нечистой» 14 дней, после чего матери запрещали приближаться к капищу на протяжении 66 дней.

Согласно принципам ветхого завета, иудей, соблюдавший законы о ритуальной чистоте, считался «святым»: «ветхий завет мотивирует эти законы идеей святости» (1. 8 – 530).

Иудейские законы о ритуальной чистоте, «касаясь всех сторон жизни древнего еврея – его пищи, питья, одежды, жилища и домашней утвари, контролируя все его шаги и поступки, - эти законы окружали еврея, где бы он ни был, особенной атмосферой, крайне затруднявшей общение его с людьми, их не соблюдавшими» (1. 13 – 536). Иудейские лидеры, «зная страх народа перед нарушением ритуальной чистоты, пользовались этим страхом для проведения посторонних, чисто политических мер» (там же). Они могли квалифицировать любое не устраивающее их явление в народной жизни ритуально «нечистым», и таким образом запретить его. Например, они «декретировали нечистоту иноземной почвы и нечистоту стеклянной посуды. По первому декрету, еврей, переступивший границу Палестины, становится источником ритуальной нечистоты, как будто бы он прикоснулся к человеческому трупу» (там же). Этот декрет повторялся дважды, и имел силу закона до 3 века по Р.Х., регулируя эмиграцию из Иудеи. После этого декрета евреи диаспоры оказались в странном положении, и предпочли пренебречь им. Декрет о «нечистоте» стеклянной посуды «имел целью предохранить евреев от совместного пиршества с язычниками» (1. 13 – 538).

Иудаизм так же «декретировал нечистоту металлической посуды. В силу этого постановления, металлические предметы, подвергшиеся трупной нечистоте (то есть находившиеся в помещении, где лежал еврейский покойник), если были перекованы или переплавлены в новые сосуды, сохраняют свою старую нечистоту до тех пор, пока не будут в продолжение семи дней двукратно окроплены очистительной водой» (там же). Такая жидкость приготавливалась только в Иерусалиме, на Масличной горе, а потому это постановление «приводило отдалённые общины в зависимость от Иерусалима» (1. 13 – 539).

В талмудический период в иудаизме появились «новые формы ритуальной чистоты, они носят общее название – раввинская инфекция» (там же). Например, талмудический иудаизм считает, что еврейская «нечистота» проникает и сквозь каменные плиты, и даже передаётся посредством передвижения с помощью рычага без непосредственного соприкосновения с объектом «нечистоты»: «если чистый человек привёл посредством рычага в движение предмет, на котором сидел или лежал гноеточивый, то он сам становится ритуально нечистым. То же относится и ко всякому язычнику, который априори признаётся гноеточивым: предметы, на которых они лежали или сидели, нельзя трогать с места даже посредством рычага» (там же).

Законы о ритуальной чистоте «привели к тому, что даже родственные между собой по своим религиозным воззрениям группы стали отмежёвываться одна от другой, так что единый народ, раскололся как бы на отдельные касты, чуждавшиеся друг друга в обыденной жизни во всём, что касается еды и питья, жилища и одежды. Платье еврея простолюдина считалось источником ритуальной нечистоты для фарисеев; платье же фарисеев нечисто для ааронидов и т.п. Отчуждённость одной части народа от другой приняла поистине опасные размеры» (1. 13 – 540). «Законы ритуальной чистоты, главной целью которых было отделение евреев от язычников (Лев. 20; 25 - 26), стали отделять одного еврея от другого. В душе простолюдина не могли не наблюдаться неприязненные чувства к фарисеям, которые брезговали его хлебом и водой, которые, войдя в дом его, остерегались сесть на его стул, а, прощаясь с ним, воздерживались от дружеского пожатия руки» (1. 13 – 543).

