Об авторе    Исследования    Авторское    Интересное   Форум    Магазин   Скачать    Пожертвования   Помощь    Обратная связь
Главная страница
Расширенный поиск
Главная страница

Официальный сайт Сергея Николаевича Лазарева

Конец четырехвекового заблуждения о Христе (часть 2)

Четверг, 12 Июл. 2012

Матф. 16:6 “Иисус сказал им: смотрите, берегитесь закваски фарисейской и саддукейской.” Большинство людей, которые осмысливают Иисуса Христа как личность, явление, событие безальтернативно утверждают о Его еврейских корнях, причисляя к сынам Израиля и дому Давида. Христос - иудей, звучит вроде бы безальтернативно, но в том только случае если не начинаешь ознакамливаться с фактами истории и текстами канонических Евангелий.

Начало: Конец четырехвекового заблуждения о Христе (часть 1)

Шумеры, прарелигия и творцы цивилизации

Недавно сделанные открытия подтверждают эту догадку. Как  жаль, что Коннер не дожил до торжества истины, которую прозревал.  Издательство «Восточная литература» РАН опубликовало в 1995 году перевод  книги шумеролога с мировым именем Торкильда Якобсена «Сокровища Тьмы  (история месопотамской религии)». Книга содержит перевод внушительного  массива клинописных текстов VII–V тысячелетия до Р.Х., которые  составляют священное писание шумеров.

И вот какое открытие было сделано:  все эти тексты представляют собой, по сути, несколько притч,  развертываемых чрезвычайно подробно и пересказываемых в обрамлении  разных обстоятельств. И притчи эти такие:

  • Женихе, о Деве и Браке их;
  • Пастыре и об овцах;
  • Рыбаке;
  • Сеятеле.

Нельзя не видеть, что это есть тот самый метафорический  ряд, который использует в поучениях Иисус Христос! Из каждого из  Евангелий очевидно: Он обращается к этим притчам столь естественно и  свободно, как если бы Он впитал их «с молоком матери». Возникает  естественная мысль: скорее всего – так и было, Иисус в буквальном смысле  впитывал эти притчи с молоком Матери!

Традиция же иудейская не знает ничего подобного притчам,  которыми поучал Христос. Правда, Ветхий Завет содержит «Книгу притчей  Соломоновых». Но, во-1-х, царь Соломон прославился как мудрец именно  потому, что перенимал мудрость иных народов, за что раввин Неемия  причисляет его к «делающим великое зло перед[8] богом» (Неем 13:26,27). И, во-2-х, «притчи» Соломоновы  представляют собой, на самом деле, вовсе не притчи, а совершенно прямые,  имеющие однозначное толкование, нравственные поучения. В них нет  иносказательности, аллегории, «четвертого измерения». А это представляет  собой необходимый атрибут притчи в общепринятом понимании этого слова. К  тому же, темы нравственных наставлений, которые фигурируют в  книге Соломона под названием притчей, нисколько не пересекаются с темами  Жениха, Девы и Брака их, Пастыря, Рыбака и Сеятеля.

Что интересно, с этими темами перекликаются – более или  менее, но вполне очевидным образом – сюжеты наиболее известных и древних  русских былин и сказок. Притчи Христа как будто бы аукаются – иначе не  скажешь – с мифами древних руссов. Вот миф о Пастыре, потерявшем и  возвратившем стадо (бог Велес и коровы). Вот миф о Рыбаке (переложенный  Пушкиным в «Сказку о рыбаке и рыбке»). И вот, наконец, былина о Сеятеле  (то есть богатыре-пахаре Микуле Селяниновиче, который лишь один может  поднять тот узел, в котором Истина). И, уж конечно, Жених,  отправляющийся на долгие и опасные поиски похищенной у него невесты…

Кому-то это сопоставление покажется надуманным. Но вот  перед нами текст: «в океане остров, на острове на том дуб, под этим  дубом сундук, а в сундуке заяц, а в зайце утка, а в этой утке яйцо».  Знакомые с детства слова русской сказки, не правда ли? Но эти же слова  представляют собой точный перевод клинописной шумерской таблички,  который приводит исследователь Новиков Н.В. в книге «Образы  восточнославянской волшебной сказки» (Ленинград, 1974). Письменные  керамические таблички древней Месопотамии, надо сказать, даже и по  внешнему виду напоминают русские деревянные письменные дощечки – «дощки»  – из которых составлена, например, Велесова Книга. Итак, перед нами  ось: мифы-притчи руссов – священные тексты шумеров – проповеди-притчи  Христа… Как тут не вспомнить приведенное выше свидетельство Джекоба  Коннера, консула США в России в 1908–1912 гг.: «Среди православных  русских, потомков античных скифов, есть давняя традиция утверждать, что  Пресвятая Дева произошла из их рода.»

