Об авторе    Исследования    Авторское    Интересное    Форум    Магазин    Скачать    Пожертвования    Помощь    Обратная связь
Главная страница
Расширенный поиск
Главная страница

Официальный сайт Сергея Николаевича Лазарева

Интервью С.Н.Лазарева в передаче Марка Захарова “Серпантин”, г. Москва, 06.10.1994 г.

Четверг, 06 Окт. 1994

Передача “Серпантин”
г. Москва
6 октября 1994 г.

М.ЗАХАРОВ: Сергей Николаевич Лазарев – автор замечательной книги «Диагностика кармы». Вот, очень рекомендую прочесть. Книга издана нормальным, довольно скромным тиражом, но потом пиратским образом растиражирована, что говорит о ее бесспорных достоинствах и о большом интересе, который она вызывает... Ко всему прочему, ко всем прочим достоинствам книги, у нее есть еще одно качество, которое я прежде не встречал, когда встречаешь слово «карма». Есть какая-то неразрывная связь с нашим христианским мировоззрением. С православными ценностями. И очень точно, так сказать, растолковано, объяснено это вот единство неких открытий восточной философии и нашего родного православия.

Прежде чем мы включили камеру, Сергей Николаевич продемонстрировал свои удивительные способности по считыванию информации. Он это умеет, он это понимает, и он что-то про меня такое сказал, что, конечно, меня изумило. И поэтому мне хочется сразу задать вопрос Сергею Николаевичу, самый главный. Не о себе, конечно, и даже не о театре, и даже не о культуре. А прежде всего: что с государством у нас будет? Сергей Николаевич, как Россия развивается, куда она придет и что нам ожидать? Что говорит вам ваша интуиция?

С.Н.ЛАЗАРЕВ: Это не интуиция, это тяжелая работа, постоянная. И, в конечном счете, именно непрестанное очищение и диагностика, все более расширяющаяся, – она дает возможность делать какие-то выводы.

Я начал с того, что попытался обнаружить болезнь до того, как она появилась на уровне тела. Нужно было выйти на полевые уровни, и когда я увидел, что оттуда идет болезнь, я увидел, что ее можно обнаружить намного раньше. Потом я понял, что событие на уровне поля происходит раньше, чем на уровне физическом. Потом я стал работать с отдельными организациями, группами и с изумлением увидел, что группа людей работает так же, как организм. И ее можно так же изучать, смотреть ее карму. Точно так же работает государство, народ, различные организации. Они имеют свою карму. Они развиваются как организм, они умирают. Это естественно.

Когда я стал смотреть карму различных групп и, в первую очередь, государств, таких как Россия, я был приятно удивлен и обрадован тем, что все, что говорят ясновидящие о том, что спасение придет из России, – это оказалось верным. Т.е. сейчас Россия подобна тяжело больному или выздоравливающему, но на тонком уровне это великолепный, здоровый организм. Что, к сожалению, нельзя сказать о многих других государствах. Т.е. будущее России, которое закодировано сейчас в тонких полевых структурах, – великолепно.

- Т.е. вы хотите сказать, что наши шансы предпочтительнее, чем у Соединенных Штатов Америки?

- Мы все едины. Сейчас нужно говорить уже о шансах человечества. Но энергетика Америки, конечно, весьма неважная. Соединенных Штатов, я имею в виду.

- Сергей Николаевич, как вы определили бы свою профессию, кто вы?

- Мне было восемь лет, и я себе все время повторял: «Я хочу быть ученым». И, слава Богу, меня не допустили ко всем официальным моментам. Я не защитил никаких диссертаций, поэтому остался ученым. Потому что часто диссертация и исследование мира – совершенно разные вещи.

Так вот, я был ученым с детства, мое мировоззрение – это мировоззрение ученого. И я им останусь всю жизнь. Я исследователь.

- Спасибо. Скажите, пожалуйста… Поскольку «Серпантин» – он касается вопросов культуры и очень интересуется связью культуры с политикой, с нашей жизнью, с нашим движением, с нашими... всеми катаклизмами, которые бушуют вокруг нас... Спасибо, кстати, вам, за ваш оптимистический прогноз. Вот в отношении культуры – что видите вы, что вы ощущаете и что вы исследовали бы в области культурного созидания? Ну, в отношении прошлого, российского, российской великой культуры, более-менее ясно. А вот что сейчас происходит с нашей культурой и что будет происходить дальше?

