Об авторе    Исследования    Авторское    Интересное    Форум    Магазин    Скачать    Пожертвования    Помощь    Обратная связь
Главная страница
Расширенный поиск
Главная страница

Официальный сайт Сергея Николаевича Лазарева

Интервью С.Н.Лазарева в программе «Вредные вопросы», г. Запорожье, 8.06.2003 г.

Воскресенье, 08 Июн. 2003

ТРК «Алекс»
г. Запорожье
8 июня 2003 г.

Здравствуйте, уважаемые телезрители. Вы знаете, что обычно наша передача выходит в прямом эфире, но сегодня мы работаем в записи, потому что наш гость, с которым мы очень хотели побеседовать, к сожалению, приехал в наш город всего на два дня, и не в тот день, когда мы обычно с вами встречаемся.

Однако мы сочли необходимым все-таки эту встречу организовать – для того чтобы вы отключились от тех политических баталий, которые сотрясали наш город, и подумали о вещах, на наш взгляд, более значимых для жизни каждого человека.

Каждый из нас хоть раз в жизни задавал себе вопрос: почему то или иное событие происходит в его жизни, почему случается так или иначе? Правда, в основном это было связано с неприятными событиями. Так вот, что здесь зависит от самого человека, а что зависит от Бога, случайностей или каких-то других вещей? Как уберечь себя, своих близких и родственников от неприятностей и как при этом самому попытаться откорректировать свою судьбу?

Мы сегодня зададим эти и другие вопросы известному российскому психологу, автору нескольких монографий на тему связи эмоций с судьбой человека Сергею Николаевичу Лазареву.

- Сергей Николаевич, здравствуйте.

- Здравствуйте.

По традиции мы проводим интерактивный опрос. Сегодня он выглядит следующим образом.

В жизни человека все зависит:

  • от него самого
  • от Бога
  • от случайности.

- Сергей Николаевич, Ваша лекция в Запорожье вызвала настоящий ажиотаж. Мы знаем, что билеты на нее были распроданы за две недели до начала. Как вы думаете, почему такое количество людей хотели послушать Вас, хотели увидеть Вас? Чего они ждали от этой лекции?

- Когда человек дает новую информацию, особенно если это касается здоровья, люди сначала присматриваются, потом убеждаются, что в этом что-то есть, потом идет пик популярности, возникает ажиотаж: люди бегут, давят друг друга – им нужно увидеть этого человека, нужно скорее вылечиться. Проходит 3–4 года – и всё, человек уходит. Появляется кто-то следующий. Нам периодически нужно чудо – мы не хотим работать. Нам нужно, чтобы нас кто-то вылечил и спас.

Со мной было то же самое. Появилась книга – бешеный взлет популярности на несколько лет, а потом люди успокоились, поняли, что чуда нет, и потеряли интерес. Когда я выступал 5–6 лет назад, зал был наполнен всего на 20%.

- А сейчас что, новая волна?

- А потом проходит время, и люди понимают: чуда не будет, но информация работает, информация помогает. Только, оказывается, нужно более серьезно к ней отнестись. Начинается второй пик популярности. Почему? Потому что, переболев сотнями обещаний, уникальных методов и т.д., люди увидели их скоротечность и поверхностное, в конечном счете, решение проблем и опять возвращаются к тому, что реально работает.

Мои исследования – это как закон всемирного тяготения. К ним можно относиться наплевательски,  а можно им доверять, но они существуют.

- Сергей Николаевич, если посмотреть на наши запорожские газеты, то они просто заполонены объявлениями о приеме у целительниц, знахарок, спасительниц и так далее и тому подобное. Такое впечатление создается, что люди ходят по кругу: один не помог – идут к следующему. И этот не помог – идут к следующему. То есть надеются на чудо. Причем такие приемы проводят по неделе, по 10 дней. А Вы приехали с одной лишь лекцией. На что Вы надеялись? Чем рассчитывали помочь людям?

- Есть целители очень высокого уровня – просто их мало. Почему такой интерес к целителям? Потому что официальная медицина начинает пробуксовывать. Она пробуксовывает уже давно. Я общался с врачами, и они говорят, что традиционные лекарства, даже гормональные, даже самые сильные, которые раньше действовали безотказно, – перестают работать. Организм начинает привыкать ко всем лекарствам.

- Адаптируется, да?

- Адаптируется. И самое главное – природу не обманешь. Изобретают новые лекарства – сначала есть эффект, а потом опять все закрывается. Почему? Потому что схема очень простая. Болезнь – это толчок к развитию. Когда мы пытаемся убрать болезнь, не понимая, почему она пришла, – мы перестаем развиваться. Значит, придет новая, более серьезная болезнь. Вот что я понял. Я убедился, что болезнь связана с нашими эмоциями. Значит, если я лечу только болезнь и не меняюсь эмоционально – болезнь неизлечима.

Вот недавно я читал в прессе, что в Белоруссии один врач защитил докторскую диссертацию на тему: «Жадность дает серьезные заболевания». Сейчас уже в газете «Таймс» пишут, большие статьи появились о том, что заболевание человека связано с его характером. А я уже 10 лет об этом пишу. Я не просто пишу. Я провел исследования в течение 10 лет и которые показывают, каким образом все это связано. Что я хотел сказать и что я сказал на лекции?

В одной из последних книг я описал такой случай: приходит девочка, у которой онкология, требуется удаление глаза, и шансов спасти ее никаких нет. В швейцарской клинике ей должны были за 70 тысяч долларов сделать операцию. Родители привели ее ко мне, я общался с ней два раза. Объяснил, откуда у нее эта проблема – потому что она не может пройти травмирующую ситуацию, потому что она не может простить, потому что она не может сохранить любовь. Потом я еще с ней говорил по телефону. Недавно она была у меня на приеме. Она здорова. Слава Богу, у нее все нормально. Я с ней общался всего два раза, но она поняла. У нее не было другого выхода – она это приняла и реально изменилась.

Так вот, измениться можно с одного раза, а можно бегать на все лекции, читать книги, смотреть видеокассеты без всякого результата. Почему? Потому что человек эмоционально не меняется. Мировоззрение, характер не меняются, а быть здоровым он хочет. Так вот это – безнадежный больной.

