Об авторе    Исследования    Авторское    Интересное    Форум    Магазин    Скачать    Пожертвования    Помощь    Обратная связь
Главная страница
Подробный поиск
Логотип

Официальный сайт Сергея Николаевича Лазарева

Путь саморазвития

20 Февраль 2006

Тут вот Сергей Николаевич сетует, что народ не желает делиться опытом. Но чем делиться-то, если после каждой пройденной ступени остаётся ощущение, что всё это - даже ещё не начало? Разве что радостью от того, что оно так, как оно есть...

Могу - и не поделиться даже, - просто рассказать о тех крохах опыта, что мне довелось пережить. Авось кто-нибудь найдёт и для себя какие-то поучительные моменты.

К книгам Лазарева я пришёл не из-за болезни, не из-за несчастья с близкими, не от стремления преодолеть какое-то неблагополучие, и даже не из-за желания в них что-то почерпнуть. Хотя, несомненно, весь мой предыдущий духовный поиск был предпосылкой для того, чтобы такая встреча состоялась... Однако, лучше начать всё сначала.

Ребёнком я был смышлёным. Ещё в возрасте до года стал говорить предложениями, в два с лишним начал сочинять стишки, читать научился в три года. Память всегда была хорошей, себя самого осознаю и помню ещё с тех времён, когда сидел в детской коляске. В детском садике, в возрасте около пяти лет, пристрастился к чтению, и с тех пор читал непрерывно, запоем. Из книг пришли новые переживания, чувства людей опытных и людей незрелых, из переживаний рождался опыт.

Взрослые зачастую выражали восхищение моими талантами и ранней зрелостью, но при этом прибавляли: "Всё хорошо, ты только не вздумай зазнаваться!" Эти реплики воспринимались с недоумением. Привыкший вдумчиво относиться к советам взрослых ( раннее понимание, что ничто в мире не происходит без причины ), я честно прислушивался к себе и не находил никакого зазнайства. Его и не было. Была гордыня, было тонкое, неуловимое даже для себя, презрение к людям из-за способностей, но это лишь сейчас возможно хоть что-то осознать и назвать причины, тогда же, конечно, не было никого, кто бы это увидел и смог помочь. Гигиена чувств - сложная вещь, если её не учишь с детства.

В какой-то мере кажется чудом, что я жив до сих пор. Меня не постигли аварии, не сокрушили тяжёлые болезни, не избили до полусмерти гопники в подворотне. Было только одно жизненное неудобство - где-то с семи лет постоянные головные боли, изнуряющие, невыносимые. Со временем я свыкся с ними и воспринимал философски, как должное. Поначалу меня таскали по невропатологам, назначали курсы лечения, но лет в 13-14 я отказался от этого явно непродуктивного дела, и с тех пор смотрю на медицину в основном как на суеверие, и принципиально почти не принимаю лекарств. Борьба с головными болями и поиски путей внутри себя привели к тому, что я научился на короткое время отключать сознание и стал по-настоящему задумываться об относительности всего земного. Впрочем же, не воспринимал эти боли как не решаемую проблему и всегда считал себя физически совершенно здоровым.

К тому времени различная эзотерическая литература начала просачиваться в печать и постепенно наводнила книжные прилавки. Именно там я увидел ключ к решению жизненных вопросов: саморазвитие. Одна беда: никто не знал, в чём саморазвитие должно заключаться. Почти все сходились на том, что это развитие способностей, в первую очередь паранормальных. Было прочитано много книг, перепробовано много методик. Большинство этих методик действительно давали быстрый положительный результат, но интерес к ним и желание заниматься у меня вдруг неожиданно пропадали. Внутренне понимал: не то. Сейчас могу быть только благодарным судьбе и в восхищении качать головой: это чудо, не знаю почему, но это чудо, одно из многих, что можно почувствовать, но нельзя объяснить словами. Оступиться было проще простого. Падение имело бы ( для меня ) неизбежно смертельный исход.

