Об авторе    Исследования    Авторское    Интересное   Форум    Магазин   Скачать    Пожертвования   Помощь    Обратная связь
Главная страница
Расширенный поиск
Главная страница

Официальный сайт Сергея Николаевича Лазарева

Алехандро Гонсалес Иньярриту: «Cмерть — совершенно гениальное изобретение»

Вторник, 01 Мар. 2011

Выходит «Бьютифул» — новый фильм Алехандро Гонсалеса Иньярриту про криминальный мир Барселоны, разговоры с мертвыми и неизлечимые болезни. «Афиша» поговорила с режиссером и сыгравшим главную роль Хавьером Бардемом.

— «Бьютифул» — ваш первый фильм с линейным сюжетом и одним главным героем вместо десяти. Почему вы так резко сменили формат?

 — Мне ужасно хотелось попробовать наконец-то сделать  нормальный фильм,  без жульни­чества и игр со зрителем. Один и тот же  фокус быстро  надоедает — после трех фильмов, сделанных по принципу  пазла, я хотел,  чтоб «Бьютифул» был максимально честным. Один город,  одна точка зрения,  одна история, снятая на моем родном языке, — все в  открытую, за сложной  сю­жетной структурой не спрячешься. Хотя там тоже  много разных  параллельных линий. Смотрите: Ушбаль беден, ему надо  как-то прокормить  двоих детей, у него проблемы с законом, его бывшая  жена мало того что  страдает биполярным расстройством, так еще и спит с  его братом. Вдобавок  ко всему он умирает от рака.

— То есть если раньше проблемы как-то распределялись между разными героями, теперь все свалилось на одного.

 —  Можно и так сказать. Но он не унывает. В этом фильме,  как и во всех  предыдущих, мне хотелось попробовать поэкспериментировать  с человеческой  природой. Что будет, если кто-то узнает, что ему  осталось жить 75 дней?  Фильм вырос из того, что я пытался ответить себе  на этот вопрос. Мысль о  смерти, о том, как это происходит, что это  значит, что будет после нее,  всегда казалась мне увлекательной. В  детстве я читал Гессе, Сартра и  Камю, и именно они дали мне понять, что  всему когда-то приходит конец. И  я рад, что мне удалось перенести свои  размышления на экран.

— Во всех интервью вы говорите, что «Бью­тифул» — ваша  первая настоящая  трагедия. Но и «Сука-любовь», и «21 грамм», и  «Вави­лон» тоже были про  то, что в жизни случаются, так скажем,  неприятности.

— Да, я знаю, их  еще называют трилогией смерти, но это  странно — они же на самом деле  мелодрамы! Но вообще, все эти жанры —  условность. Я просто впускаю  зрителя в жизнь других людей. Если бы мне  предложили купить билет, чтобы  два часа просто понаблюдать за чьей-то  жизнью, я бы с радостью  согласился. А насчет неприятностей — проблемы  есть у всех. Все же  говорят: «Жизнь — говно», «Всякое бывает»…

— …и другие мудрости, которые пишут на футболках.

— Именно! Знаете,  мой отец говорил, что у таксистов и  рабочих не бывает депрессии,  это занятие для богачей — бедные не могут  себе этого позволить, они  принимают трудности как данность. Или, как вы  сказали, как надписи на  футболках. При этом чем серьезнее  пробле­ма, тем больше человек  раскрывает душу. И ради того, чтобы это  увидеть, стоит так мучить своих  героев. Но мне понравилось делать  что-то принципиально новое — у меня  теперь масса прекрасных идей на  будущее. Следующий мой фильм точно будет  комедией. Или порно. Если  найдется какая-нибудь подходящая симпатичная  девица.

— Правда, что сценарий вы писали именно под Бардема?

— Да, и это,  надо сказать, рискованная затея — писать  сценарий под конкретного  актера. Бардем — конфетка. Ну вы это и сами  знаете. Он сильный мужчина с  очень тонкой душевной ор­ганизацией.  Парень с улицы, но с душой поэта.  Никто, кроме Хавьера, не смог бы  сыграть Ушбаля. Если бы он отказался,  мне бы, вероятно, пришлось  покончить с собой, никто другой не обладает  такой способностью к  рефлексии. Знаете, как вообще появился «Бьютифул»? Я  слушал в машине  Концерт Равеля соль мажор для фортепиано с оркестром.  Это великая вещь,  послушайте обязательно — в нем есть какая-то особая  сила, тонкая  красота человеческого горя. Именно после этого я придумал  Ушбаля —  хорошего человека, нашедшего через страдания путь к вечности.