- Сергей Николаевич, можно понять так, что если хочешь быть здоровым, надо самому трудиться над собой? То есть не только над своими какими-то физическими показателями, но в первую очередь над показателями психологическими, психическими, и другого пути нет?

- Современная медицина оперирует понятиями «тело», ну, еще «сознание». Если взять более широко, это тело, дух и душа. Но душа – это совокупность всех наших эмоций, которые есть на поверхности и в самой большой глубине. И вот все это – тело, дух и душа – неразрывно связано и перетекает друг в друга.

Душа – это базовое, главное понятие. Без наших эмоций у нас не будет сознания и у нас умрет тело.

Поэтому мы должны заботиться о теле: правильное питание, физические упражнения, различные стрессовые моменты – они развивают тело, они необходимы. Мы должны заботиться о духе – развивать наши способности. Но в первую очередь мы должны заботиться о душе. Если наше эмоциональное восприятие мира выстроено неправильно – мы обречены и на деградацию духа, и на деградацию тела. Должна быть правильная система приоритетов. И в первую очередь религия давала правильные приоритеты: сначала нужно заботиться о душе, а потом уже о вторичных проблемах.

– Скажите, Сергей Николаевич, а Вы сами себя как называете, идентифицируете? Вы целитель, проповедник, философ? Как Вы сами себя ощущаете?

– Я где-то с 13 лет занимался философией. Я пытался понять, как устроен мир.

– Читали?

– И читал, и думал. Сначала я много читал. Потом я понял, что работа мысли, скажем, так, дает мне большую возможность для понимания и развития. Я читал книги и видел, что к написанному в них я уже сам пришел. В принципе, мне картина мира в западной философии понятна полностью. После этого я начал заниматься восточной философией, там я увидел многое, чего понять сразу не мог.

Потом я обратился к Библии и увидел, что здесь я ничего не понимаю. Это было настоящее потрясение в плане познания мира. И я стал этим заниматься серьезно. Примерно в 1982 году я попробовал лечить – у меня вдруг проявились очень большие способности. В 1989 году я стал заниматься этим профессионально. И что получилось? Я продолжаю исследовать мир и пытаюсь его понять. И целительство в этом плане мне помогает. То есть я остаюсь философом, но целительство дает мне возможность проверять свою философию на практике. Если картина мира у меня неправильная, то я сразу вижу, что не могу помочь пациенту. Если я ему даю правильную картину мира – просто объясняю ее – я вижу, как меняется его поле, и понимаю, что он здоров, а через некоторое время и анализы это подтверждают. То есть правильная картина мира, правильное отношение к миру лечит лучше любого лекарства.

– Достаточно любопытен путь Вашего становления в психологии через познание мира, через философию. Потому что все целительницы и знахарки, большинство из них, говорят о том, что сначала нужно пройти через традиционную медицину, убедиться в ее неспособности исправить здоровье человека и лишь затем предлагать что-то нетрадиционное. Но у меня вопрос не по этому поводу. Вы упомянули очень интересный термин: «открыть человека». Большинство людей «закрыты», и Вам нужно «открыть» человека. Как Вам удается, например, на лекциях, когда в зале сидит не одна сотня людей, «открывать» людей? Ведь знахари и целители делают это на личном приеме, и это помогает им достичь серьезного результата.

- Вот, смотрите, на поверхностном уровне – тысяча ситуаций и 70 тысяч болезней, по данным официальной медицины. Спускаемся на более тонкий уровень – там уже остается только сотня ситуаций и тысяча болезней. Еще на более глубинный уровень – там всего десяток ситуаций и двадцать болезней. В конечном счете, я писал в 9-ой книге, что вся Вселенная – это одна ситуация, раскрученная во всех позициях. Как говорил один английский исследователь, «один атом во многих проекциях создал всю картину мира». Так вот, я убеждаюсь, что чем на более тонкий слой выходишь, тем более обобщенная картина мира получается, и все болезни и все ситуации сливаются во что-то одно. И причина всех болезней только одна – недостаток соединения с Богом, с Первопричиной. То есть нехватка любви в душе – это уже болезнь.

- Так, значит, мы можем всех, кто приходит на Ваши лекции, успокоить: когда Вы обращаетесь к залу, то обращаетесь к каждому конкретному человеку?

- Когда я смотрю зал, идет включение – достаточно большой расход энергии. Я это делаю только на приеме или на выступлении. У меня возникают сильные перегрузки. Так вот, во время работы с залом я выхожу на уровни гораздо более тонкие, чем при обычном общении. Поэтому весь зал можно диагностировать как одного человека и можно каждого по отдельности. Я буду смотреть одного человека и через него буду смотреть сразу весь зал. Или зал в совокупности как одного человека. На тонких планах возможны любые действия, которые невозможны на поверхности.

- Я думаю, Сергей Николаевич, Вам вместе с нами будет интересно посмотреть. Наши журналисты подготовили сюжет, где люди, которые идут к Вам на лекцию, высказывают свои ожидания по поводу предстоящего общения с Вами. Я думаю, Вам вместе с нами будет любопытно посмотреть и оценить уровень их ожиданий.

- Хорошо, посмотрим.

(сюжет)

- Сергей Николаевич, пока шел сюжет, Вы попросили еще минуту, чтобы прокомментировать вопрос, который мы задавали Вам до сюжета.

- Да. Вопрос был такой: чего люди хотят, когда идут на выступление?

- Да.

- Раньше я думал, что когда человек приходит ко мне на прием, я на него воздействую, я его лечу. Потом я понял, что без его активного личного участия излечения не будет. Поэтому я стал говорить пациентам так: «Я вам даю информацию, вы работаете, а я просто на тонком плане смотрю, как идут изменения, не делаете ли вы ошибок». То есть я свел свою роль только к подстраховке. Потом я понял, что все-таки воздействие идет и достаточно сильное. Оно заключается в подсознательной подстраховке и в мощном ускорении всех процессов. При этом идет достаточно сильная чистка. Люди по стенке уходили сначала, когда я еще не понимал, насколько это серьезно.

