Об авторе    Исследования    Авторское    Интересное    Форум    Магазин    Скачать    Пожертвования    Помощь    Обратная связь
Главная страница
Расширенный поиск
Главная страница

Официальный сайт Сергея Николаевича Лазарева

«Зверь» по имени Пиф

Вторник, 30 Янв. 2001

Под занавес века минувшего, уже будучи лауреатом Государственной премии, заслуженным артистом России и обладателем кинематографического «Феликса» (европейского аналога «Оскара») за роль в картине Глеба Панфилова «Мать», Дмитрий Певцов получил первую за пятнадцать (!) лет работы в театре премию – «Чайку» за лучшую комедийную роль в 2000 году. А в середине января 2001-го президент России подписал указ о присвоении ему звания народного артиста. И это тоже не случайно, ведь в последние годы Дмитрий Певцов – один из самых профессионально востребованных актеров. Он буквально нарасхват: снимается и в телесериалах, и в кино, играет сразу в двух театрах и в антрепризе.

«ЗВЕРЬ» ИЛИ АГНЕЦ?

Казалось бы, на роду ему была написана прямая дорога в большой спорт: отец – мастер спорта международного класса, заслуженный тренер СССР по современному пятиборью – с детства приобщал Дмитрия к серьезным тренировкам, да и мама – спортивный врач, в прошлом чемпионка по конкуру. Естественно, детство он провел среди лошадей, говорят, даже ходить учился под брюхом у лошади. И в седло впервые сел уже в трехлетнем возрасте. Но, окончив школу, Дмитрий абсолютно неожиданно для семьи и друзей отправился в ГИТИС и поступил на актерский факультет.

– Не знаю, что послужило толчком к тому, чтобы в одночасье я решил поступать в театральный институт, но факт остается фактом. Я никогда не занимался в драматических кружках – ни в школе, ни вне ее, да и домашняя жизнь меня к этому никак не провоцировала. Очевидно, так было предначертано судьбой.

– Вы такой фаталист или все же оставляете за собой право как-то влиять на ход событий, запрограммированных свыше?

– Вообще-то свыше нам никогда не предлагается единственно верное решение. У человека всегда есть пусть малейшая, но возможность выбора. Хотя в силу различных обстоятельств и под воздействием кармы он не может сделать правильного выбора...

– У вас было счастливое детство?

– У меня было очень счастливое московское детство, хотя родители мои – не москвичи. Волею судьбы они переехали в столицу из Тбилиси. У меня, кстати, есть еще и старший брат. Я был нормальным парнем: в меру послушным, в меру хулиганистым... Например, у нас самой любимой забавой было кататься на подножке вагона товарного поезда. Довольно рискованное занятие, которое достаточно сильно шевелило адреналин. Еще я много занимался спортом. Началось все с фигурного катания. Потом спортивная гимнастика, плавание, дзюдо, горные лыжи, каратэ... Но у меня не оказалось спортивного азарта, злости и внутренней установки на то, чтобы стать профессиональным спортсменом. Поэтому мои симпатии и увлечения в спорте часто менялись. Дольше всего я занимался каратэ.

– Родители вас наказывали?

– Самым страшным наказанием за какие-то мальчишеские проступки были нравоучения. Их устраивала мне мама, сажая напротив себя и объясняя, чем чревато то, что я натворил... Мне было до слез стыдно, обидно, что я такой-сякой-разэдакий и так расстраиваю маму с папой...

– По телосложению я бы скорее назвала вас культуристом, нежели каратистом...

– Поднакачался в последние годы. Раньше я был, конечно, потоньше. У мужчин бывает этакий комплекс мужественности. И я не был исключением. В институте, демонстрируя себя, ногами выключал свет. Да вот только после «Зверя», похоже, выпустил пар – мне все это стало уже неинтересно. Так же как и желание рисковать. Хотя раньше испытывал такую потребность. Впрочем, сейчас под настроение могу иногда позволить себе быструю езду за рулем своего автомобиля. Но это, скорее, не риск, а ощущение скорости или полета... Только на наших дорогах разве его испытаешь: либо покрытие оставляет желать лучшего, либо такие пробки, что впору вздремнуть... Правда, я нашел для себя классный выход из ситуации, в которой постоянно оказывался по вине многочисленных московских пробок.