- Культура рождает цивилизацию, цивилизация убивает культуру, как сказал один из философов. Особенность России в том, что она всегда имела мощные культурные традиции, для нее идея всегда стояла выше тела. Культура рождается, в первую очередь, религией. Потому что религия дает правильное соотношение: куда сначала идти. Нужно сначала идти наверх, к духовному, а потом – к физическому. Любая религия говорит о том, что духовное (вот то, что нас создало), устремиться туда – это главное, а все, что меня окружает, – это вторичное. И вот именно это устремление рождает культуру.

Так вот, все эти предыдущие семь десятилетий, то, что Россию зубами отрывали от всего того, что является земным счастьем, – это не случайно. И в России сейчас такой колоссальный духовный потенциал, который осталось только реализовать. Вопросы за реализацией, а возможности в этом плане у России колоссальные.

- А есть кому реализовать?

- Вы знаете... Всегда, когда есть то, что реализовывать, найдется тот, кому. И, я думаю, то, что называется «культура человечества завтрашнего дня», она, в первую очередь, формируется здесь.

- В России?

- Именно в России. И это, я прошу прощения, это не желание как-то упиваться: «Вот мы – лучше всех». А это результаты исследований и анализа.

- Скажите, пожалуйста, а вот сейчас очень многие, так сказать, общественные круги в России, культурные, так сказать, центры обеспокоены некоторым экстремизмом повышенным, который, в общем, бушует, не дает нам жить, и очень... тревожит... многих из нас. И угроза такого фашистского какого-то возрождения, в самых отвратительных качествах. И, вообще, экстремизм. Вот эта опасность – она будет как-то преодолена?.. Вот эта опасность – она, действительно, очень серьезна или мы преувеличиваем?

- Это... действительно, опасность, но, я думаю, этот период достаточно быстро будет пройден. Вот представим ситуацию. Когда человек… попадает в лес. У него есть три ступени выхода из ситуации. Первая – самая примитивная, самая костоломная. Это ненависть к тем, кто его в лес послал, из-за кого он пошел. «Вот все мерзавцы и негодяи, из-за которых...», – он ищет виноватых. Потом он становится мудрее. И он понимает, что люди не виноваты. И он начинает во всем винить себя. Он ненавидит и презирает себя: «Какой же я идиот, зачем я это сделал?» А потом он еще становится более совершенным, и он понимает: виноватых нет, нужно искать дорогу.

Так вот, мы очень долго искали виноватых. Вот это желание найти виновного – вот тот виноват или этот – мы этим слишком долго были пропитаны. Вот эта отрыжка дает сейчас такие вспышки. Но это время уже, в принципе, проходит. Потом будет какой-то момент осознания, что наше неправильное мировоззрение ко всему этому привело. И потом будет период выхода. Ведь в основе любого действия лежит идея. В основе большевизма лежала идея: «Вот я у того отберу – и я буду счастлив». И отбирали все семьдесят лет. И эта идея себя исчерпала. И идея найти виновного среди других и все свалить на другого – она тоже, в принципе, себя исчерпала. И, судя по всему, Россия готова к тому, чтобы не искать виновных, а почувствовать, что формирование нового мировоззрения, новых отношений – это единственное, что может спасти не только ее, но и мир.

И, кстати, здесь очень интересная ситуация. Единственная страна в мире, судя по всему, которая не может выжить без идеологии, – это Россия. Она к ней привыкла. Так вот, западной стране – любой – идеология не нужна. Там уже все сформировалось, они живут нормально. Россия к идеологии привыкла. Одну идеологию отобрали... Она, вернее, развалилась сама, – коммунизм. Вторая идеология, религиозная, – не привилась. Значит, зияющая пустота. Именно поэтому такой развал в экономике. Но если эта пустота заполнится каким-то новым пониманием, то будет мощнейший рывок и в культуре, и в экономике, и во всем том, что будет работать на спасение мира.

- А что такое, по-вашему, новое понимание? Это возрождение чисто православных, христианских ценностей или это еще что-то такое, что хорошо бы сформулировать?

- В одну и ту же реку нельзя войти дважды. Поэтому, когда люди пытаются полностью восстановить систему индийской философии и реализоваться в ней, они попадают в психиатрическую клинику часто. То же самое: полное обновление религии, попытка ее очистить и подать в каком-то рафинированном виде – это... бесперспективно.