Я тогда ещё не пришёл к теистическому и даже религиозному пониманию мира, но постоянные размышления о жизни и смерти позволили отбросить многое несущественное и примириться с неизбежностью. В один день на моих глазах погиб самый важный в моей жизни человек. Я сумел за полгода предвидеть это, внутренне отплакать и проститься уже тогда. Но тело моё сделать этого не успело. Боль разрыва ударила по мне и ощущалась физически, и это было самой наглядной иллюстрацией к тому, что называют "прирастание".

Первые две книги Лазарева оказались в моей библиотеке, насчитывающей несколько тысяч томов, почти случайно. И хотя я знал каждую свою книгу "в лицо" и перечитал немало, обращаться к этим, скорее всего, не стал бы, уже только из-за одного названия. Но однажды мой друг-кришнаит попросил одолжить на прочтение "Диагностику Кармы", - он узнал, что Лазарев плохо отзывается о его религии, и захотел написать протестующую статью. Чтобы оставаться в курсе дела, я тоже решил прочесть книги, благо читаю я быстро - проглотил за сравнительно короткое время, перебегая взглядом со страницы на страницу. Прочитал критически, подмечая ошибки автора и радуясь вместе с ним его удачам.

И тогда, сразу после прочтения книг, встав с дивана, я вдруг увидел, что мир вокруг меня изменился. Сознание остановилось. Прошлое и будущее исчезли в настоящем. И всё вокруг непостижимым образом ликовало, и за этим ликованием я больше не мог различить самого себя. В этот миг стали очевидны тончайшие нити, соединяющие всю Вселенную в одно. И я ощутил нечто, что стоит выше всего этого, и это самое главное ощущение не отпускает меня до сих пор. И слова "Бог", "Любовь", "Вселенский разум" и прочие, неспособны даже в малой доле передать смысл того, что это было.

Конечно, мои переживания не оригинальны. Многие люди, испытывавшие сходные чувства, узнают их. Это явление "просветления" известно уже давно, в индийской традиции его называют "бодхи", в японской - "сатори", в христианстве - "снисхождение благодати". Несмотря на крайнюю интенсивность и экстатичность этого переживания, оно не ослепляет, и человек внемлющий способен увидеть, что это не есть постижение всех тайн Вселенной, а всего лишь временное открытие ничтожно малой доли её. Для каждого - сколько может выдержать разум. Я, по ощущениям, не ходил, а летал в нескольких сантиметрах над землёй, но в то же время с улыбкой вспоминал старую китайскую притчу, когда к даосскому наставнику приходит его ученик и говорит:

-Мастер, сегодня я наконец вдруг испытал просветление и постиг все тайны бытия! Я прочувствовал мельчайшие флюиды мироздания, узрел смысл жизни, испытал неземное блаженство!

Старый даос с сочувствием смотрит на ученика и говорит:

-Да-да, знаю, не бери в голову, это мелочи, скоро пройдёт...

Ощущение просветления и непрерывной любви к Богу и к миру продолжалось у меня около полугода, потом его интенсивность постепенно ослабла. Мне, конечно, хотелось вернуть это чувство, однако я понимал, что оно хоть и существенно, но не самое главное. Дело было не в нём, а в том, что Лазарев определил как приоритет: в любви.

Достаточно быстро я уразумел, что книги Лазарева - это не столько причина, сколько повод. Сами по себе они не содержат лекарства, они дают возможность прорыва только для людей, в чём-то подготовленных и желающих измениться. Тот же повод можно найти, когда наступит время, в любой книге, в любом, на вид незначительном, событии. Поэтому меня и не тянуло тут же найти и прочитать уже вышедшую к тому времени третью книгу, да и, собственно говоря, нужды в том не было. Первые две книги, очевидно, дали на какое-то время всю необходимую информацию, даже ту, которой ещё не было. Многое из того, что я осознал тогда, появилось в книгах лишь значительно позже и появляется до сих пор - возможно, время сжалось до того, что пришла информация из будущего, а может быть, чувства перешли на тот уровень, где информация становится "всеобщей" - в принципе, не суть важно.