Характерным примером ритуальной «нечистоты» иудаизма служит закон о «шатёрной нечистоте», эта «нечистота» распространяется «на верхний этаж, при нахождении источника трупной нечистоты в нижнем этаже дома. Люди и вещи в верхнем этаже подвергаются высшей степени нечистоты, семидневной, между тем пищевые продукты, к которым эти люди прикасались, остаются чистыми» (1. 2 – 375). Вот ещё пример: «отличительный признак канонизированных книг ветхого завета состоит, как известно в том, что они сообщают прикасающимся к ним рукам особенное состояние ритуальной нечистоты (яд. 3,12)» (1. 4 – 507).

«Институт ритуальной нечистоты надолго пережил иерусалимский храм, он никем не был прекращён насильственной реформой, а лишь медленно и незаметно угас, упраздненный самой жизнью» (1. 13 – 548). Однако некоторые законы были сохранены для иудеев, с целью стимулирования самоотделения иудеев от народов, в среде которых они проживали. В числе таких законов – постановления о пище, о кошер и тереф.

Тереф «в буквальном смысле слова обозначает животное, растерзанное хищным зверем, и потому запрещённое моисеевым законом к употреблению в пищу» (1. 14 – 811). «Не ешьте никакой мертвечины, иноземцу, что в городах твоих, отдай её, пусть ест её. Ибо ты народ святой перед яхве» (Втор. 17; 18). Лидеры иудаизма довели этот закон до абсурда. Они установили, что «животное, опасно заболевшее или наевшееся ядовитой травы, если он было зарезано до последнего вздоха, то оно кошер, то есть годное к употреблению (м. хулл. 3,5)» (1. 14 – 814). Не считает иудаизм терефа, то есть «нечистым», негодным к употреблению, мясо животного, если оно перед убоем «поело вещество ядовитое для человека, или было укушено ядовитой змеёй, или бешеной собакой» (там же).

Примеры законодательства иудаизма о пище: «если нанесена была проникающая рана в грудь животного, после чего оно было зарезано и исследуемо. Если лёгкое осталось нетронутым, то животное кошер, но если прободена плевра и образовалось сообщение между воздухоносными трубками лёгкого и полостью грудной клетки, то животное терефа» (1. 14 – 815). «Нечистым» иудаизм считает животных, например, с переломами рёбер, и даже – упавшее с крыши и получившее «сотрясение всех суставов» (1. 14 – 816). Вместе с тем считалось чистым животное, «если у него найдено гнойное размягчение одой почки» (там же). «Лёгкое, содержимое которого льётся, как из кувшина, то есть в нём образовалась большая полость, полная гноем или слизью, - кошер» (1. 14 – 819). Исследования на «чистоту» пищи порой доходило до следующих процедур: лёгкое, при некоторых внешних показаниях «кладут на сутки в тепловатую воду, а потом вдувают в него воздух через дыхательное горло. Если лёгкое разрывается, то это указывает, что животное кошер» (1. 14 – 818), то есть его евреи съедят. В противном случае оно будет признано терефа, «нечистым».

«Если животное родилось с лишней передней ногой, то оно кошер, если же с лишней задней ногой – оно терефа. Животное, у которого отрезана передняя нога, кошер, если же отрезана задняя нога – терефа» (1. 14 – 820).

В Европе с 9 века по Р.Х. христианам было запрещено употреблять в пищу мясо животных больных туберкулёзом, иудаизм же «разрешил к употреблению в пищу мясо таких животных для евреев» (1. 14 – 824).

«Гигиеническим целям творцы талмуда при определении терефы вовсе не руководствовались. Законы о терефе ничего общего с гигиеной не имеют» (1. 14 – 825).

Невежество, абсурдность

Иудаизм называет зайца «нечистым животным» на том основании, что тот «не отрыгивает жвачки» (1. 15 – 881), и у него нет раздвоенных копыт. Хотя заяц «зубами производит такие движения, по которым наблюдателю кажется, что он пережёвывает жвачку» (там же). «Мясо жвачных животных с раздвоенными копытами, - растолковывали грекам александрийские евреи, - признано чистым потому, что жвачка является символом воспоминания о яхве, раздвоение копыт – символом различия между добром и злом» (1. 2 – 907). Это «открытие» совершил лидер иудейства своего времени Филон. «Свинья нечиста, хотя она имеет раздвоенные копыта, но не жуёт жвачки» (1. 15 – 881).

