Об авторе    Исследования    Авторское    Интересное   Форум    Магазин   Скачать    Пожертвования   Помощь    Обратная связь
Главная страница
Расширенный поиск
Главная страница

Официальный сайт Сергея Николаевича Лазарева

Дети неофитов: почему современных студентов раздражает Православие?

Воскресенье, 30 Окт. 2011

Поколение студентов, поступивших в ВУЗы накануне перестройки стало фундаментом церковного возрождения начала 90-х. Еще в 1990-е студенты журфака МГУ разбирали на семинарах ораторское искусство Христа, публицистику апостола Павла и литературные приемы святых отцов. Христианские тексты студенты воспринимали с большим уважением, сегодня многие из них протестуют против строительства храма на Воробьевых горах. В лице современного студента Церковь все чаще находит не сторонника, а оппонента. В чем причины?

Комментирует доцент кафедры зарубежной журналистики и литературы МГУ Григорий Прутцков.

Перекормленные верой в детстве

Действительно, информация о письме Патриарха ректору МГУ Виктору  Садовничему с просьбой выделить место для строительства храма на  Воробьевых горах попала в СМИ, и в МГУ началась официальная дискуссия.  Возникло два направления: одни просили построить храм и даже читали  акафисты свв. Кириллу и Мефодию (в том числе и профессора), другие  писали и подписывали протестное письмо и организовывали что-то очень  похожее на стояние с просьбой храм не строить.

Такую ситуацию трудно было бы представить еще лет десять-пятнадцать  назад. Я преподаю с 1994 года и в первые годы работы практически не  встречал со стороны студентов отрицательного, тем более агрессивного  отношения к Церкви.

Мой предмет - история зарубежной журналистики. В первом семестре мы  изучаем протожурналистику - то, что было до появления журналистики в  нашем понимании. Разбираем ораторское искусство Древней Греции, приемы,  подходы, способы построения речей ораторов. А в качестве примера для  рассмотрения я предлагаю студентам христианскую проповедь: мы обсуждаем  ораторские приемы Христа, апостола Павла, других апостолов, письменную  публицистику посланий апостола Павла. Рассматриваем, как развивалась  риторика далее, в IV веке, на примере таких авторов, как свв. Иоанн  Златоуст, Василий Великий, Амвросий Медиоланский, Иероним Стридонский.

Изучение Нового Завета в контексте истории зарубежной журналистики для  меня не только одна из тем семестра, но и повод ненавязчиво поговорить  со студентами о вере и христианстве. Многие студенты впервые читают  Новый Завет, готовясь к нашим занятиям. При этом никакого религиозного  подтекста я не предлагаю, напротив, подчеркиваю, что мы изучаем  библейские тексты не с точки зрения религии, а как факт истории,  культуры и риторики. Как информацию.

Но отношение к содержанию, смыслу текстов, с которыми человек работает,  все равно возникает. Это показывают диспуты, которые я устраиваю на  семинарах, на темы: «Что в этом тексте, на ваш взгляд, вечное, а что  устарело»? Допустим, в послании апостола Павла о семье и браке: о том,  какими должны быть отношения мужа и жены в семье (эта тема всегда  актуальна). Или в ораторском искусстве Христа—какие приемы могут  действовать и сегодня, а что, на взгляд студентов, устарело?

И вот что я заметил. В 1990-2000-х годах в группе из 15-20 человек  подавляющее число студентов было очень лояльно к христианству.  Христианские тексты студенты воспринимали не просто с большим уважением,  но и как руководство в различных жизненных ситуациях.

Последние два-три года наблюдается совсем другая тенденция. В  большинстве случаев студенты стали относиться к христианским текстам  настороженно или даже агрессивно. Люди просто лояльные остаются в  меньшинстве, и любые диспуты проходят очень эмоционально. Причем речь  идет не об отношении ко Христу (атеисты встречаются крайне редко). Эти  люди верят в Бога, признают Христа, но не воспринимают Церковь. Я всегда  стараюсь осторожно спрашивать у них, так, чтобы вопрос не был воспринят  как давление: что вас привело к такому отрицанию? И выясняется, что в  большинстве случаев это люди, которых в детстве родители «перекормили»  Православием: заставляли ходить в храм, исповедоваться, молиться,  поститься. И дети делали все это с раздражением, потому что не понимали  значения многого, а взрослые не объясняли. Главным воспоминанием,  которое осталось у них о том, что такое духовная жизнь, церковная жизнь,  оказалось принуждение и запреты. А когда они стали взрослыми, то  отвергли это вместе с послушанием родителям. То есть большинство  студентов, которые сегодня отрицательно относятся к Церкви, выросли в  церковных семьях.