– Какой же?

– Пересел на велосипед! Простояв несколько раз в дорожных заторах и опоздав на ряд важных встреч, я оставляю теперь свое авто на домашней стоянке, надеваю амуницию, седлаю своего двухколесного коня и мчусь на нем по запруженным столичным улицам до «Театра Луны» или Ленкома, в зависимости от того, где у меня вечерний спектакль. Там переодеваюсь в цивильный костюм и приступаю к делам. Таким образом я убиваю двух зайцев сразу: во-первых, точно рассчитываю свое время и прибываю без опозданий и, во-вторых, получаю в пути неплохую физическую нагрузку, а значит, высвобождаю немного времени и могу заниматься потом в тренажерном зале чуть меньше.

– Вы посещаете этот зал регулярно?

– Стараюсь...

– Глядя на вас, совершенно не ощущаешь даже намека на внутреннюю агрессивность, в глазах, скорее, читается абсолютное добродушие. Хотя в таких накаченных богатырях чаще всего именно агрессивность и бросается в глаза...

– Агрессивности в нашем мире сегодня действительно слишком много, как в мужчинах, так и в женщинах. А все из-за того, что люди увлеклись материальным и забывают о духовном, забывают о главном, ради чего все мы в этот мир пришли, – о любви. Когда ко всему, что тебя окружает, относишься с любовью, агрессивность исчезает. А актеру без любви вообще нельзя.

Сразу после окончания института Анатолий Эфрос ввел Певцова в звездный состав Театра на Таганке на роль Васьки Пепла в спектакле «На дне», в очередь с самим Золотухиным. Но, как пошутил однажды актер, к его удивлению, это не стало событием в истории мирового театра. Другой поворот в его творческой биографии – Роман Виктюк пригласил в партнеры к суперзвезде Алле Демидовой в спектакль «Федра» – стал куда более значимым. Да и сам Певцов, уже с первых репетиций, называет этот период своей жизни незабываемым: во время работы над спектаклем они общались с Марисом Лиепой и Альбертом Алонсо, смотрели балеты Мориса Бежара – в этой постановке Виктюк постарался максимально использовать и пластические возможности актера, которые тот приобрел в своем спортивном детстве... И вдруг новый подарок судьбы, да такой, о котором многие актеры мечтают долгие годы, – в Ленкоме он сыграл Гамлета! Глеб Панфилов, у которого Певцов снимался в картине «Мать», пригласил Дмитрия в «омоложенный» состав спектакля. По признанию Певцова, согласился он не раздумывая – от таких ролей не отказываются. Хотя, по его же признанию, «положа руку на сердце» он об этой роли особенно-то и не мечтал. И в отличие от многих молодых актеров вообще не строил на свой счет никаких планов. Судьба решала: «быть или не быть». Правда, еще на втором курсе института ему вдруг захотелось сыграть Собакевича: «Почувствовал в себе некую сущность и выплеснул ее в одном из учебных отрывков... И больше таких ролей у меня не было. Хотя в это и трудно поверить».

– Ваш герой в фильме «Бесы» по роману Достоевского заканчивает жизнь самоубийством. А в реальной жизни вам приходилось сталкиваться с людьми, которые таким же образом сводят счеты с жизнью?

– Да.

– И вы знаете, почему они решились на столь крайний шаг?

– Все дело в том, что человек не всегда является автором этого своего поступка.

– То есть?