«Нечистыми» иудаизм полагает аистов и других птиц, которые не похожи на «чистых», то есть на «крылатых пресмыкающихся, имеющих длинные голени» (там же), каковыми в первую очередь являются «четыре вида саранчи» (там же), со следующими признаками: «четыре ноги, из них две для прыганья, и четыре крыла, достаточно широкие для покрытия всего тела (хулл. 3,8)» (1. 15 – 883). «Чистые» птицы добычу «хватают на лету, бросают на землю и разделяют клювом, прежде чем проглотить; напротив того нечистые птицы сразу проглатывают пойманную на лету птицу или же, поддерживая её одной ногой, отрывают от неё куски клювом (хулл. 59,а)» (1. 15 – 882). Лидеры иудаизма позволяли себе как угодно трактовать законы кашрута, так, «Менхель Крохмаль считает дикого гуся нечистой птицей, а Эйбеншютц – чистой» (там же).

«У чистых рыб пузырь имеет один конец заостренный, а другой тупой, у нечистых края или оба заострены, или оба тупые» (1. 15 – 883). Иудаизм находит, что «чистая рыба ближе к поверхности и потому она содержит некоторую теплоту, которая отнимает у неё влажность, нечистые рыбы содержат много холода и влажности, что делает их вредными» (1. 15 – 884). К «нечистым» рыбам иудаизм причисляет, например, осетра (1. 15 – 883).

«Особенной строгостью отличались постановления законоучителей относительно червей (Лев. 11; 41): они не считали грехом съесть червяка, который находится в мясе, плодах, рыбе, питьевой воде и пр., но они запрещали есть червяка, если тот был удалён с первоначального местонахождения, или если он сам ушёл от того места и потом вернулся назад (хулл. 67,а)» (там же). «Позднейшие законы о червяках отличаются крайней запутанностью» (там же).

Иудаизм установил, что «кожа рогатого скота не считается мясом, а кожа свиньи считается мясом» (1. 15 – 718). Или вот ещё такое «открытие» иудаизма: «ветхозаветная точка зрения считает почки органами мышления и совести» (1. 14 – 816).

«Во время удобрения полей еврей имеет право вынести свой навоз на улицу, и накоплять его там в продолжение 30 дней для того, чтобы он растирался под ногами людей и скота, ибо под этим условием Исус Навин предал страну еврейскому народу» (1. 3 – 615).

У евреев «по словам агады всё тело было покрыто изначально роговой оболочкой. После грехопадения это вещество исчезло. Остались его следы лишь на кончиках пальцев (пир. р. Эл. 14)» (1. 11 – 773).

Употребление в пищу свиного мяса иудаизм квалифицирует «отступничеством» (1. 14 – 74). Само слово «свинья» талмуд избегает употреблять, заменяя его выражением «другая вещь» (там же). Странно, но именно так иудеи поступают и с именем яхве, замещая его на адонай. Между прочим, иудаизм полагает о свинье следующее: «свинья считалась самым богатым животным (шабб. 155,б), уподоблялась ростовщику (бер. 55,а)» (там же). А богатство и ростовщичество - это признаки благословенности в иудаизме. Истоки противоречивости иудаизма по отношению к свинье можно обнаружить в глубокой древности: свинья – не кочевое животное, привязанность к ней ограничивала рассеяние по планете древних евреев.

Клятвоотступничество

Ветхий завет содержит образец клятвы иудаизма, когда клянущийся иудей кладёт руку на орган обрезания (Быт. 24; 1-2). Это форма клятвы еврея еврею древних времён. «Полагается, что этим призываются будущие поколения отмстить нарушителю клятвенного обещания» (1. 9 – 560).

