Об авторе    Исследования    Авторское    Интересное   Форум    Магазин   Скачать    Пожертвования   Помощь    Обратная связь
Главная страница
Расширенный поиск
Главная страница

Официальный сайт Сергея Николаевича Лазарева

1993 год: 4 вопроса по штурму “Белого дома”

Суббота, 21 Сен. 2013

21 сентября 93 года, узнав об указе Ельцина и о том, что парламент ему не подчинился, журналисты устремились в Белый дом. Я оказался там же, не зная еще, что следующие 2 недели будут связаны только с этим местом.

  • Вопрос первый: сколько человек вырвалось живыми из окруженного "Белого дома" по подземным коммуникациям и по верху, не считая сдавшихся десантникам и группе "Альфа"?
  • Вопрос второй: какова судьба оставшихся в "Белом доме" людей?
  • Вопрос третий: сколько их было?
  • Вопрос четвертый: кем убиты штурмующие из ГУО, МО и МВД?

На первые два вопроса и на четвертый можно ответить довольно точно.

Факт. Не вышли вместе со всеми и вырвались живыми из "Белого дома" всего около 121-145 человек, из них по подземным коммуникациям 4-го и 5-го октября в разных направлениях вышли около 71(95) человек, около 50 человек прорвались поверху вечером 4-го октября в направлении метро "Краснопресненская".

Пытаясь скрыть правду о расстрелянных защитниках парламента и их тайно уничтоженных трупах, эмвэдэшный генерал Аркадий Баскаев утверждал, что около 800 "боевиков" ушли по подземным коммуникациям и, заметая следы, добровольно записались в убитые.

Чуть позже я вернусь к этим официально названным МВД цифрам "добровольно исчезнувших" защитников парламента, цифрам, которые, скорее всего, определяет совершенно другая - закрытая статистика.

Пока же берусь опровергнуть ложь МВД о спасшихся и вышедших через подземелья. Утверждаю, что по подземным коммуникациям вышло не более 12+3+6+43(67)+2+3+2=71(95) человек.

Для того, чтобы вообще обсуждать вопрос о подземных коммуникациях, предварительно следует вспомнить:

(1) о расположении входов и выходов из подземных коллекторов;

(2) о людях, знавших их месторасположение и знавших об отсутствии в подземных ходах мин.

Под нашумевшими подземными ходами "Белого дома" подразумеваются два подземных "сухих" коллектора с трубами горячего водоснабжения, идущих от "Белого дома" вдоль набережной соответственно влево (в сторону Плющихи и далее до Новодевичьего монастыря) и вправо (в сторону Хаммеровского центра).

Выход коллектора в сторону станции метро "Краснопресненская" был надежно перекрыт перед границей посольства США.

Были известны два входа в подземные коллекторы через вентиляционные шахты с квадратными решетками. Они располагались на газонах у торцов "Белого дома". Нашими "подземными" штабными разведчиками Ачалова, разведчиками-спелеологами полка баррикадников и Особистом Баранникова использовался вход в первый коллектор. Он располагался на газоне между мэрией и 24-м подъездом "Белого дома". 4-го октября дойти живыми до этих входов на виду у БТРов и снайперов, даже знавшим об их существовании, шансов было очень мало.

Выход на пути метро был только из спортзала и 28-29-го сентября эта сейфовая дверь, как и все остальные выходы в подземные коммуникации, были прочно заблокированы с двух сторон: с одной стороны - баррикадниками, с другой - неизвестными нам группами. Подробности, как все это тогда происходило, описаны в настоящем дневнике за 28 сентября, поскольку из штаба Ачалова тогда посылали с проверкой именно меня. Из-за произведенной тогда двусторонней блокировки дверей 4-го и 5-го октября никто не мог выйти из "Белого дома" или спортзала на железнодорожные пути метрополитена.

Где находились выходы из подвала и подземного этажа "Белого дома" в подземные коллекторы, никому не было известно вплоть до вечера 4-го октября.