Коннер справедливо отмечает, что поразительна скорость,  с которой распространилось учение Христа. Такого не бывало еще в  истории ни с какой религией. Христианство сделалось мировой религией  даже еще до мученичества Петра и Павла! Учение Христа как долгожданное  откровение принимали греки и римляне, египтяне и скифы, ассирийцы и  другие народы. По-видимому, глубинная религиозная память всего  человечества, восходящая к праантичным эпохам Первоисточной Единой Веры,  явно хранила нечто, предрекающее, как неизбежность, явление на земле  Сына Бога Всевышнего воплоти. И только иудеи оказывали распространению  христианства ожесточенное сопротивление все первые века по Р.Х. Так,  знаменитые гонения Нерона на христиан, сопровождавшиеся невиданными  жестокостями, были инспирированы иудеями через жену Нерона Поппеею,  прозелитку иудаизма, – приводит, как пример, Коннер, цитируя таких  известных историков, как Ланчиани, Эдвард Гиббон и Эрнест Ренан. «Евреи  были истинными преследователями и не жалели никаких усилий для  истребления христиан» (Э. Ренан, «Антихрист»). Что вызвало у них  подобное озлобление? Не хочешь веровать во Христа – не веруй, но зачем  же мешать принимать эту веру другим народам?

Возможно, ответ на это содержится в самом названии книги  Коннера. Христос не был евреем. Евреи же полагают, что они народ  «избранный», и даже в представление о Мессии, Спасителе всего  человечества, они не могли не привнести националистические черты. То  есть, евреи мыслили грядущего Мессию как сильного иудейского лидера,  ведомые которым – или учением которого – они себе подчинят весь мир. Но  мир вдруг начал признавать Мессией Галилеянина Иисуса, который никак не  подходил на роль иудейского лидера! Ведь галилеяне и иудеи, граждане сопредельных государств, даже не разумели язык друг друга. В Деяниях св. апостолов описывается как чудо,  что иудеи, собравшиеся в Иерусалиме, вдруг начали понимать речь  апостолов-галилеян, когда на апостолов снизошел Дух Святой. «В  Иерусалиме же находились иудеи… и все изумлялись и дивились, говоря меж  собою: сии говорящие не все ли галилеяне? как же мы слышим собственное  наречие, в котором родились?» (Деян 2:5–8). Тот, учение Которого  начинало покорять мир, не принадлежал к «избранному народу». Поэтому иудеи противились тому, что народы начинают признавать Мессией Христа. Вот если бы Иисус был еврей…

Конечно, были и среди евреев уверовавшие во Христа.  Мученик святой Стефан, апостол Павел… Но таковых было много меньше,  нежели принявших учение Иисуса в других народах. В религиях других  народов не было ничего, что принципиально мешало бы им воспринять  Христа. В иудаизме же национализм, доведенный до абсурда, не позволял  принимать Галилеянина не только как Бога, но даже как человека! «Вы[9] – человеческие существа, но остальные народы земли не  человеческие существа, а животные» (Втор 7:2–6). Требовалась духовная  сила Савла, чтобы «обратиться на пути в Дамаск» (Деян 9), преодолевая в  своей душе гнет иудейского закона о еврейском расовом, якобы,  превосходстве. В знак этого преодоления бывший гонитель христиан отрекся  от своего еврейского имени Савл (Саул), и принял нееврейское –  латинское – имя Павел.

«Моральный стержень человечества оказался  универсален», – говорит Коннер, делая такой вывод из очень быстрого  распространения христианства среди самых разных народов. Говоря  обстоятельней, здесь можно было бы отметить, что Христос нашел  человечество не позабывшим окончательно свою исконную единую прарелигию.  «Моральный стержень», ведь, выковывается соответствующим духовным  учением, а не формируется сам собой.