Иудаизм предоставляет еврею возможность клятвоотступничества и лжесвидетельства по отношению к неевреям: «талмуд утверждает, что нет нарушения клятвы там, где еврей дополняет её мысленным отрицанием, могущим совершенно изменить её смысл. Р. Иоханан выслушал от одной благородной дамы признание тайны, он заранее клялся эту тайну не разглашать; яхве я её не открою, - заявил раввин. Дама подумала, что он обязался не разглашать её тайну даже яхве, но р. Иоханан мысленно добавил: но я открою её еврейскому народу. Таким образом, он мог открыть тайну, не нарушив клятвы. За ловкость его громко превозносит талмуд. Приём р. Акибы был ещё проще: про него рассказывали, что он, произнося клятвы, про себя оговаривался, что эта клятва не будет действительна, чего было вполне достаточно, чтобы успокоить его совесть. Таким образом, талмуд разрешает поступать всякий раз, когда от еврея требуется государственная клятва или свидетельство. Если обвиняется еврей в уголовном преступлении, другой еврей, принужденный показывать, что он по этому делу знает, имеет право дать под присягой ложное показание лишь с мысленной оговоркой, чтобы этим путём оправдать собрата» (14. 95 -96). «Раввины вообще замечают, что тайно грешить можно, нужно только избегать обнаружения грехов, чтобы через это вера иудейская не была запятнана» (15. 26).

Клятвоотступничество и лжесвидетельство раз в году становится ритуалом служения иудаизму, а именно в так называемый еврейский «праздник всепрощения». Это происходит в форме иудейской молитвы в синагоге: «Все обеты, обязательства, присяги и отлучения, что мы обещали, или поклялись, или поручились, или которыми мы обязались от сего дня всепрощения до будущего счастливого прихода всепрощения – мы во всех них раскаиваемся. Да будут они считаться разрешёнными, прощёными, уничтоженными, недействительными и лишёнными силы. Они не будут связывать нас, и не иметь никакой силы над нами. Обеты не будут признаны обетами, обязательства не будут обязательными, а присяга – присягой» (1. 9 – 676). Это заклинание произносят два раввина и синагогальный кантор, в ответ иудеи произносят: «и будет прощено всей общине сынов израиля, ибо весь народ в неведении» (там же).

Нетерпимость к аскетизму

В иудаизме «аскетизм не только не считается добродетелью или подвигом, но, напротив, признаётся прямо преступлением. Ветхозаветный закон о назореях предписывает по окончанию срока назорейства принести жертву искупления за совершённый грех (Числ. 6; 14)» (1. 6 – 816). «Человек, воздерживающийся от вина, называется грешником» (там же). «Всякий, кто постится, называется грешником (таан. 11,а)» (там же). Известный в иудействе раввин заявил: «аскетизм противен духу еврейской религии. Настоящий праведник не спешит к вечной жизни»(1. 3 – 288). «К половому аскетизму все без исключения законоучители относились отрицательно (иеб. 63,а)» (1. 3 – 286). «Кто отказался от вина, называется грешником, тем паче должен считаться грешником тот, кто отказался от всяких удовольствий (нед. 10,а)» (1. 3 – 287).

Иудаизм учит своего поклонника: «не отказывай себе, ибо нет в гробу наслаждения» (1.3 – 283). Истоки этой безответственной философии находятся в ветхом завете: «хвалю я веселие, потому что нет лучшего для человека под Солнцем, как есть, пить и веселиться» (Экк. 8; 5). Один из лидеров иудейства поучал свой народ: «клин вышибается клином, грех уничтожается грехом. Отмена запретов приведёт к святости, упразднение целомудрия приведёт к чистоте» (1. 3 – 291).

Ветхозаветное назорейство нельзя вполне считать аскетическим подвигом. Назорей, то есть посвятивший себя яхве, должен был воздерживаться от вина, не стричь волос и не подходить к трупу (1. 11 – 499). Помимо этого назорей волен был ни в чём себе не отказывать. Например, обет назорейства, в своё время, дала еврейка Береника (1. 11 – 500), сестра-жена Агриппы, всеимперская куртизанка и содомлянка.