– Есть такое понятие – карма. Иногда по наследству от ближайших родственников или от собственных прошлых воплощений у человека в карме заложена программа самоуничтожения. И он, не ведая этого, просто выполняет программу. Эта сфера человеческого бытия слишком мало известна среднестатистическому человеку в силу различных причин. Мы лишь понаслышке знаем о том, что душа якобы проживает несколько воплощений в оболочке человеческого или какого-то иного физического тела. Что наши поступки и чувства – как положительные, так и отрицательные – накапливаются в карме и взаимодействуют с нами и влияют на нас на протяжении всех жизней. Мы же либо искупаем свои грехи, либо усугубляем их, тем самым очищая или еще больше загрязняя карму. Причем не только свою, но и всех, кого мы любим или не любим, наших родителей, детей, внуков и правнуков... И если раньше для искупления грехов или, наоборот, возмездия требовались столетия, то наше время настолько увеличило скорости бытия, что развитие человечества пошло по двойной спирали и мы пожинаем плоды содеянного уже в пределах одной человеческой жизни. Впрочем... читайте книгу Сергея Николаевича Лазарева «Диагностика кармы». На мой взгляд, он очень точно и предельно корректно обо всем этом рассказывает. Я многое уяснил для себя, с этим живу, стараюсь этого придерживаться, поскольку законы кармы действуют вокруг нас, всегда и везде. И один человек за свои поступки и мысли может быть наказан болезнями и несчастьями, а целые народы – войнами, природными катаклизмами или просто вымиранием по генетическому признаку...

– Вы хотите сказать, что происходящее сегодня с нами и с нашей страной – все это результат воздействия кармы?

– Конечно. Вы же знаете поговорку: «Родителей и Родину не выбирают»... Почему? Да потому, что мы не случайно родились именно здесь и именно у своих родителей. Во всем этом – закон кармы: именно такую жизнь мы заслужили своими прошлыми воплощениями. Но это не означает, что мы не в силах ничего изменить. Искупив былые прегрешения и поняв, что главное в этой жизни – Любовь, а не вражда и агрессия, мы сможем выправить ситуацию к лучшему. Любовь во всей ее мощи и широте. Я имею в виду прежде всего Любовь к Всевышнему. От которого, собственно, и зависит все во Вселенной. Именно любовью, если вы помните, пропитаны все заповеди Нового завета. Нужно любить мир, в который мы пришли, и благодарить Господа за жизнь, которую он даровал нам.

– Вы человек верующий?

– Да, хотя крестился сознательно, и уже в зрелом возрасте. Но фанатиком назвать себя не могу. И по-прежнему считаю, что все религии, существующие на свете, едины по своей сути.

Лавина популярности обрушилась на мощные плечи Дмитрия Певцова после фильма «...По прозвищу «Зверь», в котором он исполнил роль Савелия Говоркова – благородного супермена, сражающегося против мафии. И мужественностью своей он особенно очаровал женщин, поскольку, кроме недюжинной внешней силы, нес в себе еще и необыкновенную внутреннюю нежность...

– Как вы перенесли волну популярности у представительниц прекрасного пола?

– Нормально перенес. В юности я достаточно побегал от девочек, девушек и женщин, которые буквально вешались мне на шею. В меня постоянно кто-то влюблялся, и я вынужден был деликатно лавировать, чтобы и не обидеть, и сохранить дистанцию. И с поклонницами мои отношения в нормальных, культурных рамках.

– Говорят, излишняя популярность у женщин побуждает некоторых мужчин к смене сексуальной ориентации?

– Ха! Нет, ориентацию я не поменял и по-прежнему признаю только отношения между мужчиной и женщиной.

«СЛАДКАЯ ПАРОЧКА»

– Итак, вы влюбчивы?

– Нет, абсолютно. Я однолюб. И до того, как встретил свою жену, никаких серьезных чувств у меня ни к кому не было.