Чугунные люки канализационных и всех других подземных колодцев, выходящих на дорожки и тротуары вокруг "Белого дома", из-за угрозы проникновения через них ОМОНа были надежно заклинены снаружи баррикадниками еще 28-29 сентября. Добежать с наименьшим риском для жизни до крышек люков можно было лишь во внутренних двориках "Белого дома" и ближней зоне 14-го подъезда. При этом нужно было всего в нескольких шагах от БМП и БТРов, ведущих огонь на поражение, суметь расклинить люк и, не побоявшись разрекламированных мин, под огнем успеть нырнуть вниз. В любом случае для спасения необходима была очень большая удача.

Теперь перечислю всех, знавших, как пробиваться к тем или иным входам в подземный коллектор, и способных вывести кого-либо вообще через подземные ходы. Поскольку у защитников парламента не было ни одного миноискателя и практически не было фонарей, они должны были точно знать, что на самом деле никакого минирования подземных коммуникаций не производилось. Этими людьми были разведывавшие подземные ходы, ходившие по ним на задания и охранявшие лабиринты, а именно:

- разведчики-спелеологи полка баррикадников;

- несколько "подземных" разведчиков Ачалова из нашего штаба;

- "особист" Баранникова (бывший особист полка);

- руководство Департамента охраны ВС РФ.

4-го октября по подземному коллектору вышли четыре группы:

- группа сотрудников Департамента охраны ВС РФ с одним раненым (12 человек);

- группа под руководством командира-спелеолога из разведки полка Маркова (3 человека);

- наша группа во главе со штабными разведчиками Ачалова (всего 6 человек);

- группа Особиста, подчинившего себе оставшихся разведчиков-спелеологов (43-67 человек).

5 октября вышли две группы:

- "Хаммер-группа" из 14-го подъезда (2 человека);

- группа Репетова (3 человека).

- группа "Север".

Группа медиков - полковник медицинской службы Вячеслав Якушенков, фельдшер Ольга Кулыгина и перебежчик из дивизии Дзержинского в 4-00 - 5- 00 утра 5 октября попали в руки котеневцев.

Группа командира спелеологов в количестве трех человек, а потом и наша группа во главе со штабной подземной разведкой Ачалова смогли попасть в подземный коллектор через наземный вход в вентиляционную шахту напротив мэрии. Следом смог бы уйти только дежурный постовой - спелеолог, оставшийся лежать у этого входа.

Все остальные из тех, кто был знаком с подземным коллектором, из-за плотного огня БТРов и БМП уже не рискнули или просто не смогли пробиться к этому входу в коллектор. Под командованием Особиста они с 12.00 до 15.00 4 октября блуждали по подвалу и подземному этажу "Белого дома" в поисках внутреннего входа в коллектор. Им повезло найти дверь в сухой коллектор, выходящий к Новодевичьему монастырю.

Из других прорывавшихся через наружные входы в коллектор пока известны лишь двое отчаянных, которые смогли на виду у БМП около 14-го подъезда добежать до чугунного люка. В составе группы был человек, знакомый с подземным коллектором "Белого дома" с августа 1991 года. Эта группа "Хаммер-центра" смогла сорвать заклиненную крышку, прошла под землей до выхода, расположенного вплотную с Хаммеровским центром, где и переночевала, не поднимаясь наружу. Вылезая утром 5 октября на улицу перед самым крыльцом Хаммеровского центра, они вспугнули эмвэдэшный заслон. Группа Репетова, выходившая через пять часов вслед за ними, уже нарвалась у этого выхода на засаду.

Дверь из подземного этажа "Белого дома" в коллектор "на Плющиху" была найдена только во второй половине дня 4-го октября группой Особиста. Дверь удалось взломать.

Вход из "Белого дома" в подземный коллектор, уходящий в сторону Хаммеровского центра, был случайно обнаружен в полдень 5 октября группой Александра Репетова лишь по истечении суток бесплодных поисков.

Обе железные двери были надежно закрыты, но и группе Особиста, и группе Репетова удалось их открыть.