Вся идеология новая (это просто научно можно объяснить) – это соединение того, что раньше было несоединимо. Это философия идеализма и материализма, это соединение науки и религии. Т.е. религий, как мы их сейчас представляем, уже не будет. Они будут вымирать. Религии будут превращаться в науку. Религия должна стать наукой. Т.е. фанатизма быть не может. Это называется – осмысленное устремление к Творцу. Т.е. ученый и теолог сольются в одном лице. В принципе, те исследования, которые я провожу, и те пограничные слои поля, в которые я вошел, – там идеализм и материализм – это явления одного порядка. И это вот понимание того, что я могу быть и верующим и атеистом одновременно, – это и есть новое мышление и новое представление о мире.

И именно эта тенденция в христианстве и была: «Богу – Богово, кесарю – кесарево». Умей любить Землю, но Бога поставь выше. Т.е. мы сейчас приходим к тому, что идет переосмысление всего того колоссального опыта, который накопили религии, и создание новой философии, в которой не будет уже вот этой борьбы идеализма и материализма. Эта философия поднимется над ними. Поднимется над наукой и религией.

Этика... Ведь что такое этика? Мы говорим о том, что наука и этика несоединимы. Это приводит к уничтожению человечества. Я эти примеры вижу каждый день. Мне приходится диагностировать не только людей. Значит, наука должна соединиться с этикой. Но этика всегда рождалась религией. Потому что этика – это видение будущего. Видение на тонких полевых уровнях. Так вот, когда наука и религия сольются, сольются этика и наука, одновременно. Вот это и есть возможность выживания человечества. Потому что это будет не просто механическое их слияние, но это будет формирование новой философии.

- Я даже не смею с вами спорить, мне просто жалко, когда вы говорите, что религия отомрет в том виде, в котором она сейчас существует. Но многим православным людям к которым я себя тоже причисляю жаль, и... той истории... Вернее, не жаль, а она бесконечно дорога и прекрасна. То восхождение Византии к русскому, особому пути… И, вообще, а что такое «русский путь»? Что такое «русская идея»? Мы об этом часто слышим, часто говорим, часто задумываемся. Мучительно задумываемся. Как бы вы ответили?.. Мне было бы очень интересно…

- Насчет религии. Когда я сказал «отомрет», – это может вызвать ощущения болезненные. Скажем так: религия качественно изменится. Она примет научный взгляд.

Относительно России… Ко мне приходят пациенты, я их называю «американцами». Я объясняю человеку: вы можете в этой жизни о деньгах очень не думать, и о положении в обществе. Вы жили в Америке. Вы так этим пропитались, что в этой жизни вам нужно спокойнее к этому относиться. Человек, проживший в Соединенных Штатах одну или две жизни, там уже не жилец. И он должен прийти в себя. Он должен родиться либо в Индии, либо в России. Так вот, я заметил поразительную ситуацию. Нет народа лучше или хуже. Америка – это мышцы человечества. Восток – это его духовность. Мысли, интеллект – это Европа, это Россия.

Но у России здесь есть еще один специфический момент. Идет постоянный кармический обмен. Те, кто жили в Индии, рождаются в Америке. Идет постоянная маятниковая система. Так вот, есть два полюса. Это Запад и Восток. И эти два полюса были несоединимы. Как Киплинг говорил: соединить их невозможно. Но если противоположности невозможно соединить, они, в конечном счете, погибнут. Должно быть третье звено, в котором есть и то, и другое. Это третье звено, по мере того как они готовятся вот к этому диалектическому соединению, должно вести себя все активнее. И в этом плане роль России, в которой всегда сочетались эти две противоположные тенденции – желание жить идеей, духом и одновременно стремление к европейской цивилизации – вот это постоянное соотношение... В принципе, социализм и коммунизм – это то же самое, попытка соединить идеализм и материализм. Коммунизм – это не новая религия. Это философская система, одна из попыток соединить идеализм и материализм. И в этом плане она дала очень много для выживания человечества. И вот в этом плане Россия – единственная страна в мире, судя просто по научным исследованиям, у которой есть возможность сейчас и есть накопленный потенциал, для того чтобы два совершенно противоположных метода мышления соединить. Идеалистическое мировоззрение и материалистическое. И, в принципе, это уже в России проявляется. Т.е. сейчас Россия рождает в муках новое мышление завтрашнего человечества.

- Сергей Николаевич, вот еще один вопрос. Все-таки, значит, мы, люди православного воспитания или самовоспитания… В отношении кармы. Почему православная церковь обходит стороной этот вопрос? Кармический вопрос. Кармическую проблему. И проблему вот этих самых воплощений: моя прошлая жизнь, моя будущая жизнь, инкарнации, как они называются. Как это совместить с нашими, так сказать, ценностями православной религии?