Русские традиционалисты знают – а теперь и все больше  научных данных свидетельствует о том – что этой прарелигией был северный  ведизм. Пророчество о пришествии во плоти Сына Бога Всевышнего было  известно еще со времен легендарной Арктиды (Гипербореи). Его передает в  полноте цикл древнерусских мифов о Даждьбоге – Сыне Сварога Небесного,  предсказывая и Его Рождество Девою «в пещере и на горе» с принесением  волхвами даров, и Преображение, и Распятие, и Воскресение и Восхождение  на небо «с Алатырь-Камня». Некоторые из этих пророчеств даются в  символической форме, но большинство – весьма конкретно и практически  дословно.

Подобные предания-пророчества известны и у других  народов, предки которых исповедовали ведизм и явились из северных  земель. Таково откровение Шалевахину, запечатленное в «Бхавишья  Пуране» индусов. Благочестивому радже явился Сын Ишвары (так на  санскрите звучит имя Сварога Небесного – Исварога) и Он открыл ему, что  воплотится через три тысячи лет, и будет предан и убит, и воскреснет. И  также Заратустра учил древних иранцев еще за двенадцать веков до Р.Х.:  Дева зачнет и родит Сына, когда Он придет, великое знамение явится на  небе.

Об этом сообщает митрополит Мар (XIII в.) в книге «Пчела»,  ссылаясь на изученные им древнейшие рукописи. Эллинские Орфические  мистерии Тимпейской долины также предрекали приход «Божественного  Освободителя», причем они совершались, изначально, в храме Аполлона  Гиперборейского, основанного скифом Оленом (Оленем). О египтянах –  которые, как было сказано, учились у шумеров – Уоллис Бадж пишет:  «верили в Грядущего, что родится от Бога, претерпит на земле ужасную  смерть, но воскреснет» («Египетская магия», 1899). Подобные примеры  можно умножать.

Однако прарелигия человечества – северный ведизм – и ее  позднейшие вариации представляют предмет отдельной большой работы.  Коннер избирает иной способ показать, что разумеется под словами  послания апостола Иоанна «пишу не новую заповедь, но древнюю» (1 Ин  1:7). Он постоянно подчеркивает, каким был путь распространения по Планете «творцов цивилизации» а значит и учителей веры:  «северный регион земли, которая известна теперь человечеству как  Россия», далее «вдоль Волги к морю Каспийскому и к Малой Азии… через  Иран в Индию и Месопотамию». И далее Коннер цитирует хрестоматийную  работу Ренана «Жизнь Иисуса Христа»: «не Иерусалим покорил человечество,  а именно Север – один – воздвиг христианство!»

Можно говорить, конечно, что Ренан имел в виду только  географически более северное расположение Галилеи языческой относительно  Иерусалима иудейского. Но слишком уж многозначительно подчеркивают  Ренан само это имя: Север. Почти как Рене Генон. А вслед за ними  подчеркивает его и Коннер. И возникает впечатление намека на какое-то  еще знание, которому не пришло времени, пока, быть открытым.

Оно откроется тогда, вероятно, когда достоянием всего человечества сделается Евангелие от Андрея.  Апокриф, по которому святой Кирилл изучал …так называемую кириллицу. И  это побудило святого опрокинуть на богословском диспуте в Венеции в 867 году догмат о трехязычии – предрассудок, что разделял до Кирилла весь  почти христианский мир около девяти веков, и только на Руси его никогда  не знали.

Любому садоводу известно, что ветвь идеально прививается только к своим корням. Промысел Божий направил именно Первозванного ученика Христа –  святого Андрея – благовествовать в земли Первоистока. Жребием Андрею  выпала Скифия, то есть, говоря языком Коннера, «регион, известный в  настоящее время человечеству как Россия».