Как не потерять поколение?

В чем могут быть причины? Родители детей «первого непоротого поколения»,  которое сейчас так критично к Церкви, пришли к вере в девяностые годы.  Но вот воцерковились ли они? Сама традиция воцерковления у нас была  прервана, и сколько времени должно пройти, чтобы разобраться, по словам  святителя Феофана Затворника, «что есть церковная жизнь и как на нее  настроиться»? Из литературы были доступны лишь переиздания  дореволюционных книг, часто репринтные, во многих случаях не имеющие  коннотаций с современной жизнью. Даже священники далеко не всегда могли  ответить на вопросы, касающиеся внутреннего смысла православной веры, а  не ее обрядовой стороны.

Но и обвинять здесь никого нельзя. Это было поколение неофитов, которое  практически вслепую шло к вере, делая ошибки по незнанию. К сожалению,  преобладание в вере внешнего, обрядового, экстенсивного печально  отразилось на новом поколении. Дети ведь отличаются особой искренностью.  По своему опыту (у меня двое сыновей) я знаю, как остро они чувствуют  фальшь, если взрослые, например, заставляют молиться, идти в храм, и  даже сами ходят в храм, читают Евангелие, но не живут, не умеют жить  по-христиански. Дети видят сам факт жизни, их невозможно обмануть. И  сегодня подросло поколение, которое видело, что слова их родителей  расходятся с делами.

Я думаю, именно это недоверие и проявилось в отношении и к Церкви в  целом, и к строительству храма на Воробьевых горах в частности. И я не  могу этих людей осуждать, я просто не вполне понимаю, как мне себя с  ними вести. В девяностые годы все было в этом отношении просто: студенты  добровольно помогали восстанавливать Татьянинский храм, разбирали  завалы, таскали бревна, такие, как, по советской легенде, Ленин на  субботнике носил. А скажи сейчас: «Пошли, ребята, поможем бревна в  церкви таскать», боюсь даже подумать, что мне ответят. И ведь это не  атеисты и не мусульмане, а верующие в Бога крещеные люди.

Духовную жизнь возродить экстенсивным способом, думаю, невозможно. Когда  Сталин предложил патриарху Сергию в 1943 году открыть Троице-Сергиеву  лавру, которая перед этим более 20 лет была закрыта, патриарх Сергий  сразу ее не взял. Он сказал, что у Церкви нет кадров, чтобы возобновить  там церковную жизнь, занятия в семинарии и т. д. Но по его поручению  были организованы богословские курсы при Новодевичьем монастыре в  Москве, где и подготовлены кадры для Лавры. Церковь приняла ее от  государства только в 1946 году. Казалось бы, власть дает: берите! Но  патриарх Сергий понимал, что большинство священников, сохранивших  верность Православию, сосланы, сидят в лагерях. И если сейчас наполнить  Лавру людьми, которые пришли из раскола, из обновленцев, что это будет  за церковная жизнь и кто у нас будет пастырями, учителями? Хватило трех  лет, чтобы подготовить новое поколение священников, которые стали  преподавателями во вновь открывшейся Троице-Сергиевой семинарии и  академии.

Поэтому и сегодня отводится такое важное значение катехизации,  знанию хотя бы основ веры, в которую ты крестишься. Чтобы нам опять не  оказаться «крещеными, но не просвещенными». Стоит вспомнить, что атеизм  1917 года вырос из тех же явлений: когда слово преподавателей веры,  священников, людей, которые отвечали за духовное воспитание, расходилось  с делом. Немало революционеров, начиная со Сталина и Микояна, вышло  прямо из семинарий. И если сегодня не задуматься, почему дети верующих  родителей настроены против Церкви, мы действительно можем потерять это  поколение и повторить 1917 год.

Источник: http://nsad.ru/index.php?issue=13§ion=10014&article=1711
Мнение автора и администрации сайта не всегда может совпадать с мнением авторов представленных материалов.

Следующая запись: «Непонимание представляет для Церкви серьезную угрозу»

Предыдущая запись: Эксперимент 5ive: Тайна (Андрей Звягинцев) [2011, Россия, Короткий метр, Арт-хаус и авторское кино] [видео]

Комментарии

Чтобы размещать комментарии, вам нужно зарегистрироваться