Так вот, во время выступления идет, оказывается, тот же самый процесс. Идет ускорение всех реакций, выходит грязь, которая есть в людях, и с потомков в том числе. То есть идет чистка достаточно серьезная. Вот вчера я зачитывал записку: женщина приходит на выступление, а у ее детей рвота, понос, температура и т. д. Почему? Потому что идет очищение.

- Скажите, Вы говорите о потомках или родственниках, даже не присутствующих в зале? А Вы способны по фотографии, например, какого-то родственника дать заключение, жив ли он, мертв, или что с ним, о его здоровье и т. п.? Я знаю, что люди приходят даже с фотографиями своих родственников.

- Я этот период уже давно прошел. Какой смысл смотреть, как себя чувствуют родственники, когда я знаю и вижу: если человек, пришедший ко мне на прием, готов к внутренним изменениям, в это время идет активная помощь и его родственникам.

Скажем так, если человек кого-то ненавидит, а ко мне на прием приходит его брат и начинает меняться, так тот человек в этот момент начнет болеть, тяжело болеть, и это будет очищение. Сначала остановится ненависть через болезнь, а потом начнутся благотворные изменения. Так что иногда лечение выглядит как достаточно сильные ломки и проблемы физического и психологического плана.

Чем сильнее человек упорствует в обиде и ненависти, тем больше у него будет проблем. Почему? Потому что мой метод – это фактически ускорение тех процессов, которые идут в обычной жизни. Ненавидишь, осуждаешь – рано или поздно будешь болеть – ты или твои дети. У меня на приеме идет ускорение этого процесса и одновременно дается понимание, как это можно преодолеть. И люди за 3–4 часа делают столько, сколько не могли сделать за 10 лет.

- Сергей Николаевич, скажите, а какие у Вас отношения с официальной наукой и религией? Мы не будем говорить, с какой религией, с религией вообще?

- Понимаете, я занимаюсь своими исследованиями, поэтому если так смотреть, то я не угодил никому. У меня есть несовпадение со всеми религиями, у меня есть по отношению к науке фантастические выводы. Но в последнее время я заметил следующее. Вот допустим, я писал в книге о том, что пол ребенка меняется до двух месяцев. Сейчас ученые убедились в этом: оказывается, все зарождаются девочками, а потом могут стать мальчиками или остаться девочками. То есть пол ребенка может меняться. Я считал, что это в ближайшие 20 лет будет недоказуемо. А оказывается, эти мои чисто эмпирические выводы сейчас доказываются наукой. Естественно, не все.

Дальше. О том, что эмоции связаны со здоровьем, говорится и в индийской философии, и в Библии, но не прямо, а какой-то канвой. А когда я увидел и начал описывать конкретную, прямую связь, я заметил, что ученые во всем мире начинают эту тему разрабатывать и защищают об этом диссертации и т. д. Так что наука относится аккуратно и со вниманием. То есть мой опыт и мои выводы используются, несомненно.

Чтобы написать докторскую диссертацию, нужно чисто 2–3 года чисто технической работы – перелопатить огромный объем информации. Для этого нужна идея. А вот когда идея есть – мои книги – тогда можно защищать докторские.

- Ученые Вас критикуют или такой критики нет?

- Я ни разу не слышал, как ни странно, критики ученых – это первое. Второе: во многих институтах мои книги вводят как рекомендуемую литературу. И в философских вузах, и в культурных, и даже в военных, как я слышал.

Почему? Потому что мои книги позволяют решать не только вопросы здоровья, но и адаптации, психологического выживания в сложных моментах. Ну и, соответственно, это необходимо всем людям опасных профессий.

- Вы, Сергей Николаевич, такую фразу интересную произнесли, что у Вас есть по отношению к науке просто фантастические выводы. Это что – критика или, наоборот, признание традиционной науки?

- Вы знаете, вот недавно проскочила заметка, где ученые пишут о своих экспериментах по применению лазера. Лазер считывает информацию с женьшеня, потом его направляют на человека или, скажем, на воду, и потом человек просто пьет воду, куда лазером ввели информацию с женьшеня, и приборы показывают, что он выпил настойку женьшеня. А потом пошли дальше – стали закачивать человека информацией любого плана, и после этого один из испытуемых чуть не умер.

То есть информационную природу Вселенной – «вначале было Слово» – сейчас ученые начинают понимать, подходят к этому. Информация о работе многих лабораторий закрыта, но та, что проходит, кажется фантастикой, о которой человек даже не помышлял. И это очень серьезно и очень опасно.

Я говорил с людьми, которые занимаются волновыми технологиями, лазерными исследованиями. Так вот, к тому, что они мне сообщили, я пришел сам несколько раньше. Я просто видел, как все это связано. И мы подходим к очень опасному порогу, когда наши возможности начинают намного превышать наше понимание мира. Мы начинаем влезать в те области, куда не то что опасно, а самоубийственно влезать.

- Я не буду называть Вам фамилии, но некоторые представители профессии, к которой Вы относитесь, называют науку «благородным способом изъятия денег из бюджета» – для того чтобы прокормить себя, свои семьи, те учреждения, в которых эти люди работают. Это так или не так, как Вы считаете?

- Понимаете, наука доказывает свою силу и свою мощь. Без науки просто не выжить. Наука – это тот рычаг, с помощью которого можно убить, а можно спасти.

- То есть Вы ее признаете?

- Науку?

- Да.

- Ее невозможно не признавать. К сожалению, современное состояние нашего общества характеризуется отсутствием понимания мира, отсутствием реальной философии – у нас же она была разрушена. Предыдущая философия была разрушена большевизмом, а потом и социалистическая рухнула. Мы не понимаем, для чего мы живем и куда мы идем. Отсутствие философии рождает развал. Философия дает человеку ориентацию – ради чего он живет. Если нет такой ориентации, человек живет ради денег, и начинается повальное воровство. Воруют в науке, воруют в экономике, воруют в политике. И при чем тут наука?