Заключение

Изначально иудеи являлись сугубыми язычниками. В первую эпоху иудаизма, в эпоху соломонова капища, они поклонялись высотам, «священным рощам», отдельно стоящим деревьям, вертикально поставленным камням или грудам камней, разного рода рукотворным идолам, в том числе – тельцам и медному змею, воплощению искусителя, губителя. В середине эпохи «первого храма» Иудея оказалась переполненной идолами. В культовый обиход евреев, например, широко вошло вполне языческое поклонение Луне. В те времена иудеи отличались от соседних народов лишь тем, что еврейское язычество оказалось в большей степени зараженным сатанизмом. Приверженность евреев сатанинским, требующим человеческих жертв, культам было беспрецедентным для человечества.

Во вторую эпоху иудаизма, эпоху второго иерусалимского капища, еврейский политеизм с отчётливо выраженными сатанинскими тенденциями вавилонские левиты заместили моно-атеистическим культом яхве, имевшим в то время явно выраженный богоборческий характер. В ту же эпоху, ко 2-му веку до Р.Х., левиты генерировали законодательно-философскую основу иудаизма – ветхий завет, тексты которого носят порой вопиюще языческий характер. С помощью этого документа лидеры иудаизма, к тому времени посредством этногенных операций уже вторгшиеся в ментальный уровень иудейства, так запрограммировали последних, что их уже две с лишним тысячи лет здравомыслящие, цивилизованные и отважные люди считают врагами рода человеческого, и презирают.

Ветхий завет убивает поклонников от самого рождения, превращает их в мертвецов ещё при жизни, в комиссаров культа смерти, в агентов всеобщего истребления.

В талмудическую эпоху иудаизм приобрёл конкретную антихристианскую сущность, которая была законспирирована посредством фарисейства и грубой лжи.

Талмудический иудаизм унаследовал сатанинский характер иудаизма ветхозаветного, но ветхозаветные явные кровавые обряды были замещены тайными кровавыми обрядами.

Иудаизм ветхозаветный и талмудический, жёстко корректирует мировоззрение своих поклонников, придавая ему характер самых роковых заблуждений. Иудеи всех эпох были невероятно суеверны. При этом показательно, что иудаизм вовсе не подвигает поклонников верить в яхве.

Иудаизм вообще не есть вера, иудаизм есть закон, поведенческий код.

А поскольку душа человеческая без веры немыслима, иудаизм заблокировал всякое возможное продвижение иудея к вере на ментальном уровне посредством активнейшей пропаганды суеверий. Таких, например, как колдовство, каббалические камлания, боязнь «дурного глаза» раввинов, изготовление амулетов, которыми всегда поголовно увлекались евреи. Из амулетов предпочтительными считались сфабрикованные из щепок от языческих идолов. Суеверность евреев доходила до того, что они считали причиной смертоносных эпидемий происки похороненного соплеменника. Для «ублажения» последнего его выкапывали из земли, и тут же на кладбище устраивали фиктивную свадьбу какой-нибудь еврейки с евреем-мертвецом.

Иудеи считают, что злые духи сопутствуют им всю жизнь, начиная от самого рождения. Еврейские амулеты испещрены словами: дьявол, дьяволицы, бесы, нечистые силы, ведьмы и т.п. Демонология составляет одну из отраслей иудаизма, причём эту отрасль можно назвать самой культивированной. Иудаизм полагает своих национальных демонов агентами яхве, сведущими в ветхом завете, преследующими до смерти изменников-евреев, имеющими адскую синагогу и синедрион в преисподней. Иудеи считают возможным совокупление с демонами. Иудаизм провоцирует своих поклонников искать личных встреч с демонами для получения возможности пользоваться злыми силами в свою пользу.