Группа офицеров ДО ВС РФ вышла первой в районе Арбата за спиной удивленных солдат из оцепления ВВ МВД (через боковой ход в коллекторе "на Плющиху"). Им даже не пришлось взламывать дверь в подземный коллектор - они ее открыли ключом и, к сожалению, уходя закрыли за собой.

По следам группы Репетова и следом за группой Особиста из подземного этажа "Белого дома" практически никто больше не ушел, так как из остававшихся там людей милиционеры отдела специального назначения ДО ВС РФ были арестованы эмвэдэшниками 5 октября в бункере-бомбоубежище (4 человека во главе с подполковником ОСН), как и большинство прятавшихся там рабочих. Отдельного рассмотрения требует судьба оставшихся в подвале "Белого дома" 9 солдат-дзержинцев с двумя офицерами, торжественные похороны, похоже, одного из которых показывали потом на всю страну.

Поверху из "Белого дома" прорвались всего около 50 человек.

В этой группе был и встреченный мной 4-го октября в парадном подъезде "Белого дома" рядом с Макашовым прибалтийский омоновец. От него мы и узнали подробности их отчаянного броска на БТРы и далее через дворы в сторону улиц Большевистская и Заморенова.

Эти защитники парламента имели достаточный боевой опыт и прорывались организованной группой. В одном месте они лоб в лоб столкнулись с военнослужащими ВВ МВД и разминулись с ними практически без единого выстрела.

Показания Репетова и капитана ВДВ Смирнова

Расстрел безоружной толпы у Белого дома


Факт: По убийствам срока давности нет! 4-го октября действовал приказ Ерина-Куликова (МВД), Грачева (МО) и Барсукова (ГУО):

- уничтожить находящихся в "Белом доме"!

Приказы о поголовном уничтожении и стрельбе на поражение открыто передавали по рациям командиры штурма. Барсуков официально приказал "Альфе" уничтожить находящихся в "Белом доме", Грачев - танкистам, тулякам и таманцам, Ерин - ОМОНу и дзержинцам. Коржаков уже после вывода пленных на лестницу "Белого дома" публично требовал расстрела защитников парламента: "У меня приказ - ликвидировать всех, кто в форме!"

После выхода депутатов с "Альфой" этот приказ был в точности выполнен. Были уничтожены все оставшиеся защитники парламента за исключением арестованных днем 5 октября в подвале - четырех милиционеров ОСН Департамента охраны и нескольких местных рабочих, а также шестнадцати защитников из заслона 14-го подъезда (арестованных в 3.30 5 октября на 6-м этаже "Белого Дома"). Тела расстрелянных были тайно вывезены и уничтожены (в том числе и на Климовском полигоне).

Доказательство того, что приказ был выполнен, это то, что по официальным данным, ни одного раненого и ни одного трупа в здании парламента НЕ ОБНАРУЖЕНО. Официально объявлены в качестве погибших в "Белом доме" убитые на улице, собранные медбригадами Ю. Хольхина и А. Шестакова.

Доказательства из официальных данных, содержащихся в проправительственных источниках. Напомню их.

По официальным данным, пленных в "Белом доме" за период после выхода депутатов и до окончания штурма было 42 человека.

Сегодня известны 30 пленных - 4 милиционера, десяток рабочих из подвала "Белого дома", 16 защитников парламента, уцелевших из всего заслона 14-го подъезда.

Единственные трупы были собраны под охраной "Альфы" медбригадой Ю. Холькина и А. Шестакова на улице и снесены под Калининский мост (бригада Ю. Холькина была организована по инициативе члена Спасательного центра ММА).

За два полных дня 4-го и 5-го октября вместе с расстрелянными из БТРов под Горбатым мостом баррикадниками собрано на территории вокруг "Белого дома" 50 трупов и подобрано на улице около 50 раненых, из них более 30 тяжелых ("МК" № 234 1993). Всем известно, что половина даже этих трупов бесследно исчезла. Они не попала ни в морги, ни в официальный отчет.