Меня никогда не тянуло "работать по Лазареву", отмаливать какие-то конкретные вещи, перетряхивать прошлое на предмет наличия насекомых и т.п. Возможно, дело в моей неистребимой гордыне, а возможно, в том, что хотя слово "зацепка" технически очень удобно, потому что позволяет обозначить явление как таковое, но в нём есть минус: оно само порождает зацепку. Ещё при чтении первых книг я был не согласен с автором в том, что он, дав потрясающий взгляд на целое, продолжает дотошно говорить о совершенно несущественных частностях. С другой стороны, возможно, именно такой подход кому-то помог. Ещё тогда же я заметил крайне любопытное явление: автор не мог сделать логически верных выводов из своей же фундаментальной информации! То есть, предпосылка и результат были указаны верно, а логическая цепь между ними не выдерживала никакой критики. Это ещё раз говорит о том, что логическое познание мира вторично, по сравнению с чувственным. То, что человек способен почувствовать, не сообщить ему при помощи любой логики, и наоборот, если есть ощущение, то логическое объяснение излишне. И если сегодня в новейших книгах Сергея Николаевича мы имеем великолепную и безупречную религиозную (практическую) философию, то дело не в том, что он стал логически лучше соображать, а в том, что качества его ощущений изменились. Поэтому искать откровения в печатных изданиях бессмысленно, если предпосылки для него нет в душе.

Моё сознание не смогло надолго удержать всю информацию, которую я получил за считанные часы. Инертность "грубых слоёв" дала о себе знать. Я не воспринял это как "изгнание из рая", а скорее как "немножечко рая авансом", и думаю, что это ушедшее состояние - бесценный ориентир для работы над собой, на какое-то время. А потом... ну что ж, появятся новые ориентиры.

С того момента я не жил больше года на одном месте. Вскоре покинул город, где провёл всю предыдущую жизнь, и с тех пор меня мотает по миру. И, несмотря на боли и радости, физические депрессии и веселье, осознание того, что я счастлив, не покидало меня. Пришла большая любовь. Я предчувствовал возможность крушения надежд, заранее не имел претензий, но и тут сказалась инертность чувств. Какие-то моменты не изжиты до сих пор, спустя ряд лет. Но любовь осталась, а значит, всё впереди. И позади. И везде.

Вещи, затмевающие любовь к Богу, обнаруживаются по очереди, а не все сразу. Каждая требует болезненного переосознания - если бы все сразу, можно сойти с ума. Вижу, что проблемы у меня ещё куда как серьёзные... Но говорить о них, пока они не изжиты, бессмысленно.

Лишь недавно я слегка прикоснулся к пониманию, что всё, чем обладает каждый из нас, без исключения, на данный момент - это есть большой дар. ( Для меня, например, неожиданно важным даром явились головные боли. ) Он неизменно большой, его величина не измеряется человеческими мерками. И мы не всегда в состоянии этот дар унести, а ведь часто хотим чего-то ещё сверх. Мы настолько свыклись с ним, что не желаем осознавать, какое необъятное богатство на нас свалилось, и сколько надо сил, чтобы это богатство удержать, и не сломиться под его тяжестью. Сколько надо смирения, чтобы не возгордиться незаметно для себя этим даром. И сколько любви надо, чтобы уметь поступиться этим даром, не надеясь получить большего.

Оглядываясь назад, вижу, что жизнь моя всегда была полна невероятного везения. И всё-таки я совершенно точно знаю, что везения у меня нисколько, ни на йоту даже не больше, чем у любого другого человека. И знание это наполняет меня радостью. Хотя, если присмотреться повнимательнее, радость и страдание - это одно и то же.

Всего вам.

Следующая запись: Поздравление!

Предыдущая запись: Мы влияем на живую природу

Комментарии

Комментарии в блоге запрещены.

Страница 1 из 1 страниц
Аватар

Разместил(а): Myroslaw Jartur [Участник] 17/12/12 в 13:08
Цитировать комментарий #60515
нет аватара

Разместил(а): Елена М [Участник] 17/12/12 в 14:35
Цитировать комментарий #60518
нет аватара

Разместил(а): Asya [Участник] 29/04/17 в 21:56
Цитировать комментарий #109059
Страница 1 из 1 страниц