Об авторе    Исследования    Авторское    Интересное   Форум    Магазин   Скачать    Пожертвования   Помощь    Обратная связь
Главная страница
Расширенный поиск
Главная страница

Официальный сайт Сергея Николаевича Лазарева

Клёсов Анатолий Алексеевич: Мир, Ханаан и евреи

Вторник, 24 Сен. 2013

Развернутый комментарий на очерк М. Зильбермана «Этносы Ханаана и евреи».

Очерк, несомненно, полезен как некоторый склад обильной информации. Правда, не очень понятен «профиль читателя», поскольку очерк изобилует фразами «любопытные находки (скелеты мустьерского времени, с соответствующими орудиями типа леваллуа-мустье)» или «верхний палеолит Леванта (Израиль, Иордания, Ливан, Сирия) представлен индустрией ахмарской традиции и левантийским ориньяком», или «искусство раннего натуфа, как выяснилось, во многом напоминает искусство периодов ориньяка и мадлена», или многострочные (а то и по полстраницы и больше) перечисления подгрупп гаплогрупп и снипов, которые я по причине врожденной гуманности и цитировать не буду. Это – моя специальность, но и я с трудом продирался. Как видно, что такое Левант, в очерке пояснено, остальное – нет.

Ну ладно, кто прочитает – что-то для себя интересное найдет, поскольку если изначально неинтересно, то и открывать не будут. У меня же как комментатора здесь по замыслу редакции другая роль – рассказать, что это все значит, и насколько это описание согласуется с общей картиной жизни народов, населяющих землю Ханаанейскую с древнейших времен. Здесь автор уже сделал первую заявку – «Земля Ханаанейская, по археологическим сведениям, была заселена уже во времена нижнего палеолита». Исходя из того, что читатель в целом знает, что такое земля Ханаанейская, и не знает, что такое «времена нижнего палеолита», но догадывается, что это очень давно, напомню, что Ханаан – это территория от Евфрата и Иордана до Средиземного моря, и часто при упоминании взаимозаменяема с Левантом или его частями – территориями современных Израиля, Иордании, Ливана и Сирии. Что касается времен нижнего палеолита, то это понятие весьма широкое, потому что в нем смешаны (что часто делают) и время, и уровень технологии. Времена нижнего палеолита – это по договоренности антропологов от 2.6 млн. лет назад до примерно 100 тысяч лет назад, то есть от начала датировок обнаруженных каменных орудий до возникновения «анатомически современного человека», Homo sapiens. На Ближнем Востоке это от примерно 1.4 млн. лет назад до примерно... в общем, от 100 до 40 тысяч лет, как договорятся. Данные противоречивы, потому что часто неясно, то ли это обнаружен «анатомически современный человек», то ли какой-то архаик. По одной кости, а то и по ее фрагменту много не сказать.

В общем, уже ясно, что вот так, по частям, объяснять комментируемый текст – это дело почти безнадежное. Потребуются сотни страниц доводов и контрдоводов, альтернативных вариантов интерпретаций одних и тех же находок, наблюдений, экспериментальных фактов. Поэтому я выбрал другой путь – не критика, а творца, пафосно говоря. То есть представить другой подход, другой взгляд на вещи, но на «вещи» те же самые. И посмотреть, что получится.

Итак – вопрос: кто были те люди, кто населяли территорию Ханаана и прилегающие территории в давние времена, причем времена объективно датируемые. Но будем исходить не из названий десятков археологических культур, от которых в глазах рябит, и которые базируются на материальных признаках, а будем исходить из признаков родов человеческих. Ведь первичны-то люди, а не материальные признаки. И вопрос был не в том, какие были материальные признаки, а кто были те люди, не так ли?

Вот – полусерьезный пример, который я когда-то привел в одной из книг: «Признаки меняются, а род остается тем же. Для примера, культура «виниловых пластинок на 78 оборотов» заменилась «культурой катушечных магнитофонов», затем «культурой кассетных магнитофонов», затем «культурой СD», а затем и «культурой DVD», но род оставался тем же. Иначе говоря, ДНК-генеалогию интересует аспект преемственности человеческих носителей археологической культуры, потому что материальные признаки меняются, а род остаётся, порой мигрируя, передвигаясь на новые места. И рассмотрение археологических данных под этим, новым углом, позволяет глубже понять историческую связь между людьми и предметами, ими созданными».

