Об авторе    Исследования    Авторское    Интересное   Форум    Магазин   Скачать    Пожертвования   Помощь    Обратная связь
Главная страница
Расширенный поиск
Главная страница

Официальный сайт Сергея Николаевича Лазарева

Каким образом А.Эйнштейну удалось стать гением

Среда, 25 Янв. 2012

В статье опровергается традиционное положение о том, что Эйнштейн стал гением вопреки работе в патентном бюро. В соответствии с гипотезой Александра Дроздова Эйнштейн стал гением именно благодаря своей деятельности в этой конторе, где ему удалось найти свою собственную модель инноваций.

Личность Альберта Эйнштейна давно стала символической  и воплощает в себе сущностные характеристики гения. При этом споры о  том, почему Эйнштейн был гениальным, и как ему удалось из плохого  ученика превратиться в выдающегося физика-теоретика, не прекращаются до  сих пор. И, наверное, не будет преувеличением сказать, что этот  сакраментальный вопрос так и остается открытым.

Определенный ключ к разгадке гениальности  Эйнштейна, на наш взгляд, содержится в диалоге американского профессора  психологии и психиатрии Ричарда Дэвидсона с 14-ым Далай-Ламой Тибета  Тензином Гьяцо. Суть этого диалога состоит в следующем (см.: Гоулман Д.  Деструктивные эмоции. Мн.: ООО «Попурри», 2005).

В теменной зоне мозга человека есть зона,  которая называется поясной извилиной. В этой зоне сходятся вместе  сигналы от всех органов чувств. Судя по проведенным исследованиям, у  Эйнштейна размер данной зоны был больше обычного. Данный факт часто  порождает ту интерпретацию гениальности Эйнштейна, в соответствии с  которой он родился с увеличенной теменной долей, что впоследствии и  предопределило его исключительные умственные способности. Однако одно из  самых удивительных открытий последнего десятилетия состоит в том, что  такие зоны мозга, как лобные доли, миндалевидное тело и гиппокамп,  реагируют на опыт человека изменением своих размеров. Данное свойство  мозга получило название нейропластичности и выступает в качестве научной  основы второй интерпретации гениальности Эйнштейна, согласно которой  лобные доли ученого стали больше нормы благодаря тому, как он  использовал свой мозг в течение жизни.

Таким образом, сейчас сосуществуют две точки  зрения. Первая – Эйнштейн родился с необычным мозгом, после чего он  просто ловко эксплуатировал данную ему от природы физиологическую  особенность. Вторая – Эйнштейн на протяжении своей жизни так много думал  над определенными вопросами, что это полностью трансформировало его  обычный от природы мозг. Сегодня наука не может отдать предпочтение ни  одной из этих версий. Однако имеющиеся у нейрологов факты склоняют чашу  весов все-таки в пользу второй версии, то есть человек сам себя делает  гением. На наш взгляд, данная «трудовая» интерпретация гениальности,  действительно, является более жизнеспособной.

Но тогда возникает еще более интригующий  вопрос: в чем состояла особенность мышления Эйнштейна, которая позволила  ему стать гением, и почему другим много думающим людям такого  результата добиться не удается?

Надо сказать, что большинство биографов  Эйнштейна, как правило, недоумевают над главным фактом его жизни: он  создал свою знаменитую специальную теорию относительности, будучи  простым служащим патентного бюро. Как мог неприметный клерк, занимаясь  рутинными операциями в антитворческой среде бюрократической конторы,  сгенерировать один из самых оригинальных интеллектуальных продуктов  20-го века?

Единственным объяснением биографов Эйнштейна  является гипотеза о том, что он не слишком серьезно воспринимал свою  работу и в мыслях своих улетал далеко от проблем патентования всяких  нелепых побрякушек. Согласно этой гипотезе, Эйнштейн проявил свою  гениальность не благодаря, а вопреки патентному бюро. Однако сегодня уже  есть и другая, прямо противоположная, трактовка событий тех лет.  Принадлежит она отечественному представителю хай-тека, специалисту в  области оптимизирующих технологий Александру Дроздову. Его точка зрения  состоит в том, что Эйнштейн стал гением именно благодаря вдумчивой  работе в патентной сфере. Какова же здесь причинно-следственная связь?