Жена Дмитрия Певцова – Ольга Дроздова – родилась в семье капитана дальнего плавания и заведующей тепличным хозяйством в городе Находка. В детстве тайком от отца занималась в театре-студии при городском Доме культуры. После окончания школы год отучилась во владивостокском институте искусств, два года в свердловском театральном институте, затем в Театральном училище имени Щепкина в Москве. После его окончания поступила в труппу московского театра «Современник». Первой заметной ролью в кино стала роль супруги революционера Баумана в картине Сергея Колосова «Раскол». На кинопробах фильма «Прогулка по эшафоту» в 1991 году встретилась с Дмитрием Певцовым, они изображали влюбленную парочку и долгий поцелуй. С тех пор день 7 мая отмечают как самый счастливый праздник...

– Это была любовь с первого взгляда?

– Я бы так не сказал. Мы познакомились с Ольгой в 1991 году, и я пригласил ее в Ленком на «Гамлета». А она меня – в «Современник» на свою «Анфису». Потом все происходило как-то очень спокойно, уравновешенно. Наверное, больше на интеллектуальном уровне приходило осознание того, что я нашел свою половинку. А потом был наш первый совместный фильм «Прогулка по эшафоту», где мы играли влюбленную пару. Вот это было для нас обоих настоящим испытанием, чтобы личные отношения (съемки этой картины стали для меня сплошным медовым месяцем) не перенести на экран. После этого фильма мы стали супругами уже официально. И чем дольше живем вместе, тем больше ощущение внутреннего покоя. А я не перестаю удивляться тому, что мы как-то прорастаем друг в друга, и чем дальше, тем глубже. Не надоедаем, и нам не становится скучнее. Хотя я вижу и другие супружеские отношения вокруг, когда у обоих – скука в глазах и совместное существование на уровне – терпят друг друга до поры до времени.

– Вы что же, хотите сказать, что не нужна влюбленность, пылкая страсть?

– Нет, влюбленность нужна обязательно! Но не пылкая страсть. Она всегда заканчивается печально. К тому же люди, к сожалению, быстро к хорошему привыкают и перестают ценить. Если уж ты нашел какую-то тихую пристань, нужно научиться чем-то жертвовать, чтобы суметь эту пристань сохранить. Хотя кому-то кажется, что это как раз не главное, что нужно куда-то бежать, лететь на крыльях любви, страдать... А потом эти крылья обламываются, и человек в очередной раз оказывается разочарованным и сломленным.

– Вы так говорите, как будто через все это прошли.

– Нет, просто наблюдаю за другими и делаю выводы.

– Редко кто учится на чужих ошибках!

– Ошибки у каждого свои. И каждый расплачивается за них сам, один на один перед Господом Богом.

– Но ведь вокруг столько искушений! Вот, к примеру, у вас очень красивая жена, которая, наверное, привлекает не только ваше внимание и у которой тоже есть поклонники... Вы ревнивы?

– Нет, абсолютно. Ревность – это следствие либо комплексов, либо сильно развитого чувства собственности и гордыни, что, по сути своей, является одним из самых тяжких грехов.

– А может, ревность – бесовское искушение?

– Любое бесовское искушение – это дисгармония и тот самый хаос, который необходим и вводится в жизнь человека в лечебных целях. И каждому из нас искушение дается как испытание. От того, как мы его пронесем, будет зависеть наша дальнейшая судьба.

– Детей у вас пока нет?

– У меня есть сын, с которым я общаюсь примерно раз в год, потому что он живет со своей матерью в Канаде.

– В последнее время в прессе вокруг вашей семьи витает целый рой слухов. Вы же упорно не даете никому интервью.

– Я согласился на публикацию в вашей газете, потому что считаю ее серьезной. Это во-первых. Мне очень обидно, что некоторые издания, которые раньше считались солидными, ради увеличения собственного тиража скатываются до откровенной бульварщины. А во-вторых, чтобы пресечь все эти вымыслы, отвечу одной очень верной мудростью: «Собака лает, а караван идет...»

АКТЕР ОТ БОГА?

