Об авторе    Исследования    Авторское    Интересное   Форум    Магазин   Скачать    Пожертвования   Помощь    Обратная связь
Главная страница
Расширенный поиск
Главная страница

Официальный сайт Сергея Николаевича Лазарева

Экономическая трагедия

Суббота, 28 Ноя. 2009

Точка невозврата Россией уже пройдена, но чудо еще возможно.

Президент России выступил с очередным ежегодным Посланием  Федеральному собранию РФ. Многие СМИ заполнены комментариями аналитиков и  экспертов. Но стоит ли верить в то, что после Послания что-нибудь  кардинально изменится в лучшую сторону. И дело вовсе не в личности  Медведева, Путина или еще кого-нибудь, кто станет следующим Президентом  России. Благие намерения не дадут никакого эффекта, если не изменить  концептуальные основы современной российской экономики. Но этого в  планах нет.

Российская экономика дезинтегрирована и сокрушена. Это явилось  последствием концептуально ошибочных воззрений и некомпетентного  управления. Доля стоимости сырья в себестоимости российского  среднестатистического продукта в 2—3 раза выше, чем в других  экономических пространствах.  

В этой ситуации экономика знаний невозможна заведомо, а производства известных конечных продуктов разрушаются.  

Дело в том, что ЦБ и Минфин РФ многие годы проводят политику валютного  демпинга, то есть искусственного удержания валютного курса в 2—3 раза  выше ППС — паритета покупательной способности, который будем называть  паритетным курсом рубля. Если паритетный курс рубля к доллару, например,  10:1 (то есть то, что стоит за рубежом 10 долларов, в России в среднем  стоит 100 рублей), а валютный курс довели до 30:1, получаем эквивалент  двухсотпроцентной импортной пошлины на все, что может быть завезено  из-за рубежа. Вот к чему это приводит.  

При валютном курсе, втрое превышающем паритетный, производители  продукции низкого передела (например, производители металлов, целлюлозы,  минеральных удобрений, цемента, бензина, авиакеросина) на внутреннем  рынке в условиях отсутствия конкуренции с импортом выдавливают из наших  производителей продукции и предоставляющих услуги трехкратную цену. А  использующим зарубежные ингредиенты, комплектующие, оборудование,  технологии, патенты все это обходится также в три раза дороже.  

Одновременно тарифы монополистов за ближайшие три года намечено удвоить  именно потому, что якобы они существенно ниже мировых. Но пересчет  производят по валютному курсу, а не по паритетному, что есть грубейшая  ошибка.  

В такой ситуации производители в первую очередь перестают осуществлять  амортизационные затраты, кроме критического текущего ремонта, поэтому  все (здания, оборудование) ветшает. Одновременно сокращают долю зарплаты  в себестоимости продукции (в перерабатывающих отраслях она менее 30%),  тем самым лишая себя потенциальных покупателей. Наконец, почти ничего не  тратят на те самые “знания”, которые необходимы, чтобы быть  конкурентоспособным.  

Но даже это не спасает. Рентабельность становится отрицательной, никто  предприятия не кредитует, никто не хочет инвестировать, оборудование не  обновляется, компании закрываются и уходят с рынка. А в таких условиях  никто не планирует и не пытается запустить новые производства.  

Почему в этой ситуации производители не могут увеличивать  пропорционально цену на свою продукцию? Дело в том, что объем денег,  которым и определяется тот самый паритетный курс, у потребителей не  увеличивается пропорционально росту валютного курса, то есть емкость  рынка конечной продукции при ослаблении валютного курса (девальвации)  практически не увеличивается. Молот покупательной способности остается  на том же уровне, а наковальня стоимости сырьевых ресурсов (в том числе  монополистов), а также стоимости зарубежных комплектующих и оборудования  резко растет.  

Поэтому цены увеличить невозможно. И для производителя конкретного  продукта стоимость иностранной аналогичной продукции в этом случае  далеко не всегда важна. Если даже этот импортный продукт вообще удалить с  рынка, то и в этом случае покупатель не купит отечественный продукт по  утроенной цене и в прежнем объеме. Он или купит меньше или менее  качественный, но дешевый, или альтернативный продукт, или, наконец,  вообще откажется от покупки в силу отсутствия средств. В этих случаях  предприятия, производящие качественные продукты, конкурирующие с  импортными, просто уйдут с рынка, так как малый объем продаж  предопределит убыточность их деятельности.  