- Сергей Николаевич, Вы как философ, с точки зрения сегодняшнего Вашего понимания процессов, которые идут и в России и в Украине, можете хотя бы коротко предсказать, куда идут Россия и Украина в своем развитии?

- Вот смотрите, возникает цивилизация – из чего? Она возникает из каких-то религиозных мировоззрений, из какой-то идеологии. Пока существует этот импульс, существует цивилизация.

Потом информация вырабатывается, и цивилизация погибает. Так вот, сейчас западная цивилизация исчерпала свою суть – она погибает и все признаки ее вырождения видны. Вся человеческая цивилизация идет в том же направлении – идет явное вырождение.

Для того чтобы цивилизация возобновилась, жила и существовала, нужно новое понимание мира, новая философия, новое отношение к миру. Есть ли оно на Западе? Я думаю, его не только нет, но вряд ли там возможно его появление. Срединный путь между Западом и Востоком – это Россия и Украина, и здесь появление такой философии возможно. Эта философия должна показать миру, что все счастье не в деньгах. Деньги нельзя поднимать выше всего – это самоубийственно.

Восточный путь, когда идея превыше всего, – социализм – показал, что это тоже самоубийственно. Россия и Украина, я думаю, идут к созданию новой философии и нового понимания мира. Без этого об экономике, политике и науке говорить бесполезно. Наука будет убивать, политика будет уничтожать, а экономика будет разваливаться.

- То есть мы должны прийти к объединению – о чем говорят наши президенты – через разъединение?

- Негативный опыт часто важнее позитивного. Потому что пока не набьешь все шишки, не понимаешь, насколько ценен правильный путь.

- Сергей Николаевич, наша передачи идет в записи в воскресенье, 8 июля. В этот день в Запорожье выборы мэра. И вот такой вопрос: есть три основных кандидата – государственный чиновник, молодой перспективный бизнесмен и «крепкий хозяйственник», как он себя называет. Что бы Вы сказали о том, какая судьба ждет наш запорожский регион? Если Вы хоть что-то можете предсказать в этом плане.

- Вы знаете, для того чтобы смотреть регионы или отдельных людей, мне нужно время, энергия. Поэтому боюсь, что не дам вам точного заключения.

- Спасибо. Это был несколько провокационный вопрос...

- Я серьезно отношусь к своей работе и вот так с лету что-то обещать и говорить я бы не стал. Продиагностировать одного человека я могу. Но я могу сказать, что считаю самым перспективным сейчас – назначать на руководящие посты молодежь.

Почему? Потому что у молодых больше энергии, больше честолюбия, желания показать себя. И молодежь интересуется какими-то открытиями, продвижением вперед. А люди среднего возраста, они больше думают о пенсии и о капитале, который нужно сколотить за время пребывания у власти.

- Сергей Николаевич, а вообще за два дня пребывания в Запорожье Вы ощутили какую-то особую энергетику Запорожского края? Мы нередко слышим об этом. По Вашим ощущениям, есть такая особая энергетика?

- В первую очередь я ощутил кочки на главной улице, выбоины на дорогах и т.д.

- На проспекте Ленина?

- Да. Вы знаете, я, посмотрев на Ваши улицы, с теплом вспомнил о Питере. Потому что я думал, что только один город имеет ужасные дороги – это Питер. Оказывается, что еще и Запорожье.

- Сергей Николаевич, проспектом Ленина мы гордимся, между прочим, в том числе и кочками...

- Я Вас поздравляю. Так вот, относительно дорог у меня сложилось впечатление, так сказать, родственное Питеру. А в плане энергетики впечатление действительно хорошее о Запорожье. Здоровье человека определяется чем? Взглянув на человека, можно сразу определить, здоров он или нет. Здоровье человека определяется в первую очередь чем? Один из признаков здоровья – если человек внутренне расслаблен. Значит, он независим, значит, у него нет агрессии и, значит, он здоров. Вот эта внутренняя умиротворенность – один из показателей здоровья человека.

- Но как Вы можете получить информацию о внутреннем состоянии человека?

- Я все время работаю с тонкими структурами, с тонкими полями. На тонком уровне группа людей или один человек, не имеет значения. Можно продиагностировать город, можно все человечество. Вот я так диагностировал Америку и говорил, что с Нью-Йорком что-то произойдет. Я так диагностирую сейчас Америку и говорю: «Три-четыре года осталось, максимум пять, потом начнутся серьезные проблемы». На тонком плане не имеет значения, смотришь ты одного человека, группу людей или все человечество. Ну, если туда сумеешь выйти.

Я приезжаю в Запорожье и вижу: город не напряженный, внутреннее умиротворение есть. Единственная проблема Запорожья – это идеалы, нравственность, то есть зацепленность за высшие аспекты желаний. Это то, что в настоящее время достаточно опасно.

- Что Вы имеете в виду? Идеалов нет? Их отсутствие наблюдается или что?

- Дело в том, что идеалы необходимы, но когда мы начинаем цепляться за них, они так же, как деньги, становятся опасными. Появляется постоянное осуждение, критика людей. Вот эти моменты осуждения и критики в Запорожье присутствуют, и они опасны и для каждого человека, и для всего города.

- Сергей Николаевич, скажите, проблема наркомании, алкоголизма, она общая и для России, и для Украины? Скажите, к Вам обращаются люди, страдающие этими болезнями, за помощью? Вы можете им помочь?

- Обращаются, и помогаю. Приведу пример: ко мне приходят двое раковых больных – один излечивается полностью, у второго нет никаких результатов. Почему? Потому что один понял, что нужно меняться, а второй ждет помощи только от меня, смотрит на меня как на таблетку. То же самое и с наркотиками.

Начнем с того, что нужно понять причины, почему человек пьет или почему он наркоман. Алкоголики и наркоманы – это люди, которые не могут принять стрессовые ситуации, не могут их пройти, прежде всего в личных отношениях, в чувственном аспекте. И насколько для них болезненна какая-то ситуация, настолько они хотят от нее убежать. Для того чтобы убежать, человек должен порвать связь с миром – это алкоголь и наркотики. Ситуация непроходимости стресса ведет к болезни. Болезнь – это непреодоленный стресс, как говорят врачи.