К ночи же 4-го октября медбригады собрала туда чуть меньше тел: "Перед тем, как стемнело, мы насчитали под мостом 41 труп" ("МК", № 234 1993). Напомню, что 38 трупов днем отправили в морг на грузовике с прицепом.

Наши свидетели утверждают, что трупов под мостом было значительно больше - к ночи 4-го октября трупы сложили в штабель, который достигал около двух метров в высоту и занимал несколько метров в ширину. Как мне лично потом рассказал один из комбатов 119 полка, среди мертвых, накрытых полиэтиленовой пленкой, оказалась и раненая девочка, которую показывали днем по ТВ: четверо бегом, петляя, несли из Дома Советов голое худенькое тело, из свежей раны в боку текла кровь.

Пьяные победители в Кремле на радостях приказали ограничить данные официального отчета о количестве погибших защитников парламента этой не столь пугающей и, можно сказать, предписанной из-за океана цифрой, учитывая, что в 18.48 им поступило серьезное предупреждение и ясное указание (вечер 4-го октября, 18.48 по московскому времени, CNN): "...Это рискованная политика для президента Клинтона. Косвенным образом он поддержал применение силы, и это может обернуться против него, если окажется, что количество жертв сегодняшних событий окажется велико. И тем не менее в конечном итоге эти события должны способствовать упрочению демократии в России (?!)"

И это несмотря на то, что еще в 18.00 Волкогонов (член "комиссарского" штаба в ОВС СНГ по управлению войсками МО РФ в обход Грачева, созданный в ночь с 3 на 4 октября В. Черномырдиным в следующем составе: К. Кобец, О. Сосковец, В. Самойлов, Ю. Родионов, М. Полторанин, Д. Волкогонов) публично заявил по ТВ, что по данным их штаба в парламенте на данный момент обнаружено "не менее 800 убитых", а в 16.00 CNN объявило о наличии 500 убитых в "Белом доме".

Для правдоподобия на следующий день (после успешного тайного вывоза трупов защитников парламента из внутреннего дворика Дома Советов на рассвете 5 октября) несколько должностных лиц скорректировали официальную цифру расстрелянных по количеству собранных с улиц и снесенных под мост трупов, называя цифру - 49 убитых, только убитых уже якобы "в здании". Все кремлевские заговорщики так или иначе в дальнейшем называли цифры, близкие к количеству трупов в штабеле у моста.

Точку в этом обмане поставил комендант "Белого дома" из МВД Баскаев, который в старании выслужиться даже назначенную ему сверху цифру убитых в здании разбавил ранеными, официально подведя черту в "40 убитых и раненых", а в апреле 1994 года договорился уже до того, что... "военнослужащие внутренних войск МО ВВ МВД России в период выполнения служебно-боевых задач (по распоряжению командующего А. С. Куликова № 909 от 16.10.1993 г. данный "период", начавшийся 4.10.1993 г., официально закончился в 5.00 18.10.1993 г. - Авт.) в районе "Белого дома" с 18.00 4 октября 1993 г. видели 22 трупа. Эти данные подтверждены документально. Местонахождение трупов было следующим...", и далее Аркадий Баскаев официально объявляет, что 21 труп подобрали на улице и только один труп (!) был обнаружен внутри Дома Советов - "в подъезде № 23" (Москва. Осень-93. с. 517). Видимо, понимая несерьезность подобных утверждений, ответственный за вывоз и сокрытие трупов генерал ссылается на медиков: "Кроме этого, 20-25 раненых и убитых было вынесено бригадами "скорой помощи". Это полностью опровергается свидетельствами медперсонала самой медбригады, которой после 17.00 4-го октября "чистильщики" разрешили зайти в "Белый дом".

"Свидетельства сотрудников медбригады, "патрони-руемой" группой "Альфа" и находившейся в районе стадиона:

- на первых этажах "Белого дома" ни убитых, ни раненых не было... Но выше 7-го ("цокольного" этажа "стакана") военные нас уже не пускали, сославшись на то, что там все горит и можно отравиться газами, хотя оттуда доносились выстрелы и крики...