Про Певцова можно сказать, что ему во многом везет. Например, с режиссерами. Ведь подумайте только, с кем ему посчастливилось работать: Эфрос, Виктюк, Панфилов, Захаров, Проханов... Сам же Дмитрий говорит, что всем режиссерам, с которыми его сводит творчество, он всецело доверяет, считая себя при этом очень удобным актером, пластичным материалом в руках мастера. На вопрос, мечтает ли что-нибудь поставить сам, отвечает, что актер, уходящий в режиссуру, либо воплощает свою мечту (что хорошо), либо реализует свои комплексы или невостребованность (без комментариев). Что удивительно, в течение нескольких встреч я ни разу не услышала от Дмитрия никаких комментариев относительно коллег и просто окружающих его людей. Он говорит, что в жизни тяжелее всего найти мир с самим собой. «Смею надеяться, что я этот мир постепенно нахожу. К счастью, моя жизнь не замыкается на профессии...»

– Насколько я знаю, в ГИТИСе вас прочили в герои романтические... Сейчас же в вашем творческом багаже роли очень разной психологической направленности. Насколько это сложно для вас: играть то подлеца, то гения, то героя, то шута?

– Наиболее мучительными для меня были госпожа Вальмон-Турвель-Мертей в спектакле «Квартет» по пьесе «Опасные игры» Шодерло ле Ланго в театре Аллы Демидовой и Треплев в ленкомовской «Чайке». В «Квартете» был особенно непривычным способ существования на сцене, когда в каждую секунду ты должен выплескивать из себя огромное количество энергии. Это трудно и физически, и психологически, с одной стороны, а с другой – дает совершенно иные результаты и выводит тебя уже на иной актерский уровень. Ведь мне пришлось надеть на себя женскую маску в роли госпожи Турвель. Она – и соблазнитель, и жертва, борется с собой, уступает своим тайным желаниям. Этот образ – страсть, вспыхивающая между мужчиной и женщиной, опасная игра, цель которой не просто завоевать любовь другого человека, но навязать свою волю, растоптать, уничтожить, насладиться победой и бросить.

А вообще мне абсолютно все равно, каков будет тип героя, главное, чтобы он был интересен, неординарно его мироощущение, и хорошо бы, чтоб он попадал в какие-нибудь критические ситуации. Романтический Ромео ведь интересен прежде всего тем, что находится в критическом состоянии, на грани жизни и смерти. Так что дело не в жанре и не в типе персонажа.

Дмитрий признается, что вообще никогда не играл человека, похожего на себя. Например, в спектакле «Коллекция» у него была роль жуткого ревнивца, чудовищно закомплексованного мужа, на редкость болезненно реагирующего на хитрые уловки и подстрекательства жены, роль которой исполняла его супруга Ольга Дроздова. И вся эта детективно-мелодраматическая история, по словам Певцова, собрав в коллекцию человеческие комплексы, заканчивалась печальной неизвестностью.

– Неужели комплексов не было даже в детстве? Мальчишки ведь подчас бывают очень жестокими, неужто кличками не награждали?..

– Почему же, кличками награждали – я был смешным и заметно лопоухим. Меня, кстати, до сих пор зовут Пифом. Но комплексов от этого у меня никогда не было.

Кстати, я успела заметить, что иногда оттопыренные уши ему даже помогают – скажем, в спектакле «Ночь нежна» в «Театре Луны» Певцов мастерски цепляет за них резиночки от накладной бороды... К тому же многие знаменитые артисты тоже были лопоухи, например, Жерар Филип.

ЛЮБИМЕЦ ЖЕНЩИН О ЖЕНЩИНАХ

– Ваш идеал женщины?

– Не было у меня никакого идеала. В юности, помню, какие-то плакаты, картинки с портретами девушек вешал в своей комнате на стенку. Но, думаю, это было связано, скорее, с половым созреванием, нежели с духовной устремленностью. Нет, я не могу назвать ни конкретных лиц, ни имен... Да и вообще к идеалам отношусь равнодушно. Не знаю, кто это сказал, но я запомнил: даже самая красивая женщина не может дать больше того, что она может дать. Идеал, на мой взгляд, это некая точка, остановка, а я предпочитаю процесс. Он всегда увлекательнее.