Дело в том, что процесс патентования  представляет собой кропотливую работу по выявлению принципиально новых  элементов в предлагаемой разработке. Не говоря уже о том, что работники  патентных служб имеют дело ни с чем иным, как с рынком инноваций,  изобретений и открытий. Но даже в новых разработках бывают  принципиальные прорывы, а бывают незначительные улучшения. Когда через  человека «прокачивается» огромное число разнообразных инноваций, то в  его голове начинает выстраиваться некая общая модель инновации. Он  начинает понимать не только структуру любого нововведения, но и его  генезис: с какой стороны люди «цепляют» ту или иную проблему, чтобы  получить искомый результат. Можно сказать так: Эйнштейну удалось  построить в своей голове некую общую модель инновации. Понимание же  того, как правильно смотреть на проблему, чтобы увидеть в ней что-то  новое, а также понимание того, как надо выстраивать успешную новую  научную схему, дает огромные преимущества в деле самостоятельного  генерирования открытий. Впоследствии Эйнштейн просто эффективно приложил  свои знания к конкретным проблемам, которые его интересовали.

Можно, конечно, усомниться, что у Эйнштейна  была какая-то готовая и простенькая модель открытия. Однако тот факт,  что ученый на протяжении почти всей своей жизни, особенно в старости,  уделял большое внимание методологическим вопросам построения науки,  говорит в пользу гипотезы А.Дроздова. Кроме того, не исключено, что  жесткую модель открытия Эйнштейну построить и не удалось, но у него  сложилось некоторое интуитивное постижение сущности инновации и процесса  ее возникновения.

Помимо всего прочего, работа в патентном бюро  напрямую выводила Эйнштейна на рынок интеллектуального продукта,  который жестко задавал и градуировал разнообразные практические  проблемы. Только отталкиваясь от самых насущных проблем общества и  улавливая направление движения интеллектуальной жизни, можно стать  гением. В противном случае велик риск либо отстать от потребностей  общества, либо обогнать их. А в таких случаях гений остается  непризнанным. Эйнштейн избежал этой опасности.

Нельзя не упомянуть и о том, что по своей  сути инновационная деятельность это состояние ума и души, это постоянная  нацеленность на поиск нового и его внедрение. Не исключено, что,  контактируя с инноваторами и изобретателями, Эйнштейн «заразился» от них  этим свойством и тем самым «запустил» свой творческий потенциал.

Косвенно подтверждает гипотезу А.Дроздова  известное высказывание Эйнштейна о том, что правильно поставленная  проблема – это 50% успеха. А правильно поставить проблему редко удается в  тишине профессорского кабинета в оторванной от практики университетской  среде. Это гораздо легче сделать, непосредственно соприкасаясь с рынком  инноваций. Что и сделал Эйнштейн.

Можно, конечно, привести и контраргумент, что  Эйнштейн, мол, не был практиком, он был теоретиком, а теоретик меньше  нуждается в практических задачах. Однако и этот тезис при ближайшем  рассмотрении оказывается не слишком убедительным. Дело в том, что  специальная теория относительности была одновременно с Эйнштейном  разработана гениальным французским математиком Анри Пуанкаре. Но все  бонусы за эту разработку получил все-таки Эйнштейн, а не Пуанкаре.  Почему? Ведь математический аппарат теории у Пуанкаре был куда более  продвинутым, чем у Эйнштейна?

Ответ прост: потому что Эйнштейн дал  максимально понятную и практичную интерпретацию всех своих теоретических  построений. Например, чего стоит один только парадокс близнецов. Это  выход в космические путешествия, это связь с другими мирами посредством  скоростей, близких к скорости света. Это выход в реальную физику и  астрономию, а не замыкание на математических формулах. И такие пассажи  могли возникнуть только в голове инноватора-практика, а не оторванного  от жизни теоретика. Эйнштейн видел приложения своей теории.

Сегодня в век инноваций наиболее значимые и  интересные открытия делаются отнюдь не в университетах – там они никому  не нужны. Открытия перешли в частные лаборатории крупных компаний,  иногда они делаются и в государственных корпорациях. Но и те, и другие  работают на реальном рынке инноваций. И Эйнштейн был, можно сказать,  провозвестником этого процесса.

Таким образом, Эйнштейн, постоянно осмысливая  сущность проходящих через него инноваций, заставил свой мозг усиленно  работать, что и привело к гипертрофии некоторых его частей. Все это  позволило ему открыть некий инновационный паттерн, который можно было  накладывать на различные проблемы и получать на этой основе  первоклассные результаты. Данный механизм возникновения гения Эйнштейна в  первом приближении можно принять как более приемлемое объяснение по  сравнению с традиционными психологическими схемами.

Источник: http://www.kapital-rus.ru/index.php/articles/article/173
Мнение автора и администрации сайта не всегда может совпадать с мнением авторов представленных материалов.

Следующая запись: Где вы были 6 февраля 1992 года?

Предыдущая запись: Ложность теории относительности Эйнштейна, определение времени и пространства

Комментарии

Чтобы размещать комментарии, вам нужно зарегистрироваться