- Представим себе, человек живет на девятом этаже, – многоэтажный дом. И он видит абсолютно все, что творится на всех этажах. Ему нужно комнату убирать, но ему не до этого. Он дезориентирован. Ему нужно выключить видение, он увидит только свою комнату, – он наводит в ней порядок.

Вот взяли ребенка за руку и говорят: «Вот это тебе рано. Ты еще не созрел. А вот созреешь, – ты это получишь». Вот так же человечество. В тот период, когда рождалось христианство, человечество не созрело до понимания, что эту жизнь нужно ценить и любить и, одновременно, есть еще другие. Значит, тогда шел выбор: либо эта жизнь, либо другие. Вот представьте, актер выходит на сцену и начинает думать о том, что у него дома… где сковорода и т.д. Он сыграть не сможет. Потому что на какое-то время он должен все забыть и внешне ориентироваться на то, что происходит на сцене… А если человек начинает думать на сцене постоянно: «Кстати, ребята, там со сковородкой у меня проблемы», то искусства не будет. Поэтому христианство должно было закрыть тему об инкарнациях, – до тех пор, пока уровень человечества не поднялся, скажем, до той грани, где я могу... любить эту жизнь, не дезертировать, не уходить из нее, зная, что я еще буду рождаться. И одновременно понимать, что эта жизнь – не единственное, так сказать, звено в той цепочке, где я развиваюсь…

Ведь понятие об инкарнациях – это наука. А все наши православные представления – это религия. Когда я говорю о соединении науки и религии, это, в том числе, исследования биоэнергетические. Вот мой комплекс информационный – он постоянно развивается, он входит в другие миры, он возвращается, он реализуется. Это факт. Если бы я полемизировал с православием, что вот я считаю, что есть инкарнации, то это было бы одно. А я, как ученый... Инкарнации работают. Я это проверяю на пациентах, – система работает. Значит, это факт. Относиться к нему можно как угодно, но это факт, и его никуда не деть. Вот и все.

- Сергей Николаевич, вы замечательно то, что называется, считываете информацию, и иногда, я так понимаю, дар предвидения вас не подводит, и вы ощущаете то, что произойдет в ближайшее время. Такие случаи с вами бывали? Не случаи, а, может быть, это и закономерность.

- Я себе специально закрывал это видение, потому что, если есть абсолютное видение, тогда не надо думать. Т.е. слишком большое подключение – оно может привести к деградации сознания. Вот почему, говорят, у нас был «третий глаз», а потом он закрылся. Если бы он остался открытым, мое сознание бы деградировало. Поэтому я себе запрещаю видение в классическом варианте ясновидения – в деталях, фактах. Но вот ощущение, скажем, сканирование будущего, лет на пять – на десять, у меня всегда было, и оно подтверждалось. И именно поэтому я оптимист. Потому что, как выяснилось, согласно моим исследованиям, человек живет одновременно в трех точках времени. Вот здесь… одна точка сканирует ближайшее будущее… и третья точка сканирует в очень большом промежутке будущее. И тот, у кого это достаточно хорошо развито, этот человек всегда будет оптимистом.

- Это прекрасно. Сейчас очень много споров про телевидение. Может, вы бы сделали исключение из своих правил и спрогнозировали бы? Что будет, вообще, с первым каналом нашего телевидения? Если вы не хотите про первый канал, просто с нашей передачей «Серпантин». Что будет с «НТВ», что будет с российским телевизионным каналом?

- Сейчас посмотрим, в чем дело. Значит, ситуация следующая. Проблемы у человека возникают тогда, когда его душа слишком тесно прилипает к Земле. Его от Земли нужно отодрать. Его отдирают несчастьями, травмами, болезнями, и смертью. Значит, вот смотрим первый канал.

- Очень прилипли они, да?

- Прилип к деньгам. Очень сильно. Значит, проблемы могут быть. Т.е. ориентация к благополучной судьбе и гордыня, – это осуждение, презрение к другим. Вот эти точки мешают ему развиваться. Дальше. Все Останкинское телевидение давайте посмотрим.

- Давайте посмотрим.

- Значит, что оно делает… Здесь, в общем плане – получше. Какие-то моменты есть презрения к людям из-за благополучия. Но, в общем плане, гармония присутствует.