Мы дежурили в здании до 11.00 5 октября" ("МК", № 234 1993)

И это сообщается в проправительственной, оправдывающей палачей хронике событий!

Свидетели - врачи: Ю. Холькин, А. Андреев, А. Воробьев, М. Вайнштейн, В. Крупецков, Е. Маслова, Д. Кошелев.

Последняя, третья медбригада в составе трех врачей (первая бригада - это врачи Спасательного центра ММА, действовавшие внутри Дома Совета) прибыла в район "Белого дома" около 10.00 4 октября и развернула под Калининским мостом на Краснопресненской на бережной перевязочную и пункт экстренной медпомощи. С этой бригадой доцента Медицинской академии Андрея Шестакова прибыл следующий транспорт: 2 санитарной машины - из академии и 2 - из института трансплантологии. Ни одной санитарной машины начальник ГМУ Москвы Соловьев несмотря на многочисленные просьбы и требования не дал!

Бригада Шестакова оказала первую помощь 48 раненым (первый раненый был доставлен "к себе" - в академию; принимала от них раненых и больница № 61), отправила в морги 38 погибших. После отказа Соловьева предоставить машину даже для вывоза тел, по свидетельствам врачей медбригады им все же удалось часть трупов из под моста вывезти на грузовике с прицепом. Убитых погрузили в три ряда. Тем не менее штабель уменьшился незначительно.

Фактически отказ в оказании медицинской помощи раненым защитникам парламента 4 октября 1993 года был отмечен со стороны всех официальных "спасательных" структур: и ГМУ, и МЧС, и Красного Креста, и движения "Врачи - без границ"...

Были зафиксированы случаи отказа приема раненых, их гибель уже в больницах от ножевых (фигурируют и проколы шилом жизненно важных органов у раненых, как например, у Германа Пономарева) или огнестрельных ранений, оскорблений и унижения со стороны отдельных врачей. Например, Главный врач НИИ Скорой помощи им. Н. В. Склифосовского В. А. Олейник категорически отказал врачам Спасательного центра устанавливать дополнительные медицинские посты для раненых, называя последних бандитами и преступниками.

Невозможно отрицать тот простой факт, что раненых даже с улицы заносили в здание "Белого дома". Их там было столько, что не успевали оказывать медицинскую помощь.

роме того, по официальному заявлению 6 октября заведующего оперативно-информационным отделом Центра экстренной медицинской помощи "врача" Д. К. Некрасова, вывоз трупов из "Белого дома" на этот день еще и не начинался ("КП" от 25.11.1993).

В то же время, начиная с 5 октября, согласно официальным данным в московские морги трупы с огнестрельными ранениями из района "Белого дома" и "Останкино" уже больше не поступали.

Можно достоверно утверждать следующее: убиты все остававшиеся выше 6 этажа в "стакане":

- находившиеся с 7-го по 14-й этаж (в "стакане") - еще сутки продолжавшего расстрела, добитые раненые и не взятые пленные, умершие от потери крови без оказания медицинской помощи;

- находившиеся в огне на 15-м этаже и выше до 19-го этажа включительно. Это заживо сгоревшие и задохнувшиеся, легкая добыча снайперов в огне пожара.

Дело в том, что огонь начавшегося на 15-м этаже в районе маршевых лестниц пожара практически сразу отрезал все пути спасения и обрек людей на долгую и мучительную смерть. Эти пять этажей выгорели дотла со всеми своими обитателями. 4-5-го октября лежавшие на виду обуглившиеся трупы и части разорванных тел были снесены "чистильщиками" в туалеты цокольного этажа 20-го и 8-го подъездов, окна которых выходят во внутренние дворики Дома Советов (западный и восточный), и к которым вплотную и подгонялись крытые труповозки - КАМАЗы и ЗИЛ. Однако расчет на то, что постоянно сновавшие, например, в восточный внутренний дворик через неприметный 19-й подъезд труповозки вывезли все трупы, себя не оправдал. Даже спустя неделю после расстрела парламента при разборе завалов на 15-19-м этажах, образовавшихся в результате танкового обстрела и пожара, находили обуглившиеся останки человеческих тел и обгоревшие трупы.