Вот почему девальвация и удорожание в этом случае конечных импортных  продуктов, сопровождаемые пропорциональным увеличением стоимости  отечественного (и импортного) сырья, импортного оборудования,  комплектующих, ингредиентов, технологий, патентов и пр., могут иметь  положительный эффект лишь для сырьевиков и производителей  низкопередельной продукции и сокрушительно отрицательный для  производителей конечной продукции.  

Проводимая уже многие годы политика валютного демпинга привела к тому,  что в себестоимости среднестатистического российского конечного продукта  стоимость сырьевой составляющей уже 50%. В себестоимости российских  продуктов питания, бытовой техники, авиабилетов, бумажных изданий и т.д.  Перерабатывающие предприятия в таких условиях работать не могут!  

 Замечу, что в себестоимости среднестатистического мирового продукта стоимость сырьевой составляющей около 20%.  


А тезис о том, что экспорт сырья кормит всю страну, — это миф. Иллюзия создается этой самой политикой валютного демпинга. 

Экспорт России убыточен


Его искусственно делают прибыльным или временами даже сверхприбыльным  только за счет того, что вынуждают россиян выкупать вырученную  сырьевиками от продажи на мировом рынке сырья валюту по цене в 2 раза  выше рыночной и в 3 раза выше паритетного курса. Прежде всего население  при покупке российской продукции платит тройную цену за ее валютную  составляющую, а также, естественно, платит втридорога за саму валюту и  импортные товары. Кроме этого россияне оплачивают утроенную стоимость  российского сырья в себестоимости российских продуктов и товаров. Такова  “рыночная” экономика по-российски. Спасибо ЦБ и Минфину РФ!  


Российские экспортеры сырьевых и околосырьевых ресурсов не могут  работать при “правильной” ситуации, когда валютный курс на длительном  отрезке времени несущественно отличается от паритетного. Им нужен  валютный курс, как минимум вдвое превышающий паритетный, так как они  вдвое менее эффективны, чем экономика в среднем, и ситуация будет  постоянно ими приводиться к слабому валютному курсу рубля. Сырьевики при  нынешней финансовой модели получают не природную ренту, а валютную, то  есть разницу между валютным и паритетным курсом.  

Смотрите, экспорт сырья в 2007 году составил 300 млрд. долларов. При  этом ВВП, посчитанный за тот же год по валютному курсу, — 1,2 трлн.  долларов. Вроде бы доля экспорта в ВВП 25% — и экспортеры дают стране  гигантские ресурсы. Между тем ВВП, посчитанный в рублях, 33 трлн.  рублей. А по паритету покупательной способности ВВП России в том году  составил 2,27 трлн. долларов. Это данные МВФ. Значит, доля экспорта  реально едва превышает 13% в общероссийской экономике. При этом  экспортеры получили в виде дотаций 12% от 33 трлн. рублей, в которые  оценен ВВП за этот год. А это почти 4 трлн. рублей. Еще приблизительно  столько же сверх правильных цен они получают за счет завышения цен на  сырье в 2—3 раза на внутреннем рынке. Затем часть “подаренного” у них  забирают в виде налогов, то есть они отдают всего лишь часть им  переплаченного, но все равно остаются с высокой прибылью. А введите  оплату валюты экспортерам по паритетному курсу, и станет очевидным, что  наш нынешний экспорт убыточен и дотируется всей страной. И ради дотаций  такому экспорту разрушаются все высокотехнологичные отрасли.  

Дальше будет хуже, так как добыча сырьевых ресурсов становится еще  более дорогостоящей, месторождения менее доступными, геологоразведка  сложнее и дороже. Сырьевики будут пытаться еще больше ослаблять рубль и  уж точно не давать ему укрепляться.  

Поэтому экономика знаний — это не желание сделать хорошее лучшим, а  единственный шанс уйти от гибели экономики и страны в целом.  

К сожалению, большинство наших экономистов — советчиков власти все это  понимают плохо, в силу отсутствия соответствующего практического опыта.  

Сегодняшний резкий перекос рентабельности в пользу сырьевиков  искусственно отрежиссирован пагубной политикой финансовых властей  страны. Главная проблема сегодняшней российской экономики и состоит в  том, чтобы перейти к модели, когда рентабельность будет тем выше, чем  больше степень передела, более наукоемка продукция.  

Если же все будет развиваться так, как сейчас, судьба России печальна. И  заменой лампочек тут не обойтись. Требуются, если выражаться шахматным  языком, этюдные решения и новые кадры, отобранные на конкурентной  основе, а не по принципу лояльности.  


Совместно с президентом Академии геополитических проблем Л.Г.Ивашовым  мы работаем над такой программой с учетом предполагаемого развития  геополитической ситуации в мире. Рабочее название программы ПИК-План  инновационной конвергенции. Или План Ивашова—Кипиани. 