Вот и слово появилось – «ДНК-генеалогия». Можно в данном контексте сказать – «Молекулярная история». Развитие ДНК-генеалогии поставило новую задачу – привнесение в антропологию, археологию, лингвистику количественного понятия человеческого рода, племени, популяции, количественной меры этих понятий. Для того чтобы уяснить, что за этим кроется и каким образом ДНК-генеалогия может играть роль в понимании происхождения, динамики и миграции людей и языков – в пространстве и во времени, – подчеркнём, что в отличие от истории, антропологии, археологии, лингвистики, которые оперируют памятниками прошлого, старинными фолиантами или свитками рукописей, или лопатой, скребком и кисточкой, или реконструкцией слов и выражений, ДНК-генеалогия имеет дело с молекулами, извлекаемыми из нашего организма.

Путём серии нехитрых физико-химических операций, доступных грамотному технику-лаборанту, и почти полностью автоматизированных (если, конечно, материал «чистый» и современный, не ископаемый), исследователь получает сведения о мутациях, накопившихся в определённых участках ДНК, и может сравнивать характер (рисунок) этих мутаций у конкретных людей или их коллективов, популяций, этнических групп, народов. Это позволяет получать сведения о передвижениях предков современных (и ископаемых) носителей анализируемых молекул ДНК, опять же в пространстве и во времени, вплоть до времен 80 – 50 тысяч лет назад (и ранее) и на любой территории.

Отсюда и новый термин – молекулярная история, то есть создание исторических реконструкций, исходя из молекулярных характеристик ДНК потомков, а порой и (ископаемых) предков. Поскольку далёкие предки, передвигаясь, несли в новые края языки, то, прослеживая миграции предков, происходившие сотни, тысячи и десятки тысяч лет назад, можно получать сведения о миграции языков во времена столь глубокой древности. Сопоставление этих реконструкций с данными лингвистики, полученными принципиально другими методами, может позволить получать более обоснованные сведения в области языкознания, проверять существующие концепции и приходить к новым, совершенно неожиданным концепциям и идеям.

Вот и попробуем применить данный принцип, методологию, для ответа на тот вопрос - кто были те люди, кто населяли территорию Ханаана и прилегающие территории в давние времена. Но чтобы ответить на данный вопрос, надо понять, откуда они туда пришли. Причем поднимем времена, максимально отдаленные, чтобы путь на данные территории был ясно очерчен (в пределах современного научного понимания, конечно), и чтобы было понятнее, к каким родам человеческим относились древние ханаанейцы.

Как откуда пришли? – скажет литературно подкованный читатель. – В конечном итоге из Африки, ясное дело. Анатомически современные люди вышли из Африки, это нынче и школьники знают.

Ответ неверен. Не вышли предки современных евреев из Африки. Как не вышли и мои европейские предки. Как не вышли из Африки и предки всех неафриканцев.

Нуу-у-у, скажет литературно подкованный читатель, началось... Опять какая-то фоменковщина... Весь мир шагает в ногу с африканским происхождением всех жителей планеты, а автор сего труда - видите ли, нет.

Добро пожаловать в науку, скажу в ответ на это я. Потому что именно так и развивается наука, кто забыл, или и не знал этого.

Очередное отвлечение. Полагаю, читатели «Заметок по еврейской истории» уже привыкли, что я даю научно-популярный материал не как переложение известных научных положений на более понятный язык. Я даю НОВЫЕ научные положения, и не просто новые, а обоснованные, но порой еще неизвестные или не осмысленные в «академической» литературе. Мне так интересно. Я обкатываю новые научные положения в широкой читательской аудитории, потому что правильные положения должны быть понятны и доступны широкой аудитории. Как говорят физики, правильная формула должны быть красивой.

Второе очередное отвлечение, необходимое для дальнейшего восприятия материала. Вот эти нууу-у-у, вкупе с недовольством, для меня были и остаются указанием на «структуру мозга», несовместимую с наукой. Потому что если мои положения действительно неверны и противоречат другим, известным и обоснованным данным (не «интерпретациям»), то тогда их легко (и необходимо) опровергнуть, приведя те сами данные (не интерпретации). Буду признателен. А если таких обоснованных данных нет, а есть некая вера, часто основанная на мнении «начальников от науки» и «авторитетов», а порой и искажениях, манипуляциях, подтасовках, wishful thinking, что, увы, нередко бывает, а часто потом и «бронзовеет», то тогда извините. Это уже не наука.

Третье очередное отвлечение, необходимое для дальнейшего восприятия. Будучи представителем научно-технической школы, да еще относительно старого поколения, меня каждый раз поражает и даже шокирует читать материалы дискуссий «гуманитариев», включая историков. Там, где представитель моей школы приводит в дискуссии цифры и факты, экспериментальные данные, там историк цитирует, кто что сказал (!) по этому поводу. То есть в качестве аргументов даются МНЕНИЯ. Поэтому дискуссии историков часто нескончаемы, неубедительны, и неконструктивны. Коротко говоря, никто никого не слушает и не слышит. К этому очень трудно привыкнуть. На самом деле привыкнуть невозможно.