На тех этажах, где не было пожара, оба лестничных пролета и служебная лестница были непроходимы из-за прицельного заградительного огня и пуль снайперов. Ночью спуститься на 6-й этаж с верхних этажей "стакана" никто не мог. В темноте защитники парламента под инфракрасными прицелами ночного видения "чистильщиков" были практически беззащитны.

О том, что происходило в "стакане", как убивали там безоружных людей и насиловали женщин, могли бы много поведать надписи на стенах. Как известно, на верхние этажи доступ русским рабочим и служащим был категорически запрещен. Очищать стены там доверили турецким рабочим. Не надо объяснять, почему так решили. Запомним лишь, как бесследно уничтожали имена и саму память о погибших: турки, равнодушно соскребавшие со стен предсмертные послания на незнакомом языке, содержание которых никогда не отпечатается в их памяти.

Мальчишки с "черной повязкой" на голове, чьи последние предсмертные очереди достреливаемых напоследок магазинов были выпущены в ночное небо Москвы с верхних этажей "стакана" и все же задели наших сытых завороженных телезрителей, гордые дети, которые просто не могли просить пощады у пьяных глумливых палачей и предпочли вечную свободу позору. Это была их "Брестская крепость" и они защитили свою честь в отличии от некоторых позерствовавших ранее руководителей. Из защитников верхних этажей Дома Советов установлен пока лишь один - Анатолий Калинин, убитый в 20 лет, русский, родом из Еревана. Автомат у него был без патронов. Тело было стащено вниз и тайно захоронено вместе с многими другими. Лишь благодаря одному совестливому свидетелю его гибели и расследованию журналиста Шурыгина, его судьба стала достоянием гласности...

Их всех, уже безоружных, с пустыми магазинами расстреливали на месте враз осмелевшие омоновцы, замечая: "До последнего отстреливался, сука".

Сам я с пожарниками видел 5 октября в "Белом доме" пару надписей (одну безымянную: "Не сдаемся!" и памятку от Красноярского РНЕ), в местах со следами пулевых отметин на стенах прямо под ними видел на полу лестничных маршей подозрительные лужи, залитые каким-то химическим желеобразным веществом, а в районе 7-го и 11-го этажей на лестнице ощущался сильный кислый запах невыветрившегося газа.

По словам технических работников "Белого дома", срочно вызванных на работу 9-го октября, в здании были пробиты пулями все стены комнат напротив дверей и коридоров, мебель, двери, трубы отопления, лестницы, подвальные помещения, места, непростреливаемые снаружи. По характеру пробоин было видно, что штурмующие, без разбора поливали впереди себя все автоматными очередями. Сначала стреляли, затем смотрели. На полу у дверных проемов оказалось огромное количество отстрелянных гильз.

В комнатах среди битого стекла валялись фуражки разного вида, окровавленные бинты и многочисленные тряпки, пропитанные кровью. Одному работнику довелось собрать пять или шесть фуражек, несколько мешков окровавленных тряпок. Кровь была и на осколках стекол. Ковровые дорожки, покрывавшие бесконечные коридоры "Белого дома", оказались местами пропитаны кровью, водой и мочой. Там, где работали пожарники, дорожки были срочно убраны. Каждый солдат и омоновец после взятия штурмом "Белого дома" считал своим прямым долгом и исторической обязанностью помочиться или нагадить прямо в коридорах здания парламента. Сложилась своеобразная "октябрьская традиция", в основу которой легло поведение в Зимнем дворце победившего в октябре 1917 года "человека с ружьем".