Новый курс


Экономика знаний отличается от экономики отсутствия знаний тем, что  среднестатистический продукт в экономике знаний существенно, часто на  порядок, превосходит по стоимости, в частности, свою сырьевую  составляющую, а в экономике отсутствия знаний среднестатистический  продукт все больше сближается с ней.  


Вместе с тем понятно, что развивается то, что оплачивается, а значит, в  себестоимости продукта должно найтись место для оплаты “знаний”. Также  должно найтись место для амортизационных расходов, чтобы изношенное  восстанавливалось, для прочих расходов, а главное — для существенной  зарплаты, чтобы на рынке не образовался дисбаланс между спросом и  предложением. Но в экономике без знаний разность стоимости  произведенного продукта и его сырьевой составляющей недостаточно велика,  чтобы этой разницы хватило на все вышеперечисленное. Где выход?  

Выход один. На начальной стадии на достаточном отрезке времени  необходимо кредитовать производство в России дешевым, по приемлемой для  производителей конечной продукции цене сырьем. Тогда они смогут  оплачивать инновационную составляющую себестоимости продукции и из  добавленной стоимости, порожденной “знаниями”, в последующем  компенсировать оставшуюся стоимость сырья, обеспечивая поставщикам  разумную рентабельность, но ниже, чем в отраслях, производящих продукцию  более высокой степени передела.  

В российской экономике эта ситуация абсолютно противоположная.  

Надо немедленно начать проводить Новый экономический курс. Вот некоторые пункты.  
  1. Фактически не обсуждается и российской общественности  неизвестно, что в стране осуществляется поддерживаемая целой плеядой  невежественных отечественных экономистов-теоретиков денежная политика,  когда количество рублей для обслуживания экономики страны определяется  не объемом производимых или востребованных товаров и услуг, а… объемом  золотовалютных резервов! Надо немедленно вводить в оборот сначала  безналично, а затем в наличном виде валютные рубли по курсу,  соответствующему ППС, и именно их количество должно равняться  золотовалютным резервам и обмениваться на иностранную валюту. Нынешние  рубли должны обслуживать внутреннюю экономику, их количество должно в  полном объеме удовлетворять потребности экономики страны.  
  2. Вторым важнейшим фактором является методика ввода денег в  экономику. Сегодня они вводятся через покупку валюты, в основном у  экспортеров сырьевых ресурсов, причем покупка осуществляется по  пролоббированному коррупционными методами завышенному курсу,  обеспечивающему экспортерам сырьевых ресурсов сверхприбыль. Для этого  Центробанк РФ печатает не обеспеченные товарами рубли, обкладывая всю  страну эмиссионным налогом, и таким способом перекачивает огромные суммы  из карманов 90% россиян на банковские счета 10%. В результате такого  “метода ввода” рублей экономика России становится заложницей  субъективных предпочтений узкого круга лиц, чьи интересы в большинстве  случаев диаметрально противоположны интересам страны. Эмиссия рублей  должна быть поставлена под контроль общества и определяться законом, а  вводиться деньги в экономику должны через банки путем кредитования или  прямого инвестирования.
  3. Изменения должны коснуться и банковской системы страны. В ее  недрах действуют силы, разрушающие реальный сектор экономики,  обслуживающие крупномасштабную коррупцию, удерживающие денежную массу в  спекулятивном обороте.  
  4. Все расчеты в экономике должны вестись специальными финансовыми  учреждениями — расчетными центрами, которым законодательно должно быть  запрещено вести самостоятельную финансовую коммерческую деятельность,  только исполнение поручений клиентов. Иначе рано или поздно банки опять  потребуют спасать их за счет всей страны, выставляя ультиматум о  расчетном коллапсе в случае их крушения.  
  5. Кредитованием экономики и инвестиционной деятельностью должны  заниматься специальные инвестиционные банки. Должно поощряться прямое и  целевое кредитование, в ряде случаев под полную или частичную  госгарантию.  
  6. Полностью должны быть отделены от экономики учреждения,  занимающиеся игрой на финансовых, сырьевых, фондовых, валютных рынках,  занимающиеся покупкой-продажей деривативов, фьючерсными сделками и т.д.  Все это должно регулироваться так, как, например, тотализаторы.  

Гиви КИПИАНИ, кандидат физико-математических наук, эксперт Академии геополитических проблем.

Московский Комсомолец № 25219 от 27 ноября 2009 г.

Источник: http://www.mk.ru/economics/article/2009/11/26/392452-ekonomicheskaya-tragediya.html

Комментарии

Чтобы размещать комментарии, вам нужно зарегистрироваться