Древняя рукопись, называемая Оповедь, в  подробностях повествует о деяниях Апостола. «Андрей от Иерусалима прошед  Голяд, Косог, Роден, Скеф, Скиф и Словен, смежных лугами; достиг  Смоленска и ополчений Скоф и Славянска Великого; и, Ладогу оставя, в  лодию сев, в бурное Вращающееся Озеро на Валаам пошел, крестя всюду, и  поставляя по местам кресты каменные. Ученики же его Сила, Фирс, Елисей,  Лукослав, Иосиф, Косма ставили повсюду ограды, и все посадники доезжали  до Словенска и Смоленска, и многие волхвы окрестились.» Волхвы,  крестившиеся от Первозванного, славили испокон Правь. И вот, они воспели  славу торжеству Прави, вняв проповеди Андрея о победе Христа над  смертью. Ведь предрекаемое испокон мифами о Даждьбоге, Сыне Сварога  Небесного – совершилось.

Крещеные волхвы основали русскую христианскую  православную церковь. Она хранила в лоне своем учение Христа в  изначальном виде, не зная ересей, не ведая расколов и сект вплоть до XV века.

Первое лжеучение – оно было анафематствовано соборами как «ерeсь  жидовствующих» – пришло на Русь только 1471 году. То есть, это произошло  через полтысячелетия по Владимире, и через полтора тысячелетия от  начала на Руси христианства. (О довладимировом периоде русской  христианской православной церкви написал книгу протоиерей Стефан  Ляшевский: «История христианства в земле русской с I по XI век» – М.:  «Фаир», 2002. Едва ли ее можно назвать полным сводом фактов, но ведь это  только первая ласточка.)

Совсем иное происходило за эти же века в Палестине. Еще  когда некоторые ученики Христа были живы, ерeсь евионитов начала  угрожать самому существованию в этой земле христианства. Еретики  стремились иудаизировать учение Христа: представить его как, якобы,  просто одно из отделившихся ответвлений иудаизма. А параллельно  усиливалось гонение на христиан, апостолы и большинство из мужей  апостольских приняли мученическую смерть. Многие церкви оказались  практически обезглавлены и ставленники евионитов получили возможность  организовать врезки в некоторые списки Евангелий.

Последователи учения Христа воспряли после гонений,  однако Юг и Восток оказались сотрясаемы чередою ересей и расколов.  Монофизитство, монофилитство, иконоборчество…

Безъересным оставался в те  времена, как уже было сказано, только Север. Хотя и не без потерь,  Православие выстояло на Востоке, но от него отмежевался Запад со своей филоквией и начал представлять собой хоть и христианский, но уже весьма особенный  католический мир.

Затем не устояла и православная Византия, пойдя на  унию с католичеством, – и пала под ударами турок, потому что ее духовный  фундамент претерпел ущерб с этой унией. От католичества же, в свою  очередь, начали затем откалываться новые церкви, имеющие с изначальным  учением Христа все меньше и меньше общего.

Но первоерeсью, не устает подчеркивать Коннер, было евионитство. В 50-е годы по Р.Х. в восточных предместьях Иерусалима оно  продолжало существовать, осознанно и намеренно противопоставляя себя  христианской соборной апостольской церкви, которая произнесла ей  анафему. Особенно заражен евионитством был город Пелла. Перу его  еретиков и принадлежат, полагает Коннер, большинство тех врезок в  Евангелия, которые служат основой поверхностных спекуляций о связи,  якобы, христианства с иудаизмом. Такие вставки представляют собой,  повторяет автор, «не что иное, как нарушение силы апостольского решения».  И далее он ссылается на еврейского исследователя Греца, который  сообщает в своей книге «История евреев», что пастыри евионитов «общались  без ограничений» с иудеями, перенимая их взгляды. Причем,  подчеркивается у Греца, «это очень резко отличало их от пастырей  христиан». Последнее Джекоб Коннер полагает важным признанием. Ведь из  него прямо следует: первые пастыри христиан не допускали не только мысли о том, что будто бы у Христа и Его учения иудейские корни, – они не допускали даже никакого общения ни с теми, кто мог такое помыслить, ни с самими иудеями.

История повторяется

Американский консул завершает книгу описанием событий,  которых был современником, и которые глубоко потрясли его. Речь идет о  трагедии России 1917 года и ее последствиях.