— Вообще, Ушбаль же страдает в основном от того, что он хороший человек, но не может делать что-то хорошее в силу обстоятельств.

—  Помните, как в «Гамлете»: «Нет ничего ни хорошего, ни  плохого; это  размышление делает все таковым». Есть суть вещей. И когда  Ушбаль  смиряется с неизбежностью смерти, когда он понимает, что есть  что-то  гораздо большее, чем жизнь, — он начинает эту суть видеть. Вот  представьте — к вам приходит кто-то и говорит: «Я покажу тебе последний  день твоей жизни». И показывает. Понимаете, какое это счастье — знать,  чем кончится ваша жизнь? Что вы будете делать, обладая таким знанием?  Переосмыслите свою жизнь с философской точки зрения? Стане­те добрее?  Вот что вы будете делать?

— Застрелюсь.

— Нет! Зачем же? Это прекрасная возможность полностью  переосмыслить свою жизнь, свои по­ступки. Начать приносить людям добро.  Стать терпимее к окружающим. Беда в том, что нам кажется, мы  бессмертны,  а это не так. Поэтому философы и святые живут так спокойно и  хорошо —  они научились смотреть на вещи исходя из того, что смерть  неизбежна. И  путь к счастью — он в понимании: когда-нибудь мы уйдем в  вечность, и по  сравнению с этим ежедневные проблемы так незначительны,  что не стоит  из-за них расстраиваться. Поэтому мне хотелось в  «Бьютифул» подойти к  персонажу так близко, насколько это вообще  возможно. Самый интимный  момент в жизни — это смерть. Все мы так или  иначе умираем в одиночестве.  А я хотел быть рядом с Ушбалем в этот  момент.

— То есть вам интересна природа смерти?

— Да, но фильм скорее о жизни. О том, как она выглядит, если смотреть на нее из могилы.

— Довольно неутешительный ракурс.

—  Жизнь вообще довольно неутешительная штука. Мы знаем,  что умрем, уже в  тот день, когда родились, но почему-то предпочитаем  про это забыть. А  смерть же — совершенно гениальное изобретение.  Представьте, каким  противным был бы мир, если бы все жили вечно. Это же  ужас. Нет, я люблю  жизнь, и когда умирают близкие, мне очень тяжело.  Но в этот промежуток —  от рождения до смерти — мы должны пройти свой  путь и найти ответ на  вопрос, зачем мы вообще жили. Помните, с чего  начинается фильм?

— С истории про то, что совы перед смертью выплевывают комок шерсти?

—  Да. Мне про это рассказала дочка, и это правда.  По-моему, очень  красивая метафора — они же таким образом очищают себя.  Мне ка­жется,  люди чересчур озабочены вопросом, как им жить, и мало  думают о том, как  умрут. А на самом деле, когда у людей есть  возмож­ность подготовиться к  смерти, это им только на пользу. Должно  быть время, чтобы подготовиться.  Хотя бы пара недель. Поэтому ешьте,  ­пейте и веселитесь, но помните,  что завтра вы, ­возможно, умрете.

Интервью с Иньярриту: Анна Сотникова

Интервью с Бардемом: Роальд Риннинг/IFA

21.02.2011

 

Источник: http://www.afisha.ru/article/8688/

Разместил(а): Администратор 01/03/2011 в 14:10

Тэги по теме: нет..
• Российские новости  • Творчество, культура, искусство 
• (0) комментариев  • (1382) просмотров  • постоянная ссылка
печать | печать комментариев
Мнение автора и администрации сайта не всегда может совпадать с мнением авторов представленных материалов.

Следующая запись: Как мимолетное виденье

Предыдущая запись: Как правильно вкушать пасхальный кулич?

Комментарии

Чтобы размещать комментарии, вам нужно зарегистрироваться