На первых этажах со стороны 20-го подъезда некоторое время туалеты почему-то были не просто закрыты, а старательно заколочены досками. Эти помещения под предлогом засорения оставались в таком виде еще несколько недель после штурма, хотя свидетельства очевидцев поясняют, что раненые и убитые при штурме "Белого дома" и в ближайших окрестностях по приказу командиров правительственных войск (это 2-й батальон, разведрота и саперная рота 119-го пдп и четыре их загадочных помощника в камуфляжной форме, назвавших себя омоновцами. - Авт.) сносились именно в туалеты, где их и добивали одиночными выстрелами в голову (кровь с кафельных стен и пола легко отмывается). К очистке таких мест обслуживающий персонал "Белого дома" не привлекался.

Приведу показания руководителя медицинской бригады ополчения Лизы. Ее бригада начала ухаживать за ранеными еще в ночь с 3 на 4 октября. Раненые поступили в "Белый Дом" из Останкино и от мэрии. К утру, некоторые раненые погибли, так как скорые помощь раненым не оказывали! К 5 утра начались разговоры о подходе карательных частей, поэтому раненых из цоколя 20 подъезда перенесли в переход от 20 к 8 подъезду. В медсанчасть вскоре ворвалась группа в пятнистых камуфляжах с обещаниями расстрелять всех, если кого найдут в форме или камуфляже. Персонал поставили к стенке, руки за голову. Искали людей в камуфляже. Не нашли и удалились на верхние этажи. Вскоре начался обстрел со двора.

Раненых перенесли ближе к Приемной Верховного Совета. При этом обстреле погибло несколько раненых и врач-доброволец. Погибших складывали отдельно. На тот момент их было больше 20. Раненых - около 30, из них 15 - тяжело.

Когда пленных стали уводить вместе со всем медицинским персоналом, с ранеными оставался караул из кантемировской дивизии. Военнослужащие обещали доставить в больницы всех раненых.

Часть пленных вывела "Альфа" через подвалы примерно в 14.00. Когда выходили к мэрии, потеряли медсестру Ольгу Ивановну (фамилию не помнят, в списки погибших она не числится). Зеваки били выходивших. Судьба оставшихся пленных и раненых неизвестна. Многие тогда навсегда исчезли. Расстреляли?!

Как расстреляли во дворе одного из санитаров. Раненые (их никто больше никогда не видел) и погибшие (трупы лежали в переходе от 20 до 8 подъезда) в официальном списке погибших не фигурируют!!!

Требуют отдельного расследования случаи массовых расстрелов в отделениях милиции, куда доставляли пленных.

Так по показаниям одного из баррикадников, перешедшего вместе со всеми из бункера в "Белый Дом", когда усилилась стрельба многие решили подняться на верхние этажи здания. На четвертом этаже наш свидетель попал под танковый разрыв. Был контужен. Взрывной волной его забросило в тупик. Когда очнулся, перелез через завал и спустился на 2-й этаж. Там уже жгли костры, бросая туда документы и нашивки. Ему сказали, что поступила команда сложить оружие, что группа "А" всех выведет из здания и отпустит на все четыре стороны. Сотрудниками группы "А" свидетель вместе с другими был помещен в автобус и отвезен в отделение милиции у метро "Баррикадная". Их сопровождало 3 сотрудника группы "А" (в автобусе) и машина сопровождения. Вскоре подъехал второй автобус, из которого быстро выгрузили офицеров. Сержанты из отделения поставили их на колени. Стали срывать награды и погоны, начали избивать. Альфисты возмутились и отвезли всех в другое отделение милиции. Во втором отделении они пригрозили разобраться с милицией, если те будут издеваться над пленными и... спокойно уехали.

Пленных обыскали и, построив вдоль стены - руки над головой, ноги шире, начали зверски избивать. Очевидец потерял сознание. Очнулся уже в камере, набитой до упора. Избитые люди стали задыхаться и терять сознание. На крики возмущения, милиционеры ответили: "Чем больше вас задохнется, тем меньше нам на утро будет работы - у нас на руках приказ о вашем расстреле!"

Пленные попытались сорвать дверь камеры. Вскоре из камеры вывели человек 10-15 офицеров милиции и армии, которые больше в камеру не вернулись! Среди них были знакомые лица, ни одного из которых свидетель больше никогда не видел. Оставшихся стали водить на допросы, по дороге постоянно избивая. Нашему свидетелю достался спокойный следователь. Сняли отпечатки пальцев и сфотографировали.