Ветхозаветный иудаизм отрицал загробную жизнь, бессмертие души и саму душу, предложив своим поклонникам по смерти вечное пребывание в преисподней, безмолвное, безнадёжное, бессмысленное, безрадостное. В то мрачное подземное пространство должны сойти все иудеи без исключения, начиная с ветхозаветных патриархов иудаизма. Еврейская преисподняя – это область тьмы, холода, одиночества, безмолвия, сырости, червей и гадов, это гибель, это забытая страна, пропасть.

В эпоху возрождения иудаизм обнародовал трактат о своей геенне, в котором привёл детальные описания ада: в частности, это море огня, раскалённые угли, расплавленный свинец, реки горящей смолы и серы. В геенне евреи, изменившие ветхому завету, талмуду или раввинам подвергаются самым изощрённым пыткам. В иудаизме возникла идея о «чистилище», сквозь которое предстояло пройти всем иудеям, кроме известных в иудаизме «праведников». Время пребывания в чистилище – один год. Чтобы иудеи не опасались преисподней, иудаизм стал убеждать их в том, что муки ада имеют идеальный характер, и что, мол, евреи, даже самые неблагочестивые, для адского огня неуязвимы.

Первоначально ветхозаветный иудаизм эпохи «второго храма» признавал воскресение мёртвых, хотя не знал ни бессмертия души, ни вообще души.

Во 2 веке до Р.Х. иудаизм отрёкся от воскресения, но вынужден был вернуться к этой идее с началом Христианской эры. С целью более конспиративной, нежели исповеднической: идея воскресения концептуально чужда иудаизму, наряду с идеями загробного воздаяния и загробной жизни.

Реформированный иудаизм последних времён вновь отрёкся от воскресения.

Иудаизм поощряет своих поклонников к тайным грехам, обещая регулярное непременное прощение на синагогальном уровне. Иудаизм предоставляет евреям возможность клятвоотступничества и лжесвидетельства, освобождая их от какой-либо ответственности за эти преступления.

Иудаизм вверг своих поклонников в состояние строгой самоизоляции посредством института так называемой ритуальной «чистоты». Ветхозаветный иудаизм квалифицирует иудея, соблюдающего соответствующие законы о «чистоте», не иначе как «святым». Однако эти законы не имеют ничего общего со здравым смыслом, а так же с нравственной и физической чистотой. Ритуальная «нечистота» декретируется ветхозаветными нормами и постановлениями лидеров иудаизма, которые пользуются этим отнюдь не в религиозных целях, чаще всего – в политических. Законы о ритуальной «чистоте» оскорбительны по отношению к еврейским женщинам.

Законы иудаизма о пригодной в употребление пище не обоснованы, абсурдны и опасны. Пригодным может быть объявлено мясо опасно болевшего или смертельно отравленного животного, лишь бы оно было «по правилам» зарезано.

Иудаизм полон до краёв вопиющими глупостями, которые только невежда и трус может называть «богодухновенной» мудростью.

Итак, иудаизм своим поклонникам предлагает вместо веры суеверия, вместо загробной жизни – загробную смерть, вместо Царствия Небесного – преисподнюю.

Он отрицает душу в человеке, воскресение и бессмертие, воздаяние за земную жизнь, он изолирует иудейство от человечества.

Иудаизм поощряет грехи, окружает иудеев сонмами демонов, лишает евреев здравомыслия.

На основании вышеизложенного очевидно, что иудаизм, ветхозаветный и талмудический, способен дезориентировать своего поклонника, жёстко откорректировать его мировоззрение, сообщив последнему характер фатальных заблуждений.

Источник: http://ak3461.narod.ru/ATAKA/Contra_judaism/cj.4.htm
Мнение автора и администрации сайта не всегда может совпадать с мнением авторов представленных материалов.

Следующая запись: Человечество покидает утробу

Предыдущая запись: Магия в хронологии Ватикана

Комментарии

Чтобы размещать комментарии, вам нужно зарегистрироваться