Теперь смотрим передачу «Серпантин». Какие-то претензии к другим присутствуют. Это ей может помешать. Т.е. это обиды на тех людей, которые вредят передаче. Ведь какая ситуация. Любое событие определяется кармой Вселенной. Богом. Значит, любая ситуация, которая ко мне идет, – это новая информация. И насколько я ее готов принять, настолько я очищаюсь и мне позволено будет выжить. Поэтому умение внутри принять травмирующую ситуацию, а снаружи с ней бороться – это умение не только быть здоровым и счастливым, но и умение гармонично развиваться в будущем.

Какие главные проблемы сейчас, скажем так, у многих каналов? Вот это излишнее увлечение деньгами, коммерцией и ослабление духовности – оно может дать определенные проблемы. Сейчас многие говорят о том, что нужен какой-то отдельный канал, чтобы просто спасти духовность. Ведь, с определенной точки, получается парадокс. У нас колоссальная духовность, а мы не можем в России создать каналы, посвященные духовности. Идут низкопробные везде передачи, какие-то фильмы, и человек не может реализовать тот колоссальный потенциал, который у него есть. В этом плане телевидение имеет огромное, конечно, значение. Если это будет реализовано, то это очередной шаг к спасению не только России, но и человечества. Потому что сформировать новую идеологию Россия не сможет, если она не будет думать о том, что все-таки духовное должно быть сначала, а деньги и все остальное – потом.

- Да, но, к сожалению, деньги дают возможность телевидению существовать. Вот здесь очень сложная проблема. Без материальной, финансовой поддержки сыпятся передачи, сыпется электронное изображение.

- Абсолютно верно. Но, понимаете… Ко мне приходит человек и говорит: «Вот у меня нет денег». Я говорю: «Вы слишком зацеплены за деньги», – то, что я в «Бумеранге» говорил. Он говорит: «Так у меня их нет, поэтому я зацеплен». Я говорю: «У вас их нет, потому что вы зацеплены». Умение стремиться к деньгам, но не абсолютизировать их, – оно позволяет выжить в любой ситуации. И ориентация все-таки при любых материальных трудностях... Деньги необходимы, но... Ведь, смотрите, существовали меценаты раньше, которые давали деньги... Видели: «Вот этот человек духовный, ему нужно помочь». …Дух нужно поддержать... А если духа нет и человек кричит: «Мне нужны деньги, потому что я не выживу», – а зачем ему помогать? Он сам пускай их зарабатывает. Т.е. какой-то элемент поддержки слабого, духовного... он всегда существовал, и, я думаю, он сейчас будет весьма быстро развиваться.

- Сергей Николаевич, «Серпантину» надо спокойнее относиться к травмирующим ситуациям, не копить в себе злобу, обиду, быть великодушнее, щедрей, и все наши проблемы в связи с этим, они как-то, так сказать, поколеблются?

- Ну, если не все, то многие. Ведь у нас какое было всегда мировоззрение? Вот экономика, вот она дает деньги – и появляется культура. Но, на самом деле, всегда было наоборот. Появлялась какая-то идеология, какой-то культурный, духовный пласт, и только когда он был, могла сверху формироваться экономика. Все эти изобретения, машины и т.д. могли появиться только на базе... духовного мощного ядра. Без этого невозможно все остальное.

- Все понятно. Ну а в целом ситуация с телевидением все-таки у вас тоже вызывает определенный оптимизм, судя по вашим...

- Да, как ни странно; я ожидал большего…

- Худшего?

- Да, большего в плане худшего. Но, в принципе, Останкинское телевидение достаточно сбалансировано. Я удивлен, но это так.

- Ну что же, это прекрасно.

- Прекрасно.

- Прекрасно. Спасибо вам большое за эту очень интересную беседу. Необычную. Я понимаю, что очень многие отнесутся к этому, вероятно, скептически. Я тоже...

- Ну и правильно.

- И правильно. Да. Я тоже... не очень... С большой радостью и доверием открывал вашу книгу, но когда прочел и сейчас побеседовал, я убедился, что вам дано свыше… некая возможность и некое право сообщать нам информацию, которая от нас закрыта.

- При пятнадцатичасовой работе и постоянном самоконтроле.

- Только так?

- Да. Как минимум.

- Ну, пожелаю вам...

- Но все-таки информацию дают. Спасибо большое.

- Спасибо большое.

(Редакторская интернет-версия от 21.08.2011)

Разместил(а): Администратор 06/10/1994 в 20:00

• Телевидение 
• (0) комментариев  • (2122) просмотров  • постоянная ссылка
печать | печать комментариев

Комментарии

Чтобы размещать комментарии, вам нужно зарегистрироваться