– Если бы вас на один день превратили в женщину, как бы вы этот день провели?

– Ха! Вот в этом плане у меня с фантазией туго. Но, скорее всего, заперся бы дома и с нетерпением ждал, когда этот день закончится, чтобы вернуться к своему прежнему состоянию.

– Но вы же смогли воплотить женский образ на сцене, когда играли госпожу Турвель.

– Играть – это одно, а быть – совсем другое. В пьесе все прописано драматургом, и моя задача – лишь оживить созданный им образ. Но должен сказать, что эта госпожа – истинный дьявол в юбке, соединивший в себе мужское и женское начала. Кстати, в этом спектакле со мной однажды приключилась очень пикантная история. В последнем монологе спектакля я выступал почти в костюме Адама. И в краткосрочное затемнение в финале должен был успеть натянуть на себя штаны и выйти на поклоны к публике. И все вроде бы шло гладко, пока в один из вечеров не запутался в материи и не успел одеться. И при полном свете оказался практически без всего...

Спасла «голого короля» одна расторопная поклонница, которая в мгновение ока выскочила на сцену и вручила артисту громадный пакет, из которого торчали рыбьи хвосты. И под бурные овации публики он удалился в кулисы...

– Вы с супругой актеры. Творческая ревность не возникает?

– Наоборот, каждый радуется успехам другого. Прямо какая-то ненормальная у нас актерская семья!

– Но вы как-то помогаете Ольге в профессии? Ведь женщинам всегда существовать гораздо сложнее.

– Самая главная и важная помощь, которая нужна актеру, – это взгляд профессионала и родного человека со стороны: на премьере, на съемках... Мнение человека, которому доверяешь. Особенно важны критические замечания, это необходимо нам обоим. А в остальном... Иногда присутствую при подписании договоров с кинопроизводителями, чтобы она не попала в какую-нибудь ловушку – в ущерб себе и своему здоровью.

– А когда приглашают сниматься вас, вы намекаете режиссеру, что неплохо бы взять в картину и вашу жену?

– Никогда не было такого, чтоб мы тащили друг друга в какую-то картину. Правда, играли в нескольких лентах вместе, но лишь по стечению обстоятельств.

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

Через три года ему будет сорок. А он говорит, что по-прежнему не ощущает своего возраста, иногда так просто чувствует себя мальчишкой. И в то же время признается, что в последние годы мироощущение здорово поменялось. Главное, что его не пугают новшества, предлагаемые жизнью: он легко осваивает все новое, что может пригодиться в данный момент.

– Вам не кажется, что наше кино чрезмерно заполонили боевики?

– Когда ребенку долгое время не дают сладкого, он в какой-то период срывается, и пока не обожрется этим сладким, все будет тянуться к нему. А вообще все жанры хороши, кроме скучного. И в жанре боевика есть фильмы, которые претендуют на ранг мировой классики. А тем более сейчас, когда у нас в стране только-только начинает налаживаться система проката кино и начинают возвращаться средства, затраченные на производство. И, естественно, самые смотрибельные фильмы – это боевики, детективы, которые покупают все кинотеатры...

– И все-таки, что вы, умный и талантливый актер, хотели бы видеть в театре и кино?

– Естественно, умные и талантливые работы. Но главное, чтобы пропитаны они были любовью и добротой.

Беседовала Татьяна СЕКРИДОВА,

обозреватель «Совершенно секретно»

Совершенно СЕКРЕТНО №2/141 от 02/2001

Источник: http://www.sovsekretno.ru/magazines/article/593

Разместил(а): Администратор 30/01/2001 в 11:38

• Читателей 
• (0) комментариев  • (2084) просмотров  • постоянная ссылка
печать | печать комментариев

Комментарии

Чтобы размещать комментарии, вам нужно зарегистрироваться