Так вот, обратно к Африке как якобы «колыбели человечества». Это – гигантское заблуждение. Но оно за последние 15 лет настолько вдалбливалось в умы людей, что стало как-то неприличным, неэтичным, неправильным этому возражать. Собственно, особо и не возражали. Семья, работа, гранты, зачем возражать? Российские антропологи всегда по поводу Африки смеялись в кулачок и показывали кукиш в кармане, но не более того. Ни одной статьи с обоснованием их позиции опубликовано так и не было, а в кулуарах – не считается.

Я сам был введен в заблуждение этим настойчивым прессингом западной «академической» литературы, и поначалу не проверял исходные данные – да и зачем, такие авторитетные фамилии, такие заслуженные журналы... И – принял грех на душу, в ранних популярных статьях тоже писал про «выход современного человека из Африки», поверил на слово. А когда вчитался в исходные данные... сплошные натяжки и подгонка под заранее заданный ответ. Не думаю, что умышленное жульничество, просто так легче, в колее-то. Опять же гранты... Не отказываться же, не так ли?

Я не буду здесь подробно останавливаться на якобы «доказательствах» африканского происхождения современного человека, это – материал других статей, и они скоро выйдут в международной академической печати. Приведу один экспериментальный факт, совсем недавний. Он совершенно убедительно говорит о том, что африканские гаплогруппы А и В являются предковыми только для африканцев, и не имеют никакого отношения к происхождению неафриканцев, то есть нас с вами, читатель. Сейчас активно проводится международный проект под названием Walk Through the Y (chromosome), известной компанией Family Tree DNA, которая когда-то и начинала тестирование людей на гаплотипы-гаплогруппы. Суть проекта описана здесь: http://www.familytreedna.com/faq/answers/default.aspx?faqid=27#1324

Результаты этого исследования пока доступны только непосредственным участникам Проекта. Так вот, оказалось, что ни у одного из неафриканских участников Проекта не было обнаружено «африканских» снипов гаплогрупп А или В.

Здесь надо пояснить, что такое «снипы» и почему это так важно. Снип (SNP, то есть Single Nucleotide Polymorphism) – это практически необратимая мутация в ДНК, которая всегда передается по наследству. Так, в геноме человека 87% снипов тянутся еще от шимпанзе, они же есть и у неандертальцев, поскольку мы с неандертальцами разошлись, и все ранние снипы шимпанзе (и других наших с неандертальцами предков–гоминидов) тоже разошлись по этой вилке. Потому-то так трудно разделить наши с неандертальцами снипы, они у нас с ними общие вовсе не от того, что мы от неандеров произошли. А передаются они по наследству потому, что по наследству передается ДНК, и в ее составе – те самые необратимые мутации. Поэтому в любом из нас снипы отца и матери (в Y-хромосоме – только снипы отца), плюс то, что уже в нас образовалось. Грубо говоря, в каждом из нас в каждом поколении в Y-хромосоме в среднем добавляется один снип.

Так вот, снип М91 – это основной снип африканской гаплогруппы А. По нему эта гаплогрупа обычно и идентифицируется. Поэтому этот снип обязан передаваться из поколение в поколение ВСЕМ потомкам гаплогруппы А, плюс дополнительные снипы, которые набегают в каждом поколении, и которые становятся меткой уже последующих гаплогрупп.

Так вот, в нас, евреях, русских, украинцах, китайцах и так далее, ни у кого из неафриканцев этого африканского снипа нет. Еще вопросы есть?

А академическая литература настойчиво твердит, что все мы – потомки африканцев.

Для того чтобы проверить, что снипы действительно передаются по лесенке гаплогрупп, взглянем, например, на носителей гаплогруппы R1a1, которая есть, в частности, и у евреев, и которая попала к ним с Ближнего Востока, поскольку есть и у тамошних арабов, и которая тянется у арабов не менее четырех тысяч лет. Так что славяне здесь особенно не при чем, и об этом я всегда говорил.

Так вот, ВСЕ вышестоящие снипы в ДНК носителей гаплогруппы R1a1 есть, на всех положенных местах. Вся цепочка начинается только со снипов сводной гаплогруппы BT (это снипы М42 и М139, которые есть у всех участников проекта с гаплогруппой R1a1), но гаплогруппа В ушла от нее в сторону (в том числе физически, мигрировала в другие края, в конечном итоге в Африку) и не оставила следа в неафриканских гаплогруппах следующего гаплогруппного уровня, СТ.