В этой же комнате за перегородкой избивали нескольких человек. Вместо свободы нашего человека "приняли" люди в масках и кольчужных перчатках и снова стали избивать. Очевидец скатился вниз по лестнице, но и на первом этаже его продолжали избивать. Затем бросили в другую, более свободную камеру. Из этой камеры также всю ночь выводили людей на допросы и избиения. Днем что-то изменилось, и бить стали меньше. Объявили, что отпустят домой. Нашего свидетеля отпустил полковник милиции, услышав, что в отделении у того похищены именные ваучеры (полковник, видимо, испугался "висяка" - возможного трупа и похищенных его подчиненными именных документов?). Сопровождавший его к метро "Фрунзенской" сержант с автоматом наперевес всю дорогу пугал расстрелом.

На верхние этажи персонал долго не допускали. Но и через неделю различался зловонный запах биологического разложения - из-за характерного запаха разлагающейся органики работники "Белого дома" убирали помещения в респираторах. Им помогали военные и молодые милиционеры из департамента охраны (пожилых срочно отправили на пенсию). Постоянно циркулировали слухи о нахождении все новых и новых трупов и останков сгоревших людей, особенно на 15-19-м этажах. Вся мебель с первого до последнего этажа была выброшена. А в подвальных помещениях, где на дорожках оставались следы многочисленных луж крови, был даже срочно снят асфальт. Сотрудникам "Белого дома" объяснили, что весь асфальт пришлось срочно снять... из-за внезапно обнаруженной в нем сильной радиоактивности.

Первые недели в "Белом доме" работала какая-то воинская часть химических войск министерства обороны, которая с итальянскими химикатами, итальянскими растворами и итальянским оборудованием проводила работы не только снаружи здания по отмывке закопченных стен, но и внутри по устранению следов штурма и его печальных последствий.

Один сотрудник из обслуживающего персонала "Белого дома", задействованный 4-5-го сентября на сборе трупов в туалеты цокольного этажа 20-го подъезда и погрузке их (через окна сдвоенного туалета) на грузовики в восточном внутреннем дворике, уже с 6 сентября безбожно запил и потом не вышел на службу.

Персоналу дали возможность поучаствовать в растаскивании того, что не успели растащить мародеры и солдаты. Вскоре без следа исчезли все уцелевшие остатки оргтехники, мебели, ковровых покрытий и т. д. (вороватым оказался г-н Починок, назначенный после своей доблестной перебежки из депутатов в холуи Ельцина не только на должность замминистра финансов РФ, но и для поправки личных дел, как совместитель на хлебную роль ответственного за инвентаризацию собственности ВС РФ в Доме Советов. - Авт.). В дальнейшем техническому персоналу щедро оплатили все работы и вынужденный отпуск, поэтому, если в первые дни все еще делились между собой увиденным, то после получения щедрых выплат все разговоры на тему октябрьского расстрела прекратились.

О мародерах из правительственных войск и Главного управления охраны РФ разговор особый. Еще при штурме Дома Советов они утащили здоровенный ксерокс из комнаты секретариата Ачалова на 2-м этаже, лопоухий "Panasonic" из его кабинета 13-42. Тащили все, что представляло хоть малейшую ценность, не гнушаясь отбирать у конвоируемых женщин жалкие шоколадки и личные вещи. В этом для меня нет ничего удивительного.

Сокращенный вариант статьи

Источник: http://www.74rif.ru/4-10-93.html
Мнение автора и администрации сайта не всегда может совпадать с мнением авторов представленных материалов.

Следующая запись: Суть мошенничества с содержанием положений Конституции 1993 года

Предыдущая запись: Русская тайна / Восстание 1993 года (Вячеслав Тихонов) [1996, Документальный] [видео]

Комментарии

Чтобы размещать комментарии, вам нужно зарегистрироваться