Вот в Америке повальная депрессия, почему? Люди там цепляются за жизнь, за благополучие. Чуть что-то не так – у них депрессия. Та же проблема. Америка – это страна, в которой наркотики устранить невозможно, потому что они хоть как-то, как ни странно, спасают человека от полного распада. Поэтому как бы там с наркотиками ни боролись, ничего не получится.

- А как же знаменитые американские социальные гарантии, ведь человек там защищен с младенчества и до самой смерти?

- От чего защищен человек?

- Финансово прежде всего.

- Так, пожалуйста, он защищен финансово, и на эти вот деньги он и будет наркотики покупать. Речь идет о том, что сами наркотики, алкоголь и т. д. – это следствие. Причина – внутренний развал в душе. Если этот развал есть – чем человек будет себя травить, это вопрос второй.

- Давайте сравним тогда, скажем, украинский народ, украинских представителей и американских. Чем отличается ситуация в личностном плане?

- У американцев, скажем так, непрохождение стрессов гораздо глубже, опаснее и тяжелее. И это воздействует не на каждого человека, а на всю нацию в целом. Энергетика Америки ужасающая в этом плане.

Если взять Россию и Украину, то здесь есть отсутствие понимания мира, отсутствие добродушия – ведь много лет людей учили только ненавидеть. Это передается детям и внукам, а если ребенок не может держать стрессовую ситуацию, он обречен. Это или тяжелое заболевание, или шизофрения, или наркотики, или алкоголь.

Поэтому я лечу не само заболевание. Например, я разговариваю с матерью, говорю: «Вот смотрите, Вы не хотели жить, Вы ревновали, Вы ненавидели, Вы не могли пройти любую травмирующую ситуацию с сохранением любви в душе – у Вашего ребенка это увеличено в 5 раз, он не жилец, у него смерть в поле.

Значит, любо тюрьма, либо непрерывная наркомания. И как ни странно, это спасает его жизнь. Поэтому мысленно вернитесь назад, в прошлое, снимите Ваши претензии, научитесь проходить любую ситуацию с сохранением любви и добродушия, и Ваш ребенок выздоровеет». Потом она приходит ко мне и говорит: «Да, он теперь не употребляет наркотики».

- Бытует обывательское мнение, что 70% всех болезней от нервов.

- Я думаю, все сто.

- Даже сто?

- Да. Что такое нервы? Нервы – это эмоции. Я на лекции говорил, что эмоция и ситуация – это одно и то же. Значит, если у меня исковерканы эмоции, я буду жить в исковерканной ситуации. То есть эмоции – это и судьба, и здоровье, и психика – все что угодно.

- Сергей Николаевич, но наши эмоции зависят не только от нас, они вызываются окружающими нас факторами, окружающими нас людьми. То есть можно пытаться всячески контролировать, регулировать свои эмоции, но мы бываем не подвластны им…

- Вы знаете, эмоциями можно управлять, если управлять правильно.

- Вы знаете, как правильно управлять эмоциями?

- Так вот все мои книги про это и написаны. Дело в том, что если я себе тысячу раз повторяю, что ненавидеть плохо, то в конце концов у меня в душе срабатывает стопор и ненависть заканчивается, только появляясь. Если я повторяю, что бояться и постоянно переживать за будущее – это проблемы по здоровью, то я начинаю понимать, что это именно так. То есть понимание – это уже изменение своих эмоций вплоть до рефлексов.

- Сергей Николаевич, скажите, а есть вопросы, на которые Вы не знаете ответов? Общаясь с Вами, я прихожу к выводу, что Вы знаете ответы на все вопросы.

- Вы знаете, есть очень много неясного, но это нюансы... В общем плане картина мира для меня ясна. Но когда, скажем, у меня возникает какая-то проблема, которую я пытаюсь понять, то появляются, скажем, два десятка объяснений. Проходит время, и все это укладывается. Но вначале, когда я только сталкиваюсь с какой-то проблемой, я в полной беспомощности. Однако я понимаю, что насколько я буду гармоничен, настолько я потом эту проблему решу. И если появляется страх или уныние, то всё, проблема не решается. Так что незакрытых проблем у меня достаточно много – в плане лечения и в плане дальнейшего развития моих взглядов и т.д. и т.п.

- Традиционная наука говорит о том, что это только потому, что ты чего-то не знаешь. Не только потому, что этого нет, этого не может быть, а просто ты не знаешь, не дошел до этого уровня знаний.

- Один философ сказал: «Истина, реальное кредо философа формируется перед смертью». То есть всю жизнь, постоянно философ должен менять точку зрения на мир. Я понял, что это вполне естественно. Я мечтал создать общую картину мира, систему оздоровления и спокойно отойти в сторону. Потом я понял, что система оздоровления, в принципе, уже понятна. Связь эмоций с судьбой, характером, то, что наши эмоции влияют на детей, – это все уже ясно. Но что касается понимания мира, у меня постоянно идут какие-то моменты, когда я развожу руками и понимаю, что весь мой опыт ничего не значит по сравнению с этой маленькой проблемой, которая появилась. Я понимаю, что  это нормальное развитие.

- Сергей Николаевич, скажите, вот Ваш опыт, Ваши знания, они вызывают интерес за рубежом? У Вас были какие-то приглашения, предложения? Или Ваш опыт чисто российско-украинский?

- На Западе, в Париже, издана моя книга. В Америке интересуются, но в основном Запад совершенно равнодушен. У меня есть две версии объяснения этого. Первая: я слишком далеко ушел вперед. Мои исследования стратегического плана, а на Западе народ прагматичный, им нужно сиюминутное. У меня больше философии, чем прикладных моментов, – это первое. Хотя, например, мать прощает своего мужа, а у ребенка проходит тяжелое заболевание – ну, куда уж более прагматичный подход, вернее, реалистичный, я бы сказал.

Так вот, во-первых, как я считаю, за счет стратегического охвата.