Джекоб Коннер пишет: «Сын  еврейского раввина управлял конфискацией имущества и разрушением русских  храмов. Разбой сопровождался убийствами священников и мирян в  масштабах, которые не знала история. К 1928 году за христианскую веру  погибли 31 епископ, 1650 священников, общее число мучеников превышает  два миллиона человек. Нерон не убил и десятой доли такого числа  христиан… Некоторые евреи отрицают свою вину в этом страшном бизнесе, но  другие ставят это себе в заслугу.» И далее Коннер спрашивает, коротко  говоря, следующее. Теперь, когда евреями захвачена власть в России и  весь мир видит, что они делают с христианской церковью – может ли еще  кто-нибудь продолжать верить, что «иудаизм… является источником Христа и  Его учения»?

Формально, Коннера здесь можно упрекнуть – да и не раз  упрекали, наверное, – в неточности. Причем она состоит не в национальной  принадлежности подавляющего большинства из тех, которые узурпировали в  17-м году власть. Скрыть или замолчать этот факт было невозможно. Коннер  приводит свидетельство американского посла в России Дэвида Р. Френсиса:  «Большевистские лидеры в основном евреи, и девяносто процентов из них –  возвратившиеся изгнанники, которым дело нет до России». Неточность  можно видеть в другом: евреи, захватившие власть в России, вроде бы не  исповедовали иудаизм. «Религией» новой власти был атеизм, и только в  этом надо видеть причину – могут говорить оппоненты Коннера – ненависти  этой власти к церкви.

Однако данный упрек представляет собою, именно,  построение лишь формальное. Что есть атеизм? Учение, которое  декларирует: не существует ни Бога, ни души, ни воскресения после  смерти. Это общеизвестно. Но дальше возникает вопрос: откуда это учение  пришло в мир? Было изобретено недавно «передовыми умами всего  человечества», как нас приучали верить? Но если мы откроем Деяния св.  апостолов, то прочтем: «ибо саддукеи говорят, что нет воскресения, ни  ангела, ни Духа» (Деян 23:8). Нельзя не видеть, что саддукейство и  атеизм отличаются не более, чем различные формулировки одной идеи. Кто  же такие саддукеи? Саддукейство есть направление в иудаизме, на равных  конкурировавшее с фарисейством – другим направлением иудаизма – во  времена Христа. Так что врагом христианства явил себя, в сущности, снова  иудаизм – Коннер прав. Но только, если первые века по Р.Х. инициатором  гонений была, как правило, сeкта фарисеев, то нынешний геноцид христиан  организовали последователи саддукеев. По сути же – история повторилась,  как это ей и свойственно.

«Древнее евионитство – самая ранняя из ересей – было  попыткой представить Христа как члена еврейской расы, а его учение как  разновидность иудаизма – пишет Джекоб Е. Коннер, заканчивая свою  книгу. – Мы видим сейчас возрождение евионитства – попытку разрушить  христианство иудаизмом и его прозелитами, и представить Христа в  качестве еврейского раввина, хотя и имеющего некоторые особенности,  чтобы не сказать, бывшего не в своем уме».

И Джекоб Коннер рассматривает  эту попытку не иначе, как духовную диверсию. С ним трудно не  согласиться.

Сам Иисус Христос предвидел опасность такой диверсии,  как и вообще Ему всегда были открыты все происки Его врагов.

Иисус ясно  видел, зачем враги пытаются представить Его неким «сыном Давидовым»: при  Его земной жизни – для того, чтобы подвести под распятие, на будущее –  чтобы исказить учение Его, смешав с учением совершенно противоположным  по смыслу. И Он ведь опроверг этот навет речением Своих уст!

Как же не  знают этого столь многие христиане, имеющие Евангелие? Читаем:

«Продолжая учить в храме, Иисус говорил: как это говорят  книжники, что Христос есть сын Давидов? Ибо сам Давид сказал Духом  Святым: «сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, доколе положу  врагов Твоих в подножие ног Твоих». Итак сам Давид называет Его  Господом: как же Он сын ему? И множество народа слушало Его с  услаждением. И говорил им в учении Своем: остерегайтесь книжников… сии…  примут тягчайшее осуждение.» (Марк 12:35–40)

Больно должно быть нам, христианам, видеть, как  торжествует ложь. Как, повторенная многажды, обретает силу (хочется  сказать – наглость) сходить за правду. Больно смотреть на  соотечественников-верхоглядов, которые, повторяя за евионитами, кричат о  Христе: «жид Он, жид»! А после бьют себя в грудь и клянутся в верности  какому-то «русскому язычеству». А ведь никакого язычества на Руси  никогда не было – был ведизм. Тысячелетиями предрекавший пришествие во  плоти Даждьбога – Сына Сварога Небесного. Однако принципиальное отличие  язычества от ведизма – тема отдельной работы.