Повторю опять, что это – сильнейшее подтверждение, что гаплогруппы неафриканцев, и во всяком случае гаплогруппа R1a1, не происходит от африканских гаплогрупп А и В. Впрочем, у других неафриканцев – такая же картина, которая заканчивается на их конкретной гаплогруппе.

Вся последующая цепочка снипов гаплогруппы R1a1 выстраивается совершенно закономерно, все они были обнаружены при анализа генома участников проекта. После гаплогруппы ВТ должна следовать сводная гаплогруппа СТ, и ее снипы М168 и М294, действительно, были обнаружены у всех носителей R1a1. Следующая предковая гаплогруппа CF – снип Р143 обнаружен. Гаплогруппа С (монголоиды, жители Океании и австралийские аборигены) далее уходит в сторону от цепочки, ведущей к R1a1, и основного снипа М130 гаплогруппы С, как и всех ее остальных снипов, у R1a1 нет. Далее – предковая гаплогруппа F, ее снипы М89 и Р158 обнаружены у всех R1a1. Далее – сводная гаплогруппа IJK, ее снипы L15 и L16 у всех обнаружены. Далее – гаплогруппа K, снип М9, наличествует среди предковых. Следующая ступень – гаплогруппа Р, букет ее снипов (М74, L138, P69, P230, P243, P244, P280, P284, P286 и другие) обнаружен у всех R1a1. Далее – гаплогруппы R (снипы М207, P224, P227, P229, P232, P280, P285 и другие), R1 (снипы P231, P241, P242, Р245, Р294 и другие), R1a (снипы L145 и L146), R1a1 (снипы L120 и L122), R1a1a (снип L168).

Как видно, все снипы у R1a1 на месте, среди них нет ни одного африканского. Повторяю, та же картина – и у всех гаплогрупп, встречающихся у евреев. Кроме эфиопских евреев, у которых по некоторым данным 41% гаплогруппы А и 10% гаплогруппы В, хотя у них есть немало и неафриканских (исходно) гаплогрупп, как Е (между 25 и 35% по разным данным).

Против этих данных возразить практически невозможно, и я не знаю, что будут делать те, кто нажимал на африканское происхождение человечества вопреки всем очевидным антропологическим показателям, и кто публиковал десятки, если не сотни статей в академических журналах с «данными» в отношении теории «выхода из Африки». Ладно, не будем о печальном.

Вернемся к Ханаану и к народам, его населяющим в древние времена. Так откуда они изначально вышли, если не из Африки?

Я довольно много работал для ответа на этот вопрос, который в литературе, естественно, не обсуждался, поскольку при наличии «прародины» в Африке, другой прародины быть не должно в принципе. Гуманитарии не любят альтернативных гипотез. Выражение «шаг в сторону – побег» явно придумали работники гуманитарного фронта.

Анатолий Алексеевич Клёсов -  В США - на протяжении 12 лет профессор биохимии Гарвардского университета (Центр биохимии, биофизики и медицины Гарвардской медицинской школы), затем 10 лет – вице-президент компании по исследованиям, разработкам и промышленному производству полимерных композиционных материалов, и одновременно (с 2000 г.) – главный научный сотрудник компании по разработкам новых противораковых лекарств.

В СССР - доктор химических наук, профессор Московского университета им. М.В. Ломоносова, заведующий лабораторией Института биохимии им. А.Н.Баха Академии наук СССР.

За исследования в области биологического катализа был удостоен званий лауреата премии Ленинского комсомола (1978) и Государственной премии СССР (1984). Член Всемирной Академии наук и искусств (Стокгольм - Вашингтон) с 1989 г.

Автор многих научно-популярных и прочих рассказиков, рассказов, статей и книг. Предпоследняя книга с его фамилией на обложке – «Дизайн лекарств на основе углеводов» (Oxford University Press, 2006), последняя - «Композиционные материалы из пластмасс и целлюлозы» (John Wiley & Sons, 2007).

Живет в пригороде Бостона (Ньютон), Массачусеттс.

Источник: http://berkovich-zametki.com/2011/Zametki/Nomer10/Klyosov1.php
Мнение автора и администрации сайта не всегда может совпадать с мнением авторов представленных материалов.

Следующая запись: Восемь ступеней йоги

Предыдущая запись: Вовлечение в аборт

Комментарии

Чтобы размещать комментарии, вам нужно зарегистрироваться