И второе: мои книги несут определенную травму – я говорю о потерях. Чтобы сохранить любовь, нужно что-то потерять и ощутить, что любовь сохраняется. Нужно противопоставить Божественное человеческому. Наш народ привык терять, переносить боль, а на Западе этого не любят.

Поэтому как только начинают читать мои книги… Зачем им нужны проблемы? Они от них убегают.

- Сергей Николаевич, но ведь на Западе, мы слышим это постоянно, есть даже семейные психологи, психотерапевты. Насколько на Западе развито то направление, которым Вы здесь  занимаетесь?

- Понимаете, вот как я шел сначала... Я хочу выздороветь – пожалуйста. Я хочу улучшить свою судьбу – пожалуйста. Я хочу решить какие-то проблемы – пожалуйста. Вот так я шел, и у меня все получалось, за счет воздействия на тонкие поля. Потом я понял, что для того чтобы реально чего-то добиться, нужно меняться не на поверхности, а глубинно. Глубинные изменения подразумевают отрешение от каких-то ситуаций.

Для того чтобы себя изменить, я должен выйти за пределы своего «я». А мое «я» – это моя жизнь, мои желания. И вот тогда у меня пошло столкновение: с одной стороны, исполнение желаний, а с другой стороны, концентрация на желаниях – это уже болезнь, когда от этого начинаешь зависеть. Вот такая ситуация.

Так вот, что получается? Я человеку говорю: если Вы хотите выздороветь, Вы должны отрешиться от всего. А на Западе человек не собирается отрешаться, он хочет все свои желания, свои амбиции, свои претензии оставить, но при этом пускай его консультируют, наставляют и т.д. И существует огромная армия психоаналитиков, психологов, психотерапевтов. Они приходят даже к человеку на дом, если надо, и говорят: «У вас плохо? У вас будет хорошо. Вы на что-то надеетесь? У вас все будет».

- То есть доходит до абсурда. Например, если взять ежедневник заграничного жителя, то в нем может быть записано: в 12.00 – ланч, в 13.00 – встреча с психотерапевтом, в 14.00 – верховая езда. Ну, скажите, как это может быть?

- Нет, это нормально, просто неправильная философия и неправильное отношение к жизни рождают огромное внутреннее напряжение. И психотерапевт помогает его сбрасывать. Он не лечит, он только немного облегчает состояние человека.

Что делают маги, гадалки, астрологи? То же самое. «Я хочу того-то». – «У тебя это будет». Когда мы начинаем жить, полностью исполняя все свои желания, вот тогда и начинается деградация. Почему? Приведу пример. Повесился сын самого богатого человека в Швейцарии. Он написал: «У меня все есть, мне незачем жить». Так вот, смысл жизни появляется тогда, когда я чего-то хочу, а у меня не получается, – в конфликте. Америка же не хочет конфликтов! Человек, который имеет деньги, меняться не будет. Но при этом он хочет решить все свои проблемы с помощью психотерапевта – одного, другого, третьего. Такая медицина и такая психотерапия поверхностны. Они могут быть эффективны внешне, но на самом деле, с моей точки зрения, они приносят вред. Почему? Человек считает, что он здоров, а у него усиливаются проблемы.

- Сергей Николаевич, А какие болезни Вы реально излечиваете или Вы излечиваете все болезни?

- Вы знаете, я стараюсь найти причины всех болезней и я эти причины нахожу. Вот недавно меня попросили посмотреть девушку с рассеянным склерозом...

- Но мы знаем по медицине официальной, что рассеянный склероз неизлечим.

- Да. Вот я смотрю, что у нее происходит. У нее идет внутреннее колоссальное отречение, подавление чувства любви. Я ей объясняю: «Ты не сможешь простить любимого человека, если он тебе изменит, обидит тебя, предаст». Я с ней говорил полгода назад. Недавно звоню ей по телефону и вижу ту же картину. Я начинаю с ней говорить, она отвечает: «Вы мне все это уже говорили». Я отвечаю: «Да, я говорил, но я не вижу изменений». Так вот, если она не будет убивать любовь – она будет здорова. Но у нее механизм отречения настолько глубоко ушел, что причину я вижу, а помочь не могу.

Моя задача – помочь человеку уйти на ту глубину изменений, которые его реально спасут. Вот в данном конкретном случае я оказался бессилен. Я вижу причину, но ничего поделать не могу. Причина болезни мне ясна, она видна, по ситуациям ее могу расписать. Но изменений не происходит. Значит, либо мать не сумела внутренне принять, либо дочка, и я ничего не могу поделать.

- Сергей Николаевич, на приемах, на Ваших лекциях Вы принимаете на себя колоссальный объем информации, в том числе и негативной. Скажите, как Вы сами очищаетесь?

- Вы знаете, чем больше человек отдает, тем больше он похож на родник. Родник загрязнить невозможно. Поэтому чем больше у человека готовности отдавать, помогая другим, чем больше чувство любви, тем меньше шансов получить какую-то грязь.

- А знахарки и целительницы используют на своих приемах свечи, воду переливают. Говорят, что это помогает сбрасывать негатив, который они получают от пациентов. А Вы используете на своих приемах такое?

- Что такое свеча? Свеча – это символ сгорания жизни и желаний. Поэтому когда мы глядим на огонь, какой-то момент отрешения происходит. Всего-навсего. И какие-то элементы очищения происходят. Но если человек внутренне гармоничен, ему не нужны ни свечи, ни вода – он очищается сам.

- То есть Вы это  не используете?

- Понимаете, если я начну чем-то таким помогать себе, тогда мои исследования ничего не стоят. Я убеждаюсь сам, и об этом пишу: правильное отношение к миру и понимание – это самое лучшее лекарство.

- У нас на очереди следующий сюжет. Давайте посмотрим и продолжим наш разговор.

(сюжет)

- Сергей Николаевич, Вас не удивило появление перед лекцией в Запорожье людей с некими плакатами, содержащими критику в Ваш адрес? Такие случаи раньше бывали?

- Первый раз.

- Вообще за много лет никогда такого не было?