Два фактора противостоят восстановлению истины о Христе.

Один из них инерция лжи. Если человек сначала долгое время знал  какой-то факт в ложном освещении, а потом получает сведения,  опровергающие эту ложь, то его сознание не может перестроиться сразу.  Правда, пусть даже и доказанная с точностью геометрической теоремы, все  равно будет восприниматься, в лучшем случае, только как «любопытная  гипотеза», «альтернативная точка зрения».

Второй фактор… он представляет  собой силу золота, могущество денег. Лидерам еврейской диаспоры  выгодно, чтобы народы мира продолжали считать, что Христос, будто бы,  был еврей. Во времена позднего средневековья эти лидеры добивались  влияния даже на королей, методически декларируя формулу: «ваш Бог – наш  родственник». А золота у этих лидеров сейчас не меньше, а много и много  больше, чем те «шестьсот шестьдесят шесть талантов золотых» (3 Цар  10:14), о которых сообщает Ветхий Завет.

Силою денег обеспечивается  повсеместная и непрерывная пропаганда той версии о происхождении Христа и  Его учения, которая выгодна обладателям финансового могущества.  Противостоять этой силе нелегко и опасно.

И тем не менее долг христианина – исповедовать истину. И  здесь мы вправе рассчитывать на помощь честных евреев. Ведь заблуждение  о том, что Христос, якобы, был еврей, – искусственно поддерживается  только у неевреев, тогда как евреям проповедуется прямо противоположное:  Бен Пардус, упоминавшийся выше, попал даже в словарь Менли П.  Холла! Конечно же, утверждать, что Христос – сын римского легионера из  руссов, это вздор. Но показателен контраст между тем, что предлагается  «для внутреннего использования», и тем, что идет «на экспорт».

Итак, исповедание истины о Христе будет сопряжено с  огромными трудностями, но это есть христианский долг. До появления книги  Коннера можно было еще отговариваться неведением.

Но теперь мы не имеем  больше никакого морального права выслушивать, не опровергая, байки об  иудейском, якобы, происхождении Господа нашего Иисуса Христа и учения  Его. Дело христианской совести: исповедание самотождественности,  самоосновности нашей веры.

Это самодержавие Духа отстаивали апостолы, доказывали  православные богословы, исповедовали святые отцы от Иоанна Златоуста и  до митрополита киевского Иллариона.

На Западе католичество и, в еще  большей степени, протестантизм замутнили ведение христиан о  самоосновности христианской веры.

У нас же нечто подобное произошло в  результате никонианской реформы, которую теперь, по преодолении раскола,  многие называют не иначе, как никонианская ерeсь.

Но вот, в середине прошлого века мужественный американец  вновь поднял духовный меч ранних святых отцов. И современник его,  русский митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев) писал о  том же, практически, что и Коннер, в книге «Самодержавие Духа»  («Царское дело», СПб, 1994). Будем же и мы тверды в исповедании  самоосновности веры нашей. И повторим вослед за святым поэтом  иеромонахом романом:

Да развеется тьма!
Умолчите, иуды!
Бог не в силе, а в правде.
Правда в верных сердцах.

Примечания

[1] евреи

[2] тогда как скифы населяли ее испокон и до самых времен Христа

[3] официальной

[4] вошедшие в его состав

[5] Ассирийскую

[6] шумеры

[7] в VII тысячелетии до Р.Х. или ранее

[8] иудейским

[9] евреи

Дмитрий Логинов

Источник: http://lib.rus.ec/b/168258
Мнение автора и администрации сайта не всегда может совпадать с мнением авторов представленных материалов.

Следующая запись: Человек после человека / l`uomo dopo l`uomo (Давид Монтемурри / Davide Montemurri) [1983, Документальный] [видео]

Предыдущая запись: Конец четырехвекового заблуждения о Христе (часть 1)

Комментарии

Чтобы размещать комментарии, вам нужно зарегистрироваться