- Понимаете, ни разу. Потому что моя персона никого особо не привлекала. Понимаете, у меня же нет шоу. Я не лезу во все программы для того, чтобы заявить: «Мой метод самый лучший» и т.д. Я делаю свое дело,  и поскольку нет внешнего ажиотажа, то нет и всех этих…

- А Вы говорили, что в Запорожье хорошая энергетика.

- Хорошая энергетика. Ну, вот видите, меня пригласили на телевидение, и тут же идет активизация тех, кто кричит, что я #слово удалено# и т.п. Поэтому, может быть, если бы я не пришел на телевидение, то моя энергетика бы была получше и никто на улице бы не стоял. То есть известность притягивает сплетни, вызывает шум и т.д. Раз такой известный, и билеты все раскупили, значит, мы можем на его фоне выигрышно выглядеть, и начинается все это шоу...

- Сергей Николаевич, кстати, представители традиционной науки говорят о том, что наличие здесь, у нас, острова Хортица, вот этих старых казачьих традиций, повышает энергетику  Запорожья. По-моему уникальный случай признания традиционной наукой таких моментов. Скажите, на самом деле остров Хортица с его традициями заряжает нас, надеюсь, положительной энергией?

- Дело в чем. Скажем так, у казаков был определенный кодекс поведения, свое отношение к миру и т.п. Все это создавало ауру вокруг города и вокруг этого места. Если они были бесстрашными людьми, если у них не было ни жадности, ни ненависти, то все, что связано с этим островом и с казачеством, скажем так, благодатной аурой окружает город и помогает ему развиваться.

- В их куренях женщин не было, Сергей Николаевич.

- Так потому и благодатная аура. Женщина – это символ греха, желания.

- Сергей Николаевич, следующий вопрос может Вам показаться простым, а для многих он сверхсложный. Скажите, что такое карма? Есть ли она у каждого человека?

- Я убедился, что эмоция и ситуация – это одно и то же. То есть ситуация перетекает в эмоцию, эмоция перетекает в ситуацию. Поэтому мы своими эмоциями управляем миром. Но управление миром идет, когда эти эмоции уходят на сверхтонкий план. На сверхтонком плане эмоция и ситуация не имеют различия.

- Что такое «сверхтонкий план»? Вы несколько раз употребили этот термин.

- Полевая структура. Поле выглядит как кокон, все более тонкий. И чем более тонкий план, тем больше как-бы в нем сжато все.

- То есть это своего рода оболочка, в которой живет каждый человек? Или нельзя так говорить?

- Все во вселенной, вся вселенная – это матрешка. Есть внешний физический план, потом все более тонкие. Чем тоньше план, тем сильнее в нем сжато время, видно прошлое, настоящее, будущее. На самом тонком плане прошлое, настоящее, будущее сжаты в точку.

- А вот говорят: «тонкая натура», «утонченная натура» – при этом имеются в виду именно эти вещи?

- Чем больше масштаб наших желаний, наших чувств, тем они сильнее простираются в будущее, в тонкие планы, и тогда о человеке говорят: «утонченная натура». То есть «утонченная натура» – это натура, в которой масштаб эмоций и связь с будущим больше, чем у других.

- Сергей Николаевич, а когда Вы поняли, что Вам дано заниматься диагностикой кармы?

- Вы знаете, я в течение 5 лет, с 1984 года, пытался найти в поле... Поле всегда представлялось чем? Коконом, который зависит от тела. Тело хорошо себя чувствует – кокон золотистый. Тело плохо себя чувствует – кокон черный. Я был уверен, что в полевой структуре человека (в коконе) есть те структуры, от которых он зависит. Не он на них влияет, а они на него. Я их искал 5 лет и не мог увидеть. В 1990 году я их увидел. И тогда я понял, когда идет тяжелое заболевание – эти поля деформируются. И иногда они деформируются за 5–8 лет до появления болезни. Все началось с предварительной диагностики. Я хотел увидеть болезнь как можно раньше. И вот когда я вышел на те структуры, которые первичны по отношению к телу, вот тогда, исследуя их, я  начал понимать, как наша судьба и наши эмоции переплетаются.

Так вот, карма. Если на тонком плане эмоции и ситуация это одно и то же, значит, в конечном счете, то, что я чувствую, – в конечном счете это моя судьба и мое здоровье. То есть моя внешняя эмоция уходит на тонкий план, там соединяется, переплетается с моей судьбой, и потом я получаю конкретные ситуации. То есть идет круговорот. Тонкие планы уходят на внешние, а внешние, обобщаясь, уходят на тонкие. Этот процесс идет непрерывно.

- Это мы говорим о влиянии на человека каких-то внутренних процессов? Скажите, а влияет ли на судьбу человека, скажем, положение звезд в тот или иной момент?

- Вся вселенная – это единое существо, причем живое. Поэтому есть связь всего со всем. Все космические процессы несомненно связаны с каждым человеком. В этом плане астрология права. Просто хороших астрологов практически нет. Но какая-то связь существует.

Вот смотрите, если будущее это реальность, а мои исследования показывают, что будущее это такая же реальность, как настоящее, значит, если будущее реальность, то естественно, это будущее связано не только со мной и с моей судьбой, но и с положением планет.

Значит, наблюдая за внешним миром, я могу делать выводы о его будущем и о своем будущем также. Почему? Потому что я вплетен во все это.

- Ну как же так? Вы как психолог, исследуете внутреннее состояние человека, и можете даже  предсказать его судьбу или нет?

- Да.

- Астрологи могут предсказать судьбу человека по звездам. Где найти правду, где золотая середина? Кто прав в этой ситуации?

- Я еще не видел ни одного астролога, который достаточно точно с высоким процентом давал бы прогноз на будущее. Вот на кофе мне гадали, да, были моменты уникальные...

- Павел Глоба предсказал трагедию в Америке 11 сентября. И Нострадамус...

- Секунду. Вот Нострадамус... Вы понимаете, из десяти прогнозов сбывается один, начинают вокруг него шуметь долго и усердно...  И в результате сколько не сбылось у астрологов прогнозов?

- Ну, да, говорят только о тех, которые сбываются.

- Поэтому еще раз хочу подчеркнуть, видение будущего возможно, но серьезных специалистов – я просто не знаю всех прогнозов Павла Глобы – серьезных специалистов я не видел. Поэтому я хочу сказать, что мое видение будущего, оно достаточно, с моей точки зрения, примитивно. Да, бывает, что ко мне приходит пациент и говорит: «Все, что Вы мне говорили, в точности до дня произошло». Я, правда, не помню, что я говорил. В моменты, когда заглядываешь в будущее, сознание выключается. Но я не могу это делать стопроцентно. Это иногда… Иногда я вижу, иногда это закрывается. Но то, что будущее мы можем видеть, говорит о том, что это реальность. Мы с ним взаимодействуем. Значит, будущее кроется сейчас в настоящем. Вот взглянув сейчас на любого человека, можно говорить о его будущем, и о моем в том числе.

- Сергей Николаевич, скажите, Вам интересно жить?

- Конечно. Дело в том, что для меня всегда часть информации закрыта. Особенно то, что касается меня самого. Когда я пытаюсь себя просмотреть, мне всегда дают десять вариантов – выбирай любой. И пока не произошла ситуация, я ее не вижу. Поэтому для себя я остаюсь закрытым ящиком. Другого я иногда смотрю, можно увидеть всю его судьбу – что произойдет, но говорить об этом человеку нельзя. Поэтому всегда есть некая система допуска, которая делает жизнь интересной.

- Сергей Николаевич, время нашей передачи, к сожалению, подходит к концу. Мы обязательно Вас попросим прокомментировать вопросы интерактивного опроса. Если можно, сказать пару слов нашим телезрителям, прямо обращаясь к ним, чтобы дать надежду тем, у кого есть проблемы, и обнадежить тех, кто хочет, чтобы было еще лучше.

- Для того чтобы у меня были лучше здоровье и судьба, я должен стать другим – тем человеком, у которого лучшее здоровье и лучшая судьба. Так вот готовность моя измениться – это и готовность получить новое здоровье, новую судьбу. А когда я не хочу меняться – вот какой я есть, такой и есть – вот это уже проблемы.

- Скажите, у запорожцев есть надежда измениться к лучшему?

- Есть. И они уже меняются, я это вижу.

- Сергей Николаевич, итак, интерактивные вопросы. Мы сознательно их не согласовывали с Вами в начале передачи, с тем чтобы вы объективно их оценили. Все-таки от чего зависит здоровье?

- Вот смотрите, я убедился, что для того чтобы четко, полно охарактеризовать какой-то процесс или объект, необходимы две противоположные точки зрения. Только с одной точки зрения охарактеризовать его невозможно. Поэтому на вопросы: «от Бога, от случайности или от человека» можно ответить «да» и можно ответить «нет». И можно сказать: «Все от Бога, и все от человека, и все от случайности». Почему? Потому что это все едино.

Приведу пример. Я недавно прочитал в газете о том, что человеку снится сон, как он стоит у моря и говорит: «Какая великолепная погода». Он просыпается и помнит это. И говорит своему приятелю: «Странный сон». Назавтра он улетает в Нью-Йорк. Самолет взлетает, а в Атлантике пассажирам говорят: «Извините, разворачиваемся, непогода». Они возвращаются на Кубу, два часа стоят там, чтобы взлететь, потом им говорят: «Извините, нужно сутки подождать». Им предлагают место на берегу моря, человек выходит и говорит: «Какая великолепная погода». И вдруг до него доходит, что эту фразу он уже говорил два дня назад. И он своему приятелю об этом напоминает. Тот тоже в шоке. Фраза, которую этот человек произнес во сне, прозвучала через два дня наяву. Что это означает? Случайность можно вычеркнуть, правильно? Человека тоже можно вычеркнуть. Что остается? Остаются высшие моменты и будущее, которое невозможно изменить. Логично? Логично.

Идем дальше. Когда человек пытается что-то изменить, на самом деле это все иллюзия. Например, ко мне приходит пациентка и говорит: «Я была у ясновидящей, она сказала: „шансов выжить нет, ты приговорена“ и все такое». Врачи говорят то же самое. Я с ней общаюсь, я говорю: «Изменись. Измени полностью свое восприятие, через себя измени детей». Она меняется, болезнь проходит. Она идет к ясновидящей, та говорит: «У тебя другая судьба, у тебя другое будущее». Значит, менять можно.

Вопрос: так можно менять будущее или нет? Почему? Потому что вопрос случайности зависит от того, как мы влияем на будущее. Так вот, если грамотно влиять на будущее, то есть меняясь на глубинном уровне, будущее можно изменить. Если же я не меняюсь, будущее изменить невозможно. Так от кого это зависит – от меня или от Бога? Вот в чем дело, понимаете? Поэтому насколько человек идет к Богу, насколько он на тонкие уровни через любовь выходит, настолько он может изменить свою судьбу.

Насколько он поверхностно пытается решать, настолько это невозможно. Поэтому все эти вопросы связаны с тем, насколько человек готов меняться. Если он не будет меняться, тогда последние два ответа  можно отбросить. Если он начинает меняться, то его воля увеличивается.

- Спасибо Сергей Николаевич, спасибо за то, что дали надежду нашим телезрителям, что все можно изменить. Спасибо, что пришли к нам и ответили на наши вопросы.

- Я убедился в чем? Реально можно изменить всё, но это нужно делать правильно. Без понятия «чувство любви в душе», без снятия претензий к миру и к себе – мир изменить невозможно. Так вот, я всем желаю, чтобы вы научились менять мир через себя.

- Видим в первый раз  психолога, который так много говорит о любви. Спасибо.

- Спасибо.

(Редакторская интернет-версия от 23.07.2006)


Разместил(а): Администратор 08/06/2003 в 23:59

• Телевидение 
• (1) комментариев  • (2497) просмотров  • постоянная ссылка
печать | печать комментариев

Комментарии

Чтобы размещать комментарии, вам нужно зарегистрироваться

Страница 1 из 1 страниц
Аватар

Разместил(а): Innа [Участник] 09/07/13 в 15:55
Цитировать комментарий #76346
Страница